В Стране Советов победивший пролетариат во всем стремился стать первым, и в авиации тоже. Ведь именно в СССР были первые женщины-летчицы, героически устанавливавшие различные женские авиационные рекорды, в том числе и международный рекорд по дальности беспосадочного перелёта: Марина Раскова, Полина Осипенко, Валентина Гризодубова. Однако большевистская пропаганда старательно умалчивала, что задолго до героинь 30-х годов в России гремели имена действительно первых русских летчиц, вписавших немало славных страниц в историю отечественной авиации.

Русские женщины ни в чём не хотели отставать от мужчин и в воздухоплавание тоже. Рассказ о первых женщинах, мечтавших увидеть землю с высоты птичьего полета, следует начать с первой половины XIX века, когда они начали осваивать воздушное пространство наравне с мужчинами, не уступая им ни в мужестве, ни в отваге, ни в серьёзности своих намерений, а также — в любознательности. Следует отметить, что впервые полёт на воздушном шаре совершила француженка:  госпожа Тибль, он  состоялся 24 сентября 1784 года в Лионе.

В России первый полёт на воздушном шаре произошел 20 июня 1803 года, над Петербургом поднялась чета французов Жак и Женевьева Гарнерен. Через год компанию Женевьеве Гарнерен при подъёме на воздушном шаре составила россиянка Александра Турчанинова. В 1828 году первопрестольную Москву взбудоражило опубликованное в популярных «Московских ведомостях» объявление: «Российская девица Ильинская честь имеет известить почтенную публику, что ею будут запущены три аэростатических шара, из которых первый — легкий, путеуказатель, второй — большой, с человеческой фигурой, а в третьем она сама предпримет воздушное путешествие».

Это был первый самостоятельный полёт русской женщины на воздушном шаре. И что любопытно, все три шара были… изобретены лично госпожой Ильинской! К сожалению, история не донесла до нас имени этой талантливой женщины. Неизвестны даже инициалы госпожи Ильинской. В некоторых исторических документах отмечалось, что она принадлежала к мещанскому сословию и проживала в Москве, на Пресне.

Каждый шар Ильинской  представлял собой разные варианты расчета объема аэростата, прочности его внешней и внутренней оболочки и оригинальной подвесной системы. Кстати, эта система также изобретена и испытывалась русской женщиной-воздухоплавателем госпожой Ильинской. Тогда мало кто понимал, зачем запускать по нескольку шаров и почему сразу не пустить в полет женщину? Сейчас даже школьники знают, что первый шар-путеуказатель служил аэронавту, наблюдавшему за ним с земли, указателем силы и направления ветра.

Позднее, использовав наработки, сделанные Ильинской, такие шары ввели в обычную практику летного дела, не только для аэростатов и дирижаблей, а более всего для аэропланов, вытеснивших все остальные виды воздухоплавательных аппаратов. С развитием техники появилась и стала бурно развиваться реактивная авиация. Но и новым летательным аппаратам понадобились шары-пилоты, как и ракетчикам. Только шар уже стал нести на себе миниатюрную электронную аппаратуру, сообщавшую всю необходимую информацию.

Следует обратить внимание и на вторую часть объявления в «Московских ведомостях», где говорилось, что госпожа Ильинская намеревается запустить и спустить на землю человеческую фигуру. Скорее всего, здесь речь идет об испытании прообраза парашюта. Отважная женщина-изобретатель намеревалась опробовать собственную оригинальную конструкцию! И уже «третьим номером» должен был состояться сам полет.

Полет Ильинской состоялся в воскресенье 19 августа 1828 года на даче известного богача Г. Закревского. Публики собралось много, состоятельные москвичи были охочи до развлечений, и их не смущало, что за входные билеты приходилось платить от двух до четырех рублей. Сметливые люди из купеческой Первопрестольной быстро сообразили, что платить за вход совершенно не обязательно и полет можно наблюдать с холмов поблизости.

Ильинская не обманула ожиданий. Были пущены первые два шара, а затем отважная женщина сама поднялась на воздушном шаре на высоту более чем 300 сажен — около шестисот метров. В те времена это считалось очень серьезным достижением для женщины. Из-под облаков Ильинская приветствовала собравшуюся публику выстрелами ракет. Газетчики отмечали, что ее шар был наполнен дымом от сжигания обычной соломы.

Собрать на представлении удалось порядка двух сотен рублей, что было ничтожно мало для продолжения работы. Русская публика оказалась равнодушна к развитию воздухоплавания. Образованную публику более привлекали громкие иностранные имена. Хотя наша аэронавтика дала бы сто очков вперед любой французской или английской. «Простую» публику из крестьян и малограмотных мещан вообще не интересовало, кто летает. Полеты воздушных шаров служили для народа развлечением типа ярмарочного балагана.

Что касается правительства, то, серьезно занимаясь развитием артиллерии и флота, созданием военно-учебных заведений нового типа, военные того времени не видели в воздухоплавании никакой перспективы применительно к ведению войны. И это не их вина — развитие науки и техники не позволяло им заглянуть столь далеко. Поэтому у госпожи Ильинской не оказалось никакого будущего. Она объявила в газете о новом полете, назначенном на 18 сентября, и… далее все покрыто мраком тайны. Все следы отважной воздухоплавательницы теряются полностью.

Однако отношение в России к воздухоплаванию постепенно менялось. В 1869 году был создан первый официальный орган по военному воздухоплаванию – «Комиссия по применению аэростатов для военных целей», её возглавил прославленный военный инженер, участвовавший в обороне Севастополя, генерал Э.И. Тотлебен. Вскоре после этого было создано и Русское общество воздухоплавания.

Авиация развивалась, в начале XX века в небо поднялись пусть ещё очень неуклюжие, похожие на этажерки первые аэропланы. Но это был большой прогресс! Теперь военные всерьёз заинтересовались авиацией, прилагали большие усилия для её развития: передовые умы уже видели за ней большое будущее на полях грядущих сражений…

Л.В. Зверева

Л.В. Зверева

В начале века в Санкт-Петербурге в обеспеченной и благополучной семье генерала русской армии подрастала гимназистка Лидия Лебедева. Часами она с восторгом наблюдала за полетами аэростатов в Осовецкой крепости, затем увидела полет на аэроплане и «заболела» идеей стать авиатриссой. Тайком от родителей она решила непременно поступить в авиационную школу. Это считалось просто неслыханным для женщины делом – летать на аэроплане!

Рано выйдя замуж за инженера И.С. Зверева, Лидия Виссариона быстро овдовела и решила посвятить свою жизнь авиации. В 21 год Лидия Зверева окончила Гатчинскую авиационную школу «Гамаюн». Успешно сдала экзамены по технике пилотирования и другим дисциплинам, получила диплом военного пилота-авиатора под номером 31. Зверева фактически стала первой женщиной — военным летчиком России, а скорее всего мира! В Гатчинском аэроклубе Лидия познакомилась с будущим своим супругом — пилотом-инструктором Владимиром Слюсаренко.

Первой русской военной летчице пришлось столкнуться не только с искренним восторгом и восхищением публики, но и с откровенной недоброжелательностью и презрением. После получения 10 августа 1911 года заветного диплома она не раз совершала публичные показательные полеты в Санкт-Петербурге, Риге и Тифлисе, в которых принимал участи и её супруг. Кроме того, Лидия Зверева совершила несколько длительных — естественно, по меркам того времени, — перелетов на аэроплане, доказав, что женщины вполне на это способны. Интересно отметить, что Лидия Виссариона стала первой из женщин, выполнивших мертвую петлю Нестерова, и штопор Арцеулова.

Л. Зверева и М. Ефимов

Л. Зверева и М. Ефимов

В 1913 году Слюсаренко и Зверева организовали в Риге мастерские по ремонту и постройке самолётов, а также — небольшую лётную школу, в которой сами же обучали желающих полётам на аэроплане. В годы Первой мировой войны из Риги предприятие Слюсаренко перебралось в Петербург и приступило к выпуску самолетов: «Фарман-XXII бис», «Моран-Парасоль» и др.

Лидия втайне начала работать над конструкцией собственного самолета: он должен был стать аэропланом совершенно нового типа, каких еще не существовало ни в одной стране мира. У нее была недюжинная конструкторская жилка. Именно эта жилка не давала Лидии покоя. Вместе с работами над конструкцией новейшего аэроплана начались странные неприятности. Однажды они едва не привели к трагическому исходу — кто-то подсыпал в мотор самолета железные опилки, и в воздухе произошла катастрофа. Чудом Зверева осталась жива.

Делом серьезно заинтересовалась военная контрразведка. Однако шла Первая мировая война, хватало иных забот, и вскоре все списали на происки завистливых недоброжелателей или несчастный случай. Трудно сейчас сказать, насколько оправданна эта версия, но, скорее всего, работа Зверевой мешала какой-либо иностранной державе, использовавшей возможности своей разведки для устранения опасного конкурента.

В то время проникнуть агенту иностранной спецслужбы на аэродром и получить свободный доступ к самолету не составляло особого труда. Кто был тем крайне опасным противником, готовым физически уничтожить молодую способную летчицу? Не обязательно немцы или австрийцы, хотя это не исключается. Вполне могли покушаться на ее жизнь англичане и те же французы, которые считались союзниками России, но тут в игру вступали огромные деньги; самолетостроение начинало бурно развиваться и обещало еще больший подъем и гигантские прибыли в будущем.

Первая авиатрисса умерла 2 (15) мая 1916 года, как говорили, от тифа. Ее болезнь показалась многим слишком неожиданной, странной и скоротечной, а все чертежи нового самолета загадочным образом пропали. Можно предполагать, что те, кто уже покушался на жизнь первой русской военной летчицы и способного конструктора, все же достигли своей цели. Лидия Зверева была похоронена на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Во время похорон первой русской женщины-авиатора над кладбищем кружили аэропланы с Комендантского аэродрома, прощаясь с легендарной женщиной – военным летчиком.

Пример отважной авиатриссы Лидии Зверевой увлек других русских женщин в небо. Диплом авиатриссы вскоре получила актриса Любовь Галанчикова, сумевшая установить всероссийский и мировой рекорды высоты полета на аэроплане и ставшая первой русской летчицей — испытателем самолетов. Стали летчицами и прекрасно показали себя в небе русские женщины-пилоты Е. Шаховская, Е. Самсонова С. Долгорукая, Е. Антарова-Наумова. Некоторые из них принадлежали к известным русским фамилиям титулованного дворянства. После Октябрьского переворота 1917 года след многих первых русских авиатрисс теряется, а имена их упорно и преднамеренно долгие годы замалчивались. Так и осталась нераскрытой тайной гибель Зверевой, забыт и ее новый самолет, и судьбы первых русских женщин-пилотов.

Первым всегда было неизмеримо труднее, на них лежала большая ответственность. Но и Ильинская, и Лидия Зверева были именно первыми женщинами, проложившими для россиянок дорогу и в воздухоплавание, и в конечном итоге и в космос.

При написании статьи использовались материалы книги «Сто великих тайн России XX века» автора-составителя В.В. Веденеева, М., Вече, 2008, с. 176 — 180.