Шипкинская позиция усеяна десятками памятников и братских могил, над которыми величественно возвышается Памятник свободы на вершине Шипка. Только в Габрово таких памятников пятнадцать. В конце перевала, на пути боевой славы русских воинов, можно насчитать еще 12 памятников. В местности, названной в честь видного русского генерала Радецкого Ф.Ф., воздвигнут памятник 4 офицерам и 378 сержантам и рядовым 14-й пехотной дивизии, павшим в боях за Шипку в период с августа 1877 года до 3 января 1878 года.

В братской могиле на Узун-Куше покоятся останки воинов 24-й пехотной дивизии: 195 офицеров и рядовых 93-го Иркутского пехотного полка; 227 — 94-го Енисейского пехотного полка; 151 — 95-го Красноярского пехотного полка и 4-й артиллерийской бригады. Металлический крест на вершине скалы в местности Троица дополняет картину целой группы памятников.

Неподалеку от хижины спасательной службы, что под Шипкой в том месте, где проходила линия окопов 3-й и 5-й дружин ополченцев, воздвигнуты два других памятника. Они были построены в 1909 году на народные средства, по инициативе плевенских ополченцев-ветеранов. Один из них — командиру дружинников Калитину П.П., погибшему в бою под Стара-Загорой, другой — командиру дружины ополченцев Попову П.Н., впоследствии ставшему командиром 23-й Казанлыкской пехотной дружины и почетному гражданину города Казанлыка. Здесь находится и памятник подпоручику 55-го Подольского пехотного полка Коко.

Мавзолей-усыпальница на вершине Шипки

Мавзолей-усыпальница на вершине Шипки

Неподалеку от нынешнего отеля Балкантуриста находится братская могила 5 офицеров и 375 сержантов и солдат 35-го Брянского пехотного полка; 4 офицеров и 482 сержантов и солдат 36-го Орловского пехотного полка; 4 офицеров и 36 сержантов и солдат 9-й артиллерийской бригады.

В районе бывшей центральной позиции обозначены места, где проходили окопы орловцев, брянцев и ополченцев 2-й, 3-й и 5-й дружин; здесь же установлены бронзовые мемориальные доски (в местах «Круглой» и «Центральной» батарей), на которых выгравирован текст, повествующий о подвиге защитников перевала. Не забыта и «Горная» батарея капитана Константинова.

Интерьер мавзолея-усыпальницы на вершине Шипки

Интерьер мавзолея-усыпальницы на вершине Шипки

Выше, у вершины Шипка, под «Стальной» батареей, находится памятник 12 офицерам и 222 сержантам и солдатам 4-й стрелковой бригады, на большом кладбище установлены мемориальные плиты и доски. В 1879 году был воздвигнут и упомянутый 12-метровый памятник защитникам Шипки, тем, кто в течение пяти месяцев оборонял перевал. На мемориальной доске выписаны названия всех частей и подразделений (в том числе и дружин болгарского ополчения), принимавших участие в боях на Шипке.

Болгарская газета «Българско знаме» писала в номере от 14 апреля 1879 года: «В следующий понедельник, как сообщает «Новое время», будет воздвигнут русский памятник на Шипкинском перевале». Между окопами и «Малой» и «Большой» батареей стоит памятник полковнику Мещерскому Е.М., поручику Годило-Годлевскому, подпоручику Сапожникову и 314 сержантам и солдатам 14-й пехотной дивизии, павшим в боях за Шипку.

Полковнику Мещерскому Е.Н., проявившему исключительную храбрость во время отражения ночной атаки турок 17 сентября 1877 года, воздвигнут и отдельный памятник в том месте, где некогда располагалась «Большая» батарея. На Орлином гнезде установлен массивный железный крест без надписи. С этого места открывается красивая панорама на Долину, роз и водохранилище.

На вершине Шипка возвышается монументальный памятник свободы, к которому ведут 890 ступеней. Он сооружен по инициативе ветеранов-ополченцев болгарского общества «Шипка». Авторы проекта — архитектор Атанас Донков и скульптор Александр Андреев. Строительство памятника началось в 1926 году и длилось пять лет. Его торжественное открытие состоялось в 1934 году.

В 1957 году памятник был обновлен в связи с разбивкой на месте памятных боев национального парка-музея. В работах по пластическому оформлению интерьеров мемориала приняли участие архитектор Иван Васильев и скульпторы Иван Мандов, Дора Дончева, Мара Георгиева, Любен Димитров и Михаил Кац.

Подвиг героев Шипки увенчивает величественный памятник высотой 31, 5 метра. Отличаясь скромностью, но в то же самое время внушительностью форм, он по праву считается одним из лучших достижений болгарской архитектуры. У центрального входа установлен 8-метровый лев, вылитый из гильз на старом казанлыкском военном заводе. Под ним, на фронтоне, надпись: «Борцам за свободу».

Интерьер мемориала украшен произведениями скульптуры и живописи. В цокольном этаже в специальном мраморном саркофаге покоятся останки защитников перевала. Здесь же установлена скульптурная группа — «Русский воин и болгарский ополченец», символизирующая их скорбь по погибшим товарищам по оружию. Высоко над ними — скульптурное изображение богини победы — Нике Самофракийской. У подножия памятника горит вечный огонь.

Сегодня на неприступной для врага Шипкинской позиции прошлое слилось с современностью. За последнее десятилетие эти места посетило не менее пяти миллионов признательных потомков — болгар и русских, а также много туристов из других стран. При упоминании Шипки болгарское сердце наполняется гордостью, так как её оборона русскими и болгарскими воинами символизирует воскрешение Болгарии, восставшей из мрака и сбросившей оковы рабства, зарю свободы после пятивековой ночи. Шипка всегда будет символизировать самопожертвование и подвиг русского народа во имя свободы болгар.

На вершине Шипки, возвышающейся в сердце Болгарии, слились кровь русских и болгар, чтобы сцементировать навеки, вопреки всем бурям и превратностям судьбы, болгаро-русскую дружбу, болгаро-русское братство.

Солдаты и офицеры Красной Армии, освобождавшие Болгарию от фашистов в 1944 г., впервые увидели бережно хранившиеся там реликвии русско-турецкой войны 1877-1878 гг., в том числе личные вещи и портреты императора Александра II, Главнокомандующего Дунайской армией — его родного брата, великого князя Николая Николаевича, легендарных генералов И.В. Гурко, М.Д. Скобелева, Ф.Ф. Радецкого, М.И. Драгомирова, подлинные документы, на которых «запеклась кровь событий».

Памятники и музеи сохраняли свою первозданность, несмотря на то, что в Первой и Второй мировых войнах Болгария была на стороне Германии.
По приказу маршала Ф.И. Толбухина войска 3-го Украинского фронта отдали воинские почести своим предкам, на многих памятниках были установлены мемориальные таблички с выражением признательности за их героический подвиг. Тогда же талантливый поэт-фронтовик капитан А.И. Недогонов посвятил храму-памятнику, воздвигнутому на Шипкинском перевале, следующие, полные искреннего чувства, строки:
Стоял великий храм, в багрянец
Сентябрьских зорь и звезд зажат.
— Сними пилотку, сталинградец,
Здесь наши прадеды лежат!..
Сквозь звуки лет мы слышим, внуки,
И бой, и бегство янычар,
И русских труб литые звуки,
И ликование болгар.
И скал отвесные отсеки,
Что будто срезаны ножом,
И Крест, поставленный навеки
На полумесяце чужом.
Я к храму шел боями славы –
Сквозь Сталинград, сквозь
огнь и дым, —
И я оружьем добыл право
Стать на колени перед ним.

На всех 450 памятниках, воздвигнутых на братских могилах сразу после русско-турецкой войны 1877-1878 гг., высечена одна и та же надпись: «Не нам, не нам, а имени Твоему». Эта цитата из Святого Писания имеет продолжение: «Господи… дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей». Памятники без памяти мертвы. Увы, в Отечестве своем та война — война великая и справедливая, как и ее герои, оказалась почти забыта. Для большинства людей она остается terra incognita по сей день.

При написании статьи использованы материалы книги Ц. Генов «Русско-турецкая война и 1877-1878 гг. и подвиг освободителей, «София Пресс», 1979 г., с. 82-84.