Русские войска, успешно фор­сировав Дунай, двинулись по Болгарии в трех направле­ниях. Западный отряд в составе 9-го корпуса под коман­дованием барона Криденера Н.П. численностью около 35 тыс. человек должен был захватить Никополь, Плевну и двигаться по направлению к Балканам, оставив часть войск для прикрытия правого фланга Дунайской армии.

Передовой отряд генерал-лейтенанта Гурко И.В., куда входили дружины болгарского ополчения во главе с генерал-майором Столетовым, должен был наступать в сторону Тырнова, захватить Шипкинский перевал и укре­питься за Балканами; наконец, Рущукский отряд во гла­ве с цесаревичем Александром в составе двух корпусов численностью около 75 тыс. должен был сковать основ­ные силы неприятеля, расположенные в четырехугольни­ке крепостей Силистрия — Рущук — Шумла — Варна.

С бою взяв Никополь, барон Криденер на несколько дней дал отдых войскам, чтобы можно было пополнить запасы продовольствия и снарядов, навести порядок в боевых рядах корпуса. А между тем события развивались с молниеносной быстротой: Осман-паша вместе со своей армией, стремительно двинулся к Плевне и за несколько часов до русских занял ее, сразу начал воздвигать укрепленные линии. Так как эта крепость могла остановить движение рус­ских к Балканам.

С севера Плевну закрывали Опанецкие высоты, с запада и юго-запада Гривицкие и Тученицкие, с юга Зеленые горы и Кришинские высоты, с запада река Вид с ее высоким левым берегом. Так что вся мест­ность, в которой расположился этот небольшой го­родок, представляла собой удобнейшие позиции для обороны. Эта естественная крепость не оставляла ни малейшего шанса на успех наступающим вой­скам.

Генерал-инженер Тотлебен Э.И.

Генерал-инженер Тотлебен Э.И.

6 (18) июля 1877 г., получив указание из главного штаба армии о занятии Плевны, Криденер направил три полка, чтобы овладеть городом, «если не встретится особого препятствия». Никто тогда и не предполагал, что обыкно­венный болгарский городок, раскинувшийся в долине реки Вид, встанет на пути русской армии неприступной крепостью.

Вначале атаки русских полков развивались успешно, но силы были слишком неравными, поэтому сломить сопротивление почти пятидесяти турецких таборов, в каждом из которых было 500-700 воинов, русские девять неполных батальонов просто физически не могли. Однако  первый штурм под Плевной показал силу штыкового наступательного боя русских солдат и офицеров, их мужество и доблесть.

Мавзолей русских и румынских воинов, погибших в битве за Плевну

Мавзолей русских и румынских воинов, погибших в битве за Плевну

После третьей неудачи под Плевной, на военном совете император Александр II объявил, что для непосредственного руководства над всеми войсками под Плевной он вызывает из Петербурга гене­рал-адъютанта Тотлебена Э.И., который действительно был крупным знатоком крепостной войны, и именно он должен был разработать план оса­ды Плевны. Так как за три штурма мы потеряли 30 ты­сяч войска. Самые геройские усилия наших частей остались бес­плодными.

Инженер-генерал Эдуард Иванович Тотлебен родился 8 (20) мая 1818 г. в Курляндии, в г. Митава в семье купца. Образование Тотлебен получил в инженерном училище в Санкт-Петербурге. Служил в сапёрной команде в Риге, Киеве, а затем на Кавказе. Отличился при осаде Гергебиля.

В 1851 г. перешёл в гвардейские инженеры и проходил службу в Санкт-Петербурге. В начале Крымской войны Тотлебен под мощным огнём турецких батарей совершил ряд блестящих рекогносцировок и составил план атаки укреплений при Калафате. При осаде Силистрии Тотлебен был назначен траншей-майором. Эдуард Иванович руководил в Севастополе возведением оборонительных сооружений. Его заслуга состоит в том, что почти заново он создал оборонительную линию на южной стороне. Из-за тяжёлого ранения в ногу Тотлебен Э.И. был вынужден покинуть Севастополь.

6 (18) сентяб­ря 1877 г., 59-летний граф Тотлебен Э.И. выехал из Петербурга и всю дорогу до Бу­хареста размышлял о событиях последних месяцев. Со вре­мен Севастопольской обороны в России не было ему рав­ных по заслугам в области инженерного военного искус­ства. За двадцать с лишним лет после этого он, возглав­ляя Инженерную академию, построил много укреплений на Балтийском и Черном морях. Но все это были дела мирных дней…

Надо отметить, что в сентябре 1876 г. во время аудиенции у государя Тотлебен с большим увлече­нием излагал свои мысли о возможном театре войны в Ев­ропейской Турции, показал государю, что его интересуют не столько инженерные проблемы, сколько военная наука вообще. После этого до Тотлебена доходили слухи, что у государя возникло предложение назначить именно его главнокомандующим действующей армии про­тив Турции, но что-то помешало этому назначению. Возможно, до государя дошло мнение Тотлебена Э.И. о том, что Россия не готова к войне.

16 (28) сентября, на следующий день после прибытия, Тот­лебен был приглашен к императору на военный совет. Главнокомандующий, наследник Алек­сандр, начальник штаба генерал Непокоичицкий А.А. высказались за продолжение опе­раций вокруг Плевны. Решено было всему начальствую­щему составу армии выехать к Плевне и, объехав все войска, дать точные и ясные предложения по дальнейше­му ходу военных действий.

Два дня главнокомандующий вместе с высшими чи­нами армии осматривал укрепленные позиции. Через несколько дней Тотлебен вместе с генералами Гурко И.В. (начальником кавалерии Западного отряда) и князем Име­ретинским А.К. отправились на рекогносцировку на левый бе­рег Вида. После тщательного изучения расположения ту­рецкого укрепленного лагеря, знакомства с начальниками дивизий и бригад русских войск, состояния материальной части и запасов боеприпасов и продовольствия на совещании у главнокомандующего Эдуард Иванович высказался в пользу блокады как самого выгодного и вер­ного способа для овладения Плевной.

Штурм он считал пред­приятием крайне трудным и рискованным, а возможность но­вой неудачи после трех испытанных уже поражений пред­ставлялось генералу опасным не только в военном, но и в поли­тическом отношении. После убедительного доклада Тотлебен был назначен помощником начальника Запад­ного отряда…

Пронизывающий ветер, дождь и грязь изнуряюще дей­ствовали на русских солдат и офицеров. Войску негде было укрыться от непогоды, негде обогреться и просушить одежду. Рус­ский солдат терпелив и вынослив, но почему же так изнурять его понапрасну?.. И Тотлебен приказал сделать добротные землянки, оборудовать их печками, где только возможно. Ведь не на одну неделю сюда пришли войска, а значит, следовало устраиваться как у себя дома.

Только в начале октября погода стала налаживаться. Тотлебен прекрасно понимал, что в Плевне не может быть больших запасов про­довольствия, как укрепленный лагерь он возник случай­но, второпях, заблаговременно к этому не готовились. Все усилия Османа-паши прокормить столь огромную армию вскоре будут напрасными. Месяц-два они могут продержаться, а потом должны сдаться или пробиваться сквозь линию обложения. Русским нужно было не только овладеть Плевной и сохранить войска для дальнейших действий, но и взять обороняющихся турок в плен или уничтожить их.

Тотлебен приказал сосредоточить артиллерию на флан­гах как наиболее приближенных к турецким укреплени­ям, ослабить ее в центре, так как выстрелы оттуда почти не достигали укреплений неприятеля. Сколько пропадало сна­рядов зря…

Он обратил внимание инженеров и артилле­рийских офицеров на то, что нужно сделать для того, чтобы увеличить батареям угол обстрела, приспособить пушки не только для дальнего, но и ближнего обстрела. Много было сде­лано и для укреплений: возведены были дополнительные траверсы и ниши для войск, сделаны укрытия для артил­лерийских погребов. В расположении войск были налаже­ны дороги, построены временные мосты…

Было очевидным, что исход кампании 1877 г. должен решиться в Плевне. Если Осман-паша вынужден будет сдаться с 50-тысячным войском, думал Тотлебен, то кампания на­ми выиграна, а турками проиграна. Если бы мы были в положении турок, то, конечно, употребили бы все уси­лия, чтобы выручить Османа-пашу. Возможно, неприятель сосредоточит в Софии сильный самостоятель­ный отряд, чтобы выручить Османа-пашу в Плевне.

В Плевне действительно становилось все ужаснее и безвыходнее. Армия Османа страдала не только от голода, но и от холода: нечем было топить, нечем было обо­греться. Постоянные бомбардировки причиняли туркам не­выносимые страдания, разрушали и сжигали орудийными выстрелами помещения, ежедневно ослабляя силы турец­кой армии. Количество съестных припасов с каждым днем уменьшалось. Мяса, правда, было достаточно, но не было дров, чтобы приготовить его должным образом.

К 10 (22) ноября запасы пшеничной муки стали подходить к концу, кукуруза же оставалась в зерне, так как турки вовсе не предполагали, что плотины, находившиеся у Плевны, будут разрушены. Выдачу каждому солдату еще раз сократили. Большим бедствием для противника было от­сутствие табака. Турки стали курить виноградные листья, а это вызывало нервные припадки и опухоль лица.

Блокада становилась все теснее. Русские войска каж­дый день подвигались все вперед, стремясь к тому, чтобы стеснить турецкую линию обороны. Осман-паша решил основ­ными силами порываться на Софийское шоссе, форсировать Искер и стремительно двинуться к Софии на соединение с форми­рующейся новой армией, которой предстояло защищать Западные Балканы.

Русское командование узнало об этом плане от перебежчика Божиила Гешова, болгарина по происхождению, но несколько лет прослужившего в турец­ком казачьем полку. Прорыв успеха не имел, Ос­ман-паша был взят в плен.

На следующий день начались торжества. Отслужили молебен в поле недалеко от Плевны, на турецких реду­тах. Александр II благодарил войска, вручал награды за мужество и самоотверженность офицерам и генералам. Тотлебену вручил Георгиевский крест 2-й степени и Орден Андрея Первозванного.

После взятия Плевны Эдуард Иванович командовал восточным отрядом. В 1879 г. получил назначение командующим войсками Одесского военного округа и временно исполняющим обязанности генерал-губернатора Одессы. Скончался инженер-генерал Тотлебен Эдуард Иванович 19 июня (1 июля) 1884 г. в Германии, недалеко от г. Франкфурта-на-Майне.