Великое отступление 1915 года, проблемы, связанные с пополнением Действующей армии и снабжением ее оружием, не позволили русскому командованию заблаговременно приступить к планированию операций на 1916 год. Сначала следовало укрепить Действующую армию. И только 22 марта начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал  Алексеев М.В. доложил императору Николаю II, что существует значительная опасность удара противника по войскам Юго-Западного фронта ввиду незначительности перевеса русских в живой силе на этом направлении.

В связи с этим генерал Алексеев предложил сосредоточить стратегические резервы Ставки севернее Полесья таким образом, чтобы их можно было быстро перекинуть и на Юго-Западный фронт. Установление позиционного фронта на востоке глубокой осенью 1916 года и начало немцами Верденской операции во Франции позволили Ставке Верховного Главнокомандования создать к весне 1916 года стратегический резерв, исчисляемый в почти тридцать процентов всех вооруженных сил Российской империи (Свечин А.А. «Стратегия», М., 2003, с. 554).

Теперь следовало максимально выгодно распорядиться своими войсками, чтобы крушить противника, подобно тому, как в предшествовавшем 1915 году австро-германцы гнали на восток измотанные отсутствием техники и боеприпасов русские армии. Начальником штаба Верховного Главнокомандующего были учтены имеющаяся группировка сил, возможности отечественного транспорта и общеполитическая обстановка, связанная с межсоюзническими обязательствами.

Траншеи русской пехоты в лесном массиве

Траншеи русской пехоты в лесном массиве

Дело в том, что в конце 1915 года на межсоюзнической конференции в Шантильи, было установлено, что в кампании 1916 года союзники будут наступать одновременно на всех фронтах: и во Франции, и в Италии, и в России. Такой подход означал, что силы врага будут скованны повсюду, и он не сможет воспользоваться перебросками войск с одного фронта на другой.

Соответственно, англо-французы потребовали от русской стороны, чтобы главный удар на Восточном фронте был перенесен севернее Полесья, против германцев. Возражения русских, сознававших, что успех в большей мере гарантирован в противоборстве с австрийцами, были отметены, и потому русская Ставка, так или иначе, принуждалась к сосредоточению максимума сил и средств на Западном фронте, занимавшем центральное положение и расположенном против германских вооруженных сил.

Великий князь Георгий Михайлович награждает отличившихся Георгиевскими крестами

Великий князь Георгий Михайлович награждает отличившихся Георгиевскими крестами

По данным на 16 марта, силы противника на Русском (Восточном) фронте исчислялись в 1 061 000 человек, из коих шестьсот двадцать тысяч штыков и сабель располагались севернее Полесья. От Пинска до Немана оборонялась группа принца Леопольда Баварского: 9-я германская армия с придачей венгерских частей. В Литве и Восточной Пруссии находились три армии генерала П. фон Гинденбурга. Это были немцы, на нескольких участках «разбавленные» австрийцами. Южнее же Полесья стояли три австрийские армии эрцгерцога Фридриха, усиленные германской армией генерала А. фон Линзингена, расположившейся на стыке австрийского и германского фронтов.

Парад по случаю награждения Георгиевскими крестами

Парад по случаю награждения Георгиевскими крестами

Русская Действующая армия к весне 1916 года насчитывала в своем боевом составе 1 732 000 штыков и шашек в составе трех фронтов, в том числе — 1 220 000 севернее Полесья. Всего же на фронте, то есть вместе с тыловыми войсками, людьми общественных организаций, железнодорожниками, рабочими и т.п., находилось до семи миллионов человек. Русские расположились на 1200-километровом фронте от Рижского залива до русско-румынской границы в следующем порядке:
— Северный фронт генерала Куропаткина А.Н. (назначен 6 февраля вместо генерала  Рузского Н.В.) — 466 000 человек;
— Западный фронт генерала Эверта А.Е. — 754 000 человек;
— Юго-Западный фронт генерала Брусилова А.А. (назначен 17 марта вместо генерала Иванова Н.И.) — 512 000 человек.

Делая выводы в отношении стратегического планирования предстоящей летней кампании. Алексеев М.В. указал, что «к решительному наступлению без особых перемещений мы способны только на театре севернее Полесья, где нами достигнут двойной перевес в силах». Этот доклад начальника штаба Ставки на имя Верховного Главнокомандующего императора Николая II лег в основу предварительных соображений по планированию операций на лето-осень 1916 года.

Соотношение сил противоборствующих коалиций — Антанты и Центрального блока — к началу 1916 года изменилось, хотя пока еще и не самым решающим образом. С одной стороны, в 1915 году союзником Германии стала Болгария, что позволило австро-германцам разгромить и оккупировать Сербию; тяжелые поражения были нанесены русским; турки сумели отразить попытку англо-французов пробиться к Стамбулу в ходе Дарданелльской операции. С другой стороны, в стан Антанты вступила Италия, сразу же оттянувшая на себя не менее трети австрийских армий; Российская империя не была выведена из войны; французы сумели укрепить свою артиллерию; англичане создали сильную сухопутную армию (сорок дивизий добровольцев).

Поэтому немцы и их союзники были вынуждены перейти к стратегической обороне на всех фронтах, ибо их сил уже не хватало. Однако германское командование не желало отказываться от мысли разгрома Франции, и в германском Генеральном штабе была разработана операция на удар по тому пункту, который французы будут вынуждены так ли иначе защищать. Этим пунктом стала крепость Верден, давшая наименование печально знаменитой по своим кровавым результатам «верденской мясорубке».

В феврале 1916 года, не желая терять инициативы действий в предстоящей кампании, немцы начали наступление на Верден, чтобы пробиться к Парижу с восточного направления. Помимо прочего, согласно планам германского командования, в этом районе немцы намеревались «перемолоть» резервы союзников. Подразумевалось, что при германском превосходстве в технике англо-французы понесут невосполнимые потери, число коих существенно превысит вероятные потери самих немцев. Следствием такого обескровливания противника должно было стать вынужденное намерение держав Антанты перейти от боевых действий к переговорному процессу на германских условиях.

Удар немцев был неожиданным, а вдобавок германцы располагали здесь существенным превосходством в тяжелой артиллерии. Откатывавшиеся под германскими ударами союзники потребовали помощи от России. 18 февраля 1916 года представитель французского командования в русской Ставке генерал По передал Алексееву М.В. письмо генерала Жоффра с просьбой об оказании помощи. Положение французов под Верденом было критическим, но генерал Ж. Жоффр не терял уверенности в своих силах, поэтому главной его просьбой стояло не допустить перебросок германских войск с Восточного фронта под Верден.

Следуя договоренностям, 3 марта русская Ставка отдала директиву о наступлении севернее Полесья во имя помощи союзникам, вступившим в битву за Верден. Русские фронты должны были наступать по сходящимся направлениям: Северный фронт наносил удар 5-й армией из района Якобштадта на Поневеж; Западный фронт наступал на Вилькомир. В качестве ударной группы на Западом фронте предназначалась 2-я армия генерала Смирнова В.В. Генерал Алексеев полагал возможным одним ударом в направлении на Ковно отрезать германское северное крыло и отбросить его за Неман.

Неподготовленное наступление, предпринятое по настоянию союзников, началось 5 марта. После артиллерийской подготовки войска бросились в прорыв. Успех обозначился только на левом фланге, южнее озера Нарочь, где корпуса группы генерала Балуева вклинились в оборону противника на глубину в два километра. Тем не менее, немцам пришлось перебросить из Франции две пехотные дивизии, которые контрударом и выбили части 5-й армии на ранее занимаемые позиции. На Северном фронте, после произведенной всеми армиями артиллерийской подготовки, наступление частей 5-й армии также захлебнулось.

Только через десять дней, 15 марта, операция была прекращена. Русские потеряли до девяноста тысяч человек, в том числе двадцать тысяч — убитыми. 10-я германская армия потеряла в девять раз меньше. Всего же потери армий Западного фронта составили до девяноста тысяч человек; армий Северного фронта — около шестидесяти тысяч.

Эти 150 000 человек в одной операции — жертва русских для облегчения положения своих союзников под Верденом, в 1915 году фактически не пошевеливших и пальцем в наиболее тяжелые для русских войск летние месяцы Великого отступления (французы начали наступление только в сентябре, когда германское наступление на востоке уже выдохлось).

Немцы действительно приостановили свои атаки на Верден на две недели, что позволило французам подтянуть в атакуемый район подкрепления и тяжелую артиллерию. Правда, после войны французы старались не вспоминать о русской помощи.

Из книги М.В. Оськин «История Первой мировой войны», М., «Вече», 2014 г., с. 154-157.