Ордынское (монголо-татарское) иго — иносказательно «ярмо», «бремя»система полити­ческой и экономической власти монголо-татар над вос­точнославянскими землями в XIII-XV вв., установленная вследствие нашествия орд хана Батыя в 1237-1240 гг. В Юго-Западной Руси монголо-татары властвовали при­близительно до середины XIV в., пока их власть не была ограничена великим княжеством Литовским. В Северо-Восточной Руси они контролировали общественную жизнь (хотя и в «мягкой форме») до 1480 г. Впервые термин появился в польских хрониках в XV-XVI вв.

Среди исследователей нет единой точки зрения по воп­росу о роли монгольского нашествия и ордынского ига в славянской истории. На сегодняшний день существуют три основные, довольно противоречивые, точки зрения.

1. Монгольское нашествие имело отрицательное вли­яние, но нападение Батыя не уничтожило древнерусский народ. Установление ордынского ига не привело к много­вековой стагнации экономики, которая наступила в Се­верном Иране и Азербайджане после их завоевания. В то же время уничтожение десятков городов, гибель и пленения людей отрицательно повлияли на демогра­фическое, хозяйственное, политическое и культурное развитие славянских земель, что и обусловило в буду­щем заметное отставание от стран Западной Европы (Б. Рыбаков, В. Кучкин, П. Толочко, Н. Котляр).

2. Монгольского нашествия не было, а был поход ко­чевников, который привел к военному союзу Руси с Ор­дой. Ордынского ига фактически не было. Княжества, которые пошли на союз с Ордой, полностью сохранили свою идеологическую независимость и политическую самостоятельность. Русь была не провинцией Монгольско­го улуса, а страной-союзницею великого хана (Л. Гумилев, Г. Вернадский, Э. Хара-Даван, С. Трубецкой).

3. Никакого нападения на Русь не было, и татаро-монгольская орда — это вооруженные силы русских кня­зей Юрия (Чингисхана) и Ивана (Батыя) Даниловичей, ко­торые объединили русские земли и создали империю, ко­торую на Западе называли Grande Tarteria (Юрий Данило­вич (?-1325) и Иван Данилович Калита (?-1340) — сыновья московского князя Даниила Александровича, внуки Алек­сандра Невского). При этом Монголия всего лишь видо­измененное слово греческого происхождения Megalion — «великая» (А. Фоменко, В. Носовский, А. Бушков, А. Гуи).

Как бы там ни было, князья Руси вместе со своими войсками вы­нуждены были принимать участие в различных во­енных кампаниях монгольских ханов. Кроме того, тысячи славян регулярно призывались в монгольскую ар­мию. Большинство рекрутов периодически отправлялись в Золотую Орду и Китай, но часть из них оставляли для местных нужд, и они служили в отрядах баскаков.

Иссле­дователь А. Насонов считает, что набор в монгольскую армию был проведен уже в 1238-1240 гг. и в западном походе 1241-1242 гг. в армии Батыя действовали славян­ские полки. Отборный отряд славянских воинов охранял ставку хана в столице Золотой Орды — Сарай-Бату. В хронике Матвея Парижского (XIII в.) приведено письмо двух монахов, в котором сообщалось, что в монгольской армии «много куманов и псевдохристиан», т.е. право­славных.

Чингисхан беседует с мудрецом Чань-Чунем

Чингисхан беседует с мудрецом Чань-Чунем

По данным исследователей, с конца XIII в. к северу от Пекина и в провинции Ляоян (часть Южной Маньчжурии и Северной Кореи) существовали русские слободы, жи­тели которых составляли в монгольских войсках отдель­ные дивизии, которые ходили в Индокитай и Корею. Во­инские подразделения, созданные из русских дружинников, были составной частью армии основателя китайской ди­настии Юань хана Хубилая (1215-1294).

Согласно «Истории династии Юань» в Китае в 1330 г. был создан специальный «русский тумен», командир которого получил титул «ка­питан десятитысячного соединения Охранников Жизни (с именем) Герольд Верности» (титул имел третий ранг в императорской системе титулов и званий). Он подчинял­ся непосредственно Тайному Государственному Совету. Русские поселения в Китае просуществовали до конца XIV в., пока во время антимонгольских восстаний не были уничтожены китайцами вместе с их жителями.

Дружинник, к примеру, Киевской Руси – это был профессиональный воин, наученный верховой езде, он владел мечом, саблей, копьем, метко стрелял из лука. Был одет в защитное снаряже­ние — шлем и кольчугу (панцирь). В ХI-ХШ вв. численность дружины колебалась от 500 до 3 000 человек. Делилась дружина на две части.

В пер­вую — небольшую «старую», «переднюю», «лучшую» входи­ли «бояре думающие», «мужи храбрые», «начальные люди». Вторая — более многочисленная — «младшая», состояла из трех групп воинов – «отроков», «детских» и «милостников». «Отроки» были домашними и военными слугами князя. «Детские» и «милостники» занимали более высокое положение, имели собственные дома, могли получать из рук князя назначение на государственные должности, на­пример, быть посадниками в городах.

Первые шаги до ремесла воина в то время делали слишком рано. В три года мальчик проходил обряд «по­стрижения», когда у него коротко обрезали волосы, впер­вые сажали на коня и опоясывали мечом. Этот обряд был большим семейным праздником, на который пригла­шали гостей и отмечали гулянием. В семь лет начина­лось непосредственное военное обучение, а в двенадцать лет — первые походы с отцом или старшими братьями.

Подросток, вероятно, выступал их помощником, привы­кал к тяжелой походной жизни, наблюдал за боями. Юные воины знатного рода, кроме того, учились еще и осно­вам тактики: как построить отряд в бою, как разбить лагерь и возвести вокруг него укрепление и т.д.

Насколько можно судить по летописям, фрескам, ико­нам и данным археологии, основным видом вооружения дружинников в XI-XIV вв. были копья (длина до 360 см), обоюдоострые мечи (длина клинка до 100 см, ширина 4-6 см), сабли (с незначительным искривлением клинка, длиной лезвия до 100 см, шириной 3-3,7 см), боевые то­поры (длина рукояти до 80 см), булавы, кистени, кинжа­лы, засапожные ножи.

Перед битвой воины надевали на ватные куртки защитное снаряжение; кольчуги длиной до 70-80 см, с XIII века — пластинчатый или чешуйчатый панцирь. Головы они прикрывали шлемами с бармицами (кольчуж­ное прикрытие для затылка и лица), с «личинами» (метал­лическими масками)…

Империя Чингисхана

Империя Чингисхана

Большая часть монгольских племен, в первую оче­редь те, кто жили на юге, в степных районах, были кочевни­ками-скотоводами. Основой их хозяйства были несметные табуны коней, стада рогатого скота, овец. Северные племена, жившие в лесостепной и лесной полосе, в основном занима­лись охотой, звероловством, рыбной ловлей. С самого начала развитие государственности у монголов, т.е. появления власти ханов, знати, нукерской гвардии, но­сило военизированный характер. Это не зависело от психо­логии народа, а объяснялось закономерностями складывания хозяйства, развития монгольского общества.

С раннего детства вся жизнь монголов была связана с лошадью. Один из путешественников, побывавший в их сре­де, писал: «Татары родятся и вырастают в седле и на лошади; они сами собой приучаются сражаться, потому что вся их жизнь круглый год проходит на охоте». Лошадь была не толь­ко средством передвижения скотоводов, но и верным другом на охоте и войне, она давала мясо и молоко.

Монгольский воин самой жизнью приуготовлялся к военному делу. С малолетства в седле, с малых лет в руках лук и стрелы, копье и меч. Охоты загоном приучали к взаимодействию, к дисциплине, трудности кочевой жизни закаляли. Войско Чингисхана было не просто сильным, а сильнейшим.

Начало социального рас­слоения общества, появление всесильных и богатых ханов, нойонов, складывание нукерских дружин в полной мере ис­пользовало бытовые особенности жизни монголов — их во­енную сноровку, неприхотливость, способность к быстрым и стремительным передвижениям в седле, их кибиточный транспорт, способный покрывать огромные расстояния. Объединение монгольских племен произошло на рубеже XII-XIII вв. под руководством вождя Темучина, принявшего в 1206 г. титул Чингисхана.

В ходе затяжных войн с соседями сложилась централизованная и милитаризованная империя. Держава Чингисхана имела четкое военно-ад­министративное деление, государственный аппарат из китайских и уйгурских чиновников, поч­товую связь, регулярное налогообложение; свод законов («Яса») уравнивал в правах верующих всех религий.

Основой империи стала армия, организованная на поголовной воинской повинности, четкой струк­туре (тумены — «тьмы», тысячи, сотни и десятки) и жесткой дисциплине. Каждый воин в любое время должен был быть готов к походу со всем необходимым снаряжением, «вплоть до шильев, игл, веревок, ездового и вьючного скота, ослов и верблюдов». Квартирмейстеры определяли пу­ти передвижения, места стоянок, запасы воды и фуража на местах военных действий.

В войске Чингисхана действовал жесточайший закон. Если в бою кто-то из десятки побежит от врага, то казнили всю десятку. Если в сотне побежит десятка — казнили всю сотню. Если в тысяче побежит сотня и откроет врагу брешь, казнили всю тысячу. Десятка подбиралась строжайше. Это были либо люди одной юрты, либо в крайнем случае соседних. Они были родней, вместе росли, знали все друг о друге и чего можно ожидать от каждого в бою. Трусливый, нестойкий не попадал в десятку. Во время похода воинов, не попавших в десятку, посылали пасти скот.

Сведения о будущих объектах агрессии собирали купцы, руководители караванов и специальные посоль­ства. Штаб планировал военные кампании; командующие не ходили в бой, а руководили войс­ками при помощи сигналов флагами, звуками труб или дымом. Инженерные части могли быст­ро обеспечить форсирование большой реки и на месте изготовить и применить осадные орудия; отдельные рода войск согласованно решали основные задачи.

Монгольской армии не требова­лось длительной подготовки к войне. Сам образ жизни кочевника располагал к тому,  чтобы в любое время оседлать коня и выступить в поход. Жилища монголов были пол­ностью приспособлены для длитель­ного пути. При перекочёвке или военной экспедиции тратилось не бо­лее часа на установку войлочной юрты и ещё меньше — на её раз­борку и упаковку на спине вьюч­ного верблюда. Некоторые шатры и кибитки не разбирались, а водружались на колёсные повозки, запряжённые быками. Такие передвижные жилища следовали за неисчислимыми табунами и ота­рами, которые хозяева ежегодно перегоняли с зимних пастбищ на летние и обратно.

Семьи воинов могли сопровож­дать и наступающую армию. В по­ходные стойбища, что располага­лись неподалёку от мест сражений и осад, монгольские богатыри сно­сили военную добычу; они не забо­тились о пропитании и не разлуча­лись надолго с жёнами и детьми, потому что семьи часто находились рядом. С юных лет мальчишки вды­хали дым дорожных костров и бое­вых пожарищ, наблюдали за воен­ными действиями, учились обра­щаться с лошадьми и оружием — и в итоге вырастали крепкими, ловкими, смелыми и му­жественными бойцами.

Ещё Чингисхан разделил монгольское войско на два крыла: барун-гар (правое) и дзун-гар (левое). Каж­дое состояло из тумена-тьмы — подразделения в десять тысяч человек, включавшего менее крупные подразделения по тысяче, по сто человек. Каждый аил (кочевье) обязан был поставлять в войско не менее десяти человек. Аилы, поставлявшие в вой­ско тысячу человек, подчинялись нукерам-тысяч­никам Чингисхана. Право управлять ими нукеры получали в качестве вознаграждения за верную службу.

Чингхан собирал войско не только для военных походов, но и для совместной облавной охоты, ко­торая была и тренировкой для воинов, и способом заготовить мясо впрок. В походе, на охоте или во время отдыха, и днём и ночью Великого хана окру­жала личная охрана — десять тысяч человек.

Содержать огромную армию, даже подчинив это­му всё хозяйство страны, было невозможно. Старая и новая военная и родовая знать умела только вое­вать. Нужны были новые земли, чтобы хан награж­дал ими отличившихся; нужны были пленные — ткачи, кузнецы, гончары, каменщики, ювелиры, просто грамотные и образованные люди, чтобы удовлетворять прихоти монгольской знати.

Чингисхан, начиная свои завоевания, распола­гал только монгольской конницей. Однако она была спаяна железной дисциплиной, а руководили ею молодые, талантливые полководцы. Каждый воин был вооружён несколькими луками, имел несколько колчанов со стрелами, топор, ве­ревочный аркан, хорошо владел саблей. Любимым оружием монголов был лук. Натягивая тугую тетиву до уха, воины поражали цели на рас­стоянии сотен метров.

Голова, шея и грудь монгольского воина защищались от стрел и копий противника железным или медным шлемом, панцирь изготавливался из кожи. Низкорослые, выносливые монгольские кони также имели защиту от оружия и стрел противника – они были покрыты шкурами. Монгольская конница обладала высокой мобильностью – могла проходить в сутки до 80 км.

За годы войны монголы многое позаимствовали у неприятеля. Они научилась пользоваться осадными орудиями — таранами и метатель­ными устройствами. Стали строить камнеметательные и стенобитные машины, управлять ими, использовать при осаде городов катапульты, забрасывающие осаждённых глиняными сосудами с горючей смесью, вызывающей опустошительные пожары.

Обычно коче­вое войско делилось на три части: центр и два фланга («крыла»). Ког­да начиналось сражение, центр притворно отступал, заманивая противника,  и если тот углублялся в монгольские позиции, в предвку­шении победы теряя осторожность, то «крылья» наносили удар с двух сторон, а центр разворачивался и возобновлял битву. Умелое веде­ние боёв, очень сильное и дисци­плинированное войско,  использова­ние политической раздробленности в окрестных государствах помогали монголам одерживать одну победу за другой.

В результате серии походов Чингисхану и его преемникам удалось создать империю, включав­шую Китай, Корею, Среднюю Азию, Иран, Ирак, Афганистан, Закавказье, Сирию и степи Вос­точной Европы и Казахстана. На юго-восточном направлении монгольские армии высаживались в Индонезии и на Японских островах; на Ближнем Востоке они дошли до Египта, а в Европе — до границ Австрии.

Первое сражение русичей с монголами в Половецкой степи на реке Калке (31 мая 1223 г.), в котором были полностью разгромлены войска нескольких русских князей, не привело к сплочению их перед грядущей опасностью. Уже поздней осенью 1237 г. Батый и Субедэй подвели свою рать к русским границам.

Русь в то время состояла из нескольких обособленных княжеств и земель. Самыми значительными были Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское, Черниговское, Рязанское княжества и Новго­родская земля. Черниговские, смоленские и владимиро-суздальские князья не ладили между собой, нередки были стычки между дружинами разных княжеств. Русь оказалась раздробленной и расколотой перед лицом страшного врага. Встретив отказ Рязани выплатить тяжёлую дань, хан приказал начинать втор­жение…

Статья написана по материалам книги А. Урывалкин «Святые грешники», Ростов-на-Дону, «Феникс», 2012 г.