С середины XI века половцы не единожды совершали военные походы на Русь, активно участвовали в междоусобной борьбе русских князей. Но к концу XII — началу XIII века натиск по­ловцев на русские земли ослабел. Многие половецкие ханы породнились с рус­скими князьями, ассимиляция захватывала и более ши­рокие сословия. Между половецкими ханами шла своя усобица. Русские приглашали половцев для нападений на соседние княжества, половецкие ханы в своих междоусобных битвах звали на подмогу князей.

Дружинников отличала удаль, смелость, умение владеть ору­жием. Каждый из них был витязем, необоримым в поединке с половцем, да и не с одним. Дружинники были отлично вооружены. Меч, топор, копье, лук, кольчуга и дощатые доспехи, конь в броне. Победы князей над половцами одерживались только огромным, многократным численным превосходством. Весь пафос «Слова о полку Игоре» к тому и сводится, что поражение потерпел князь одиночка и, если бы к нему пришли на подмогу другие князья, половцам победы не одержать. Так оно и было, когда Владимир Мономах поднимал на половцев соединенные силы княжеских дружин.

Но никогда половецкие орды, даже в самом начале нашествия на Русь, не обладали таким потенциалом, как войско Чингисхана, никогда они не были связаны столь жестокой военной дисциплиной, и тактика их резко отличалась от тактики монголо-татар. Быстрый наскок, осыпь стрелами и бегство, если встречали отпор закованных в железо дружинников. Половцы дальше изматывания русских дружин осыпью стрел и наскоков не шли. Так же примерно действовали и пече­неги, так скифы остановили продвижение войск Алек­сандра Македонского.

Чингисхан

Чингисхан

Но враг на этот раз был иным, иной была его выучка, иной была и тактика. И простого соединения княжеских дружин для отпора сильнейшему противнику было явно мало. Вчерашние вра­ги, вчерашние супротивники на поле боя должны были собраться в полки, подчиненные единой воле, забыв все распри, обиды и пролитую кровь. И даже если бы такое единение было достигнуто, нужно было время, чтобы научиться взаимодействию в бою очень разным по подготовке, по тактике боевым единицам. Такому вой­ску нужен был и единовластный полководец, признан­ный не только вождями дружин, но и всей массой дружинников из разных земель.

Надо учитывать, что средневековый бой до изобретения порохового оружия имел свои законы. Обычный численный пере­вес в средневековом конном бою ничего не давал. Ты­сяча норманнов, если верить французским хроникам, изрубила, как стадо баранов, 40-тысячное ополче­ние французских крестьян. Побеждал тот, кто был смелее, кто искуснее владел холодным оружием, кто привык сражаться в группе плечом к плечу. Числен­ный перевес начинал влиять, когда он соотносился один к десяти, а то и более.

Декоративная маска на фасаде дворца в Каракоруме, XIII в.

Декоративная маска на фасаде дворца в Каракоруме, XIII в.

Во всяком случае, воин, про­фессионально владеющий мечом, свободно сопротив­лялся, а то и мог разогнать десяток вооруженных не­профессионалов. Каждый его удар был неотразим, он же мог отражать удары, тотчас нанося ответные. Битвы между княжескими дружинами, профессионалов с профессионалами, сводились к большому числу по­единков, в которых соблюдались рыцарские правила боя, ибо дружинник  младший и старший сегодня служил под стягом, скажем, черниговского князя, а завтра переходил к князю киевскому, или, наоборот, князь уходил на княжение в другую волость, а дру­жинник оставался в том княжестве, где владел землей.

Чингисхан и его полководцы владели тактикой из­матывания, имели и легковооруженную конницу для наскоков, и тяжеловооруженных всадников для встреч­ного боя. Войско Чингисхана делилось на три вида вооруженных сил: легковооруженные конники, тяже­ловооруженная конница, воины, обслуживающие осад­ные орудия.

Задачей легковооруженного воина было завязать бой, осыпать противника стрелами. Обычно из легко­вооруженных всадников формировались авангарды. Воины авангарда имели на вооружении по два лука и по два колчана стрел. Лук для дальней стрельбы лег­кими стрелами, для стрельбы по воинам в доспехах, лук с тяжелыми стрелами с закаленными наконечни­ками. В каждом колчане не менее тридцати стрел, да еще тридцать железных наконечников в запасе.

Русские земли в начале XIII в.

Русские земли в начале XIII в.

Все воины авангарда и других подразделений имели кри­вой меч, боевой топор, кожаные доспехи и арканы. Авангард выдвигал вперед летучие отряды. Они вели разведку, внезапно наезжали на противника, осыпая его стрелами. Воины этих отрядов копий не имели, ибо те могли выдать их присутствие в высокой степной тра­ве. Воины главных сил авангарда были вооружены и легкими копьями.

За авангардом следовали правое и левое крылья войска. Они тоже имели свои авангарды. Строились правые и левые крылья обычно в несколько линий. Последние линии, как правило, состояли из воинов тяжеловооруженных. Тяжеловооруженный всадник имел два лука: для дальнобойной стрельбы и для стрельбы на короткую дистанцию. Два колчана стрел, запасные наконечники, два меча — кривой и прямой, длинное копье, боевой топор, кольчугу, железный шлем, иногда и пластинча­тые доспехи, кожаные доспехи для коня.

Оба крыла, правое и левое, стягивались сзади глав­ными силами войска, тяжеловооруженными всадниками и ханской гвардией. Таким образом, получалось что-то похожее на полумесяц с тяжелым непробойным полукружьем у основания и с легким полукружьем впереди.

Авангард завязывал бой. В его задачу входило осыпать противника стрелами, изранить коней, расстрой плотный строй и обратиться в бегство. Противник, полагая, что одерживает верх, пускался в преследование и как бы проваливался в пустоту. Правое и левое крылья смыкались, и в полном окружении противник уничтожался. Этот строй Чингисхан заимствовал из порядка облавных степных охот на диких зверей.

Если противник был достаточно силен и не поддавался заманиванию авангарда, не терял строя, в атаку переходили левое и правое крылья. Левое крыло вело бой на дистанции, осыпая противника стрелами, про­буя его прочность короткими рукопашными схватками. Правое крыло считалось крылом атаки, крылом глав­ного удара. Оно начинало действовать, когда левое выпустило на противника сотни тысяч стрел.

В задачу правого крыла входило обойти или прорвать центр противника, подрубить его знамя, схватить или убить военачальника. Лишь только центр противника оказы­вался прорванным, в бой вступали главные силы.

Ставка хана обычно располагалась за спиной глав­ных сил. Ни о каких заездах хана в ряды противника во время боя и помыслить было нельзя. Даже темник и тот не считал особой доблестью сражаться в рядах воинов, его задача сводилась к организации боя. Да и тысячники редко принимали непосредственное уча­стие в битве.

Полководцы Чингисхана действовали по неиз­менной схеме: разделяй и бей поодиночке. Эта такти­ка оставалась неизменной на столетия, никогда они не забывали применить этот маневр. Многие их противни­ки были обмануты таким образом. Русских князей на этот счет просветили половцы, которых точно так же провели перед схваткой монголо-татар с аланами.

Разгром русско-половецкого войска на Калке в 1223 г.

Разгром русско-половецкого войска на Калке в 1223 г.

К примеру, русские князья в сражении на р. Калке были совершенно незнакомы с монголо-татарской тактикой. Налет авангарда они восприняли как начало боя, а его отступление расценили как бегство противника, как свой успех. Восемь дней двигалось войско степью в постоянных стычках с летучими отрядами противника. И казалось русским князьям и воеводам, что неведомые пришельцы бегут, устрашившись русской силы. Так от одной успешной схватки до другой, теряя по дороге убитых, раненых, запаленных лошадей и просто изнемогших от жары, на восьмой день вышли на берег Калки. Здесь пришельцы еще раз ввязались в бой с русскими дружинами и перебежали на другой берег.

Знаменитый путешественник Марко Поло, побывавший в сердце империи Чингисхана, писал о сотнях тысяч воинов, ко­торыми располагали монгольские военачальники. Од­нако передвижения столь огромных масс были не так-то просты, даже при крайней нетребовательности мон­гольских воинов. Каждый монгольский воин должен был иметь не менее трех заводных лошадей. Наказ Чингисхана требовал при каждом воине иметь пять лошадей.

Передвижение войска в 300 тысяч воинов, с миллионом голов лошадей, с повозками для оружия, с юртами и стадами для продовольствия войска создавало немало проблем. Очень сомнительно, чтобы Марко Поло и другие европейские путешественники, посещавшие им­перию Чингисхана, видели такое войско в походе. Им пришлось бы потратить много дней, чтобы на лошади объехать эту громаду. Писалось все со слов монголь­ских чиновников…