Одни идут освобождать
Москву и вновь сковать Россию,
Другие, разнуздав стихию,
Хотят весь мир пересоздать.
А я стою один меж ними
В ревущем пламене и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.

М. Волошин

Мироощущение лирического героя М. Волошина было созвучно переживаниям многих людей, волею судьбы попавших в вихрь революционных преобразова­ний и Гражданской войны. В произведении Б. Пастернака «Доктор Живаго» революционная эпоха открылась с необычайной, но очень важной стороны — с позиции прав личности, прав отдельного человека.

Пастернаку во всем хотелось «дойти до самой сути», наверное, поэтому ему много пришлось пережить в своей творческой жизни. Роман «Доктор Живаго» создавался Б. Пастернаком в послевоенное десятилетие, когда писатель был полон надежд на изменения в жизни, на прекращение массовых репрессий, на свободу личности от гнета государства. Но ко времени завершения романа (1956 г.) ожидаемых перемен не произошло, напротив, усилилась травля писателя. В это время Б. Пастернак напишет:

Я пропал, как зверь в загоне.
Где-то люди, воля, свет,
А за мною шум погони,
Мне наружу ходу нет…
Что же сделал я за пакость,
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли своей.

Вокруг романа «Доктор Живаго» на­чалась шумиха, окончившаяся настоящей травлей авто­ра и его произведения. Б. Пастернак был исключен из Союза писателей. В 1958 году его заставили отказаться от Нобелевской премии. Но, несмотря на жизненные перипетии, ему удалось исполнить свою мечту:

Во всем мне хочется дойти
До самой сути,
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.
До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней.
До сердцевины.

В романе изображены события, происшедшие в России на кругом повороте истории, когда Гражданская война разделила людей на два лагеря. Обе стороны ос­леплены ненавистью друг к другу. Отстаивая каждая свою правду, они готовы все сделать для блага челове­чества, но приносят ему только страдания. Автор видит все это глазами своего героя — Юрия Андреевича Жи­ваго, история жизни которого составляет фабулу произ­ведения.

Пастернак Б.Л.

Пастернак Б.Л.

Перед читателями в романе проходит история жизни нескольких семей; судьба этих людей непосред­ственно связана с историей нашей страны. Но есть в ро­мане еще один план, связанный с духовной жизнью доктора Живаго, представляющийся нам и как история самого писателя.

Главный герой романа понимает неизбежность, не­отвратимость происходящих событий. Более того, он сам, подхваченный могучим вихрем, с радостью приветствует революцию. Юрий Андреевич, врач по профессии, воспринимает революцию как радикальное средство для излечения больного общества: «Какая великолепная хирургия! Взять и разом аристократически вырезать старые вонючие язвы! Простой, без обиняков, приговор несправедливости, привыкшей, чтобы ей кланялись, расшаркивались перед ней и приседали…»

Доктор Живаго не может полностью принять взгляды и ме­тоды большевиков. В силу гуманности главный герой категорически не приемлет жестокость, лежащую в ос­нове совершаемой революции и Гражданской войны. Причем жестокость эту проявляли обе стороны: и бе­лые, и красные. Поэтому доктор Живаго «очутился ни в тех, ни в других, от одного берега отстал, к другому не пристал».

Автор очень тонко, с глубоким понимани­ем описывает переживания своего героя. Очевидно, что Б. Пастернак отразил в этих переживаниях свое собст­венное восприятие происходивших в стране перемен. Чтение страниц романа, на которых автор раскрывает психологические особенности характера доктора Жива­го, требует от читателя высокого эмоционального на­пряжения. Сопереживая, я ищу правду вместе с героем романа.

Живаго возлагал большие надежды на но­вую власть, верил в возможность метаморфоз. Герой лишь хотел спокойно трудиться ради блага людей, а столкнулся с жестокостью и непониманием. Юрий Андреевич не может найти свое место в послереволюционной Москве, а потому вынужден уехать. Приехав в Варыкино, Живаго начинает работать по специальности, но вихрь Гражданской войны заносит его в лагерь партизан. Получилось, что отъезд из Москвы в провинцию не избавил герои от крови и несправедливости.

В экстремальных условиях, общаясь с ожесточенными людь­ми, доктор Живаго остаётся верен своему человеческо­му и профессиональному долгу: он выхаживает ране­ного белогвардейца и спасает от неминуемой гибели большевика — командира партизанского отряда. Но та­кую гуманную жизненную позицию почти невозможно сохранить в «новой» России, потому что:

И там, и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
«Кто не за нас — тот против нас…»

Остаться просто человеком — такой нравственный выбор сделал герой романа и оказался между молотом и наковальней. Всего несколько лет пожил после Гражданской войны Юрий Андреевич, потому что никак не мог приспособиться к новым условиям, которые прекрасно подош­ли, например, его бывшему дворнику. Умный, интелли­гентный Юрий Живаго не может служить, потому что от него требуют не своих мыслей и инициативы, а лишь «словесный гарнир к возвеличиванию революции и власть предержащих».

Первая мировая война — преддверие и исток со­бытий кровавых, страшных, переломных. Героиня ро­мана Лара Гишар считает, что война «была виною все­го, всех последующих, доныне постигающих наше по­коление несчастий». Эту мысль автор подтверждает судьбой многих героев. Об одном большевике, Тарасюке, мастере на все руки, рассказывают: «То же самое случилось с ним на войне. Изучил и ее, как всякое ремесло… Всякое дело становится у него страстью, по­любил и военное. Видит, оружие — это сила, вывозит его. Самому захотелось стать силой. Вооруженный че­ловек — это уже не просто человек. В старину такие шли из стрельцов в разбойники. Отыми у него теперь винтовку, попробуй».

Очень характерна судьба красного партизана Памфила Палых. Он открыто признается Юрию Анд­реевичу: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офицерской, и хоть бы что. Числа, имени не помню, вся водой растеклась. Оголец у меня один из головы нейдет, огольца я одного стук­нул, забыть не могу. За что я парнишку погубил? Рас­смешил, уморил он меня. Со смеху застрелил, сдуру. Ни за что».

Это было еще до октябрьского переворота. Чувствуя возмездие за совершенные преступления, он начинает сходить с ума из-за тревоги за жену и детей. Наконец, помешавшись, убивает всю семью, которую любил безмерно.

Вывод, который делаешь после проч­тения романа, можно выразить так: всякая власть должна стремиться к тому, чтобы люди были счастли­вы. Но счастье нельзя навязать силой. Счастье каждый человек ищет сам, идет к нему через тернии, но не мо­жет быть одного «рецепта» на всех: нет его готового. И нельзя ради даже самых высоких идей жертвовать человеческими жизнями, радостями, правами, кото­рыми человек наделен от рождения.

Мне близки слова Юрия Живаго, которые он адресует одному из «устро­ителей человеческого счастья»: «Властители наших душ грешат поговорками, а главную забыли, что на­сильно мил не будешь, и укоренились в привычке ос­вобождать и осчастливливать, особенно тех, кто об этом не просит…» Борис Пастернак привлекает меня и как художник слова, и как человек. Его творчество вечно, потому что в нем отражена правда жизни. Он раскрывал общечело­веческие, мировоззренческие проблемы, решал фило­софские вопросы. Его всегда волновал человек, его нрав­ственность. И даже время он оценивал с позиции нрав­ственности, человеколюбия.