25 июня

Ставка Главного Командования приказала отвести войска 3 и 10-й армий Западного фронта на линию Лида, Слоним. Пинск. В районе Брянска была сформирована Группа армий резерва Ставки на положении фронта, под командованием маршала Буденного С.М.

Войска Северо-Западного фронта продолжали тяжелые оборо­нительные бои на двинском и шяуляйском направлениях. Части 11-й армии нанесли контрудар в направлении Каунаса, но он не имел успеха. 56-й моторизованный немецкий кор­пус, развивая наступление на двинском направлении, фор­сировал р. Вилия в районе Ионавы.

Войска Западного фронта продолжали ожесточенные боевые действия в районе севернее Лида, юго-восточнее Гродно, в районах Белостока, Слонима, Бараиовичей. 3 и 2-я танковые группы против­ника глубоко охватили  фланги  войск фронта.  Создалась реальная угроза выхода немецко-фашистских войск с северо-запада и юго-запада к Минску. К исходу дня противник занял города и районные центры: Молодечно, Радошковичи, Сморгонь, Красное, Ораны, Острына и др.

Войска Юго-Западного фронта продолжали тяжелые бои с на­ступающим противником. В полосе этого фронта противнику удалось продвинуться на 70-90 км. Немецкие войска прорвались к району Дубно, Ровно. Войска Юго-Западного фронта оставили г. Дубно.

100-я дивизия встала на пути танкового механизированного клина немцев, который устремился к Минску. Ее командир генерал-майор Иван Руссиянов вспоминал: «Наша дивизия была хорошо обучена, имела боевой опыт финской кампании… Однако сразу же встали перед нами трудности.., чем бить танки? В первые дни войны не было еще ни бутылок зажигательных, ни гранат противотанковых. Если вы служили до войны, то, наверное, помните, имелись в некоторых наших частях стеклянные фляги в чехле… Стали мы их наполнять бензином, а в горлышко фитиль из пакли затыкали. Вот такое «сооружение» надо было поджечь спичкой, прежде чем бросить на моторную часть танка… Всего за 3 дня, с 26 по 28 июня, мы сожгли более 100 танков».

Военно-воздушные силы Северного фронта, Краснознаменного Балтийского и Северного флотов в составе 263 бомбардировщиков и 224 истребителей подвергли ударам 19 аэродромов противника на тер­ритории Финляндии.

Трактористки Раменской МТС, Московской области, обрати­лись ко всем колхозницам Советского Союза с призывом взяться за овладение техникой вождения тракторов, комбайнов, автомашин, чтобы заменить отцов, мужей и братьев, призванных на защиту Отечества.

26 июня

Президиум ВС СССР принял Указ «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время». Для выполнения производственных заданий теперь руководителям предприятий предоставлялось право устанавливать для всех или части ра­бочих и служащих обязательные сверхурочные работы продолжитель­ностью от одного до трех часов. Одновременно были отменены очередные и дополнительные отпуска с заменой их денежной компенсацией. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О порядке назначения и выплаты пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава в военное время». Пособие выпла­чивалось ежемесячно в сумме от 100 до 250 руб., в зависимости от количества нетрудоспособных и трудоспособных членов семьи.

В полосе Северо-Западного фронта утром противник овладел Даугавпилсом, затем наши части  выбили немцев из города, но к концу дня противник вновь овладел Даугавпилсом. Началась героическая оборона ВМБ КБФ на полуострове Ханко. Которая закончилась только  2 декабря 1941 г.

Войска Западного фронта вели тяжелые оборонительные бои северо-западнее Минска, в районе Барановичи, на слуцком направле­нии, в окружении между реками Нарев, Неман, Щара и частями выхо­дили из окружения. Танковые  немецкие группировки  продолжали прорываться со стороны Молодечно на Минск и по Слуцкому шоссе. В течение дня в полосе фронта противник прорвал Слуцкий укреп­ленный район, занял города и поселки Раков, Заславль, Стрына, Коссово, Иванцевичи, Дрогичин, Слоним и др.

В Октябрьском   районе Полесской области  БССР  организо­вался один из первых партизанских отрядов, получивший наименова­ние «Красный Октябрь». Отряд возглавили секретарь Октябрьского РК КП(б) Белоруссии Бумажков Т.П. и уполномоченный Наркомата заготовок по Октябрьскому району Павловский Ф.И.

Части Пограничных войск НКВД и Красной Армии, при поддержке 4-го Черноморского отряда пограничных судов и Дунайской флотилии, форсировали Дунай и вступили на территорию Королевства Румынии.

Эскадрилья  207-го  дальнебомбардировочного   авиаполка  42-й авиадивизии Западного фронта под командованием капитана Гастелло Н.Ф. бомбила механизированную колонну врага на дороге Молодечно — Радошковичи. Противнику удалось поджечь бомбар­дировщик Гастелло. Капитан Гастелло направил горящий самолет в скопление бензоцистерн и автомашин противника, где самолет взо­рвался, нанеся врагу большой урон. Гастелло Н.Ф. и его экипаж в со­ставе Бурденюка А.А., Скоробогатого Г.Н. и Калинина А.А. по­гибли…

26 июня 2010 г.

Моё прибывание в больнице затянулось. На улице с каждым днём становится всё теплее, а временами просто жарко. Эти строки я пишу по воспоминаниям, поэтому прекрасно знаю, что нас ожидает впереди: очень жаркое лето, духота, смог, пожары и плохое самочувствие. Но пока ни о чём таком и нет речи.

Однако толстые больничные стены уже хорошо прогрелись и находиться в палатах больным стало тяжело. Вечером, когда врачи и медсёстры отправились домой, я выхожу подышать свежим воздухом на улицу. Рядом с больницей есть маленький зелёный оазис — сквер, где уже собралось большое число больных из разных отделений: кто-то прогуливается, а кто-то блаженствует на лавочке.

Прогуливаясь этим вечером по дорожкам сквера, я познакомилась с пожилой женщиной, худенькой, невысокого роста. Я её заметила ещё в отделении, но познакомиться с ней постеснялась. На улице, увидев «родное» лицо, она сама подошла ко мне.

Воробьёва Ольга Степановна, 1927 г. рождения, 83-летняя москвичка. Во время Великой Отечественной работала на заводе «Динамо», который как и многие другие, выпускал военную продукцию. Ольга Степановна напомнила мне мою маму, они и по возрасту одногодки, пятнадцатилетними девочками начали трудовую жизнь. Но записать воспоминания Ольги Степановны я так и не смогла. Память её оказалась не такой светлой, как у Александры Павловны, да и плакала она постоянно, видно тяжело ей вспоминать о войне… Великая Отечественная снова напоминает о себе…