За окончанием ряда реформ, следовавших непосредственно после Восточной войны, численный состав русской армии был приведен к 1862 г. к таким размерам действующих войск: в мирное время — 520 922 чел.; в военное время — 644 117 чел.; резервных в мирн. время — 81 460 чел.; в военное время — 390 278 чел.; запасных в мирн. время — 81 460 чел.; в военное время — 173 534 чел.; местных в мирн. время — 162 422 чел.; в военное время — 168 325 чел.; образцов, и учебн. в мирн. время — 1113 чел.; в военное время — 1113 чел.; особых частей в мирн. время — 32 662 чел.; в военное время — 32 362 чел. Итого в мирн. время — 798 579, в военное время — 1 410 029 чел.

Состав всей регулярной армии увеличивался по штатам военного времени почти вдвое, причем действующие части возрастали на 1/2, резервные — более чем в 4,5 раза, а запасные формировались вновь. Для пополнения этих 3 категорий войск требовалось 605 тыс. солдат, а в запасе состояло всего 242 тыс. чел.; следовательно, приходилось взять из населения ок. 370 тыс. рекрут, что должно было вести как к ослаблению боевой силы армии, так и к затруднению всего населения.

Но, кроме этого капитального недостатка в организации вооруженных сил, она имела еще значительные неудобства: резервные войска должны были и обучать рекрут, и составлять резерв действующих частей; при приведении их на военное положение приходилось формировать массу новых штабов и частей; налицо имелось слишком много войск не боевого назначения, из коих один корпус внутрен. стражи доходил до 130 тыс. чел.

Император Александр II, худ. И. Тюрин

Император Александр II, худ. И. Тюрин

Ввиду такого положения дела, Военное министерство, как было указано выше, имея в основе Всеподданнейший доклад Д. А. Милютина от 15 января 1862 г., в том же 1862 году ходатайствовало о переустройстве вооруженных сил на следующих основаниях: уменьшение нестроевого элемента армии сокращением частей, не имеющих боевого назначения, доведение резервных войск до настоящего значения их как боевого резерва, устройство кадров запасных войск и образование достаточного запаса подготовленных к строю людей на случай пополнения рядов армии по штатам военного времени.

Тогда же был образован Комитет для разработки всех этих данных, но работы его продолжались недолго, и были лишь разрешены общие вопросы по организации пехоты и артиллерии; но Военное министерство приступило немедленно к проведению всех предложенных им мероприятий, и в течение 1862 г. был уже уменьшен состав армии. Вспыхнувший в 1863 г. польский мятеж заставил не только отказаться от сокращения войск, но, наоборот, немедленно привести в боевой состав несколько дивизий и вновь сформировать резервные части.

К весне 1864 г. численность регулярных войск возросла до 1 136 975 ниж. чин. Так как к концу лета того же года мятеж был подавлен, то немедленно было уволено в отставку 74 тыс. и в отпуска 190 тыс. ниж. чин., и реформы продолжились. К концу 1865 г. всем войскам, расположенным в Европейской России, была дана новая организация, и оставалось переформировать лишь местные войска в Польше, на Кавказе, в Сибири и Оренбургском крае.

Военный министр Д.А. Милютин, неизв. худ. 2-я половина XIX в.

Военный министр Д.А. Милютин, неизв. худ. 2-я половина XIX в.

Новая организация была опять в полном смысле слова неудовлетворительна, так как, за краткостью времени, при существовании той же рекрутской системы пополнения армии, запас не мог быть создан и даже уменьшился (состояло к 1865 г. всего 122 408 чел.); было лишь несколько сокращено количество местных (гарнизонных) войск, а резервные войска получили совершенно исключительное назначение подготовки рекрут и сокращены до 80 батальонов и 56 эскадронов. Правда, этим избегалось формирование в военное время новых частей, но зато общее число тактических единиц по новой организации становилось меньше.

Численность войск по мирному времени все-таки увеличилась, и к 1 января 1865 г. состояло по списку 31 704 офиц. и 904 845 ниж. чин.; в этом составе чины действующих войск составляли 78%, а войск внутрен. службы только 12%, между тем как ранее эти соотношения выражались 66% и 15%. Для приведения армии на военное положение требовалось 277 тыс. ниж. чин., а, следовательно, недоставало ок. 115 тыс. чел.

Академия Генштаба

Академия Генштаба

В следующее пятилетие 1865-1870 гг. Военное министерство заботилось исключительно о сокращении численности армии в мирное время. Это было достигнуто постепенным переводом действующих войск к их уменьшенному составу на основании Правил о состоянии войск по различным составам: кадровому (165 тыс. пехоты), обыкновенному мирному (258 тыс.), усиленному мирному (350 тыс.).

К началу 1870 г состояло по спискам всего 683 246 ниж. чин, но политические события в Европе совсем не соответствовали такому ослаблению русских вооруженных сил, тем более что, хотя благодаря такому усиленному сокращению армии и удалось увеличить запас нижних чинов, который дошел до возможности пополнения всей разницы между штатами мирного и военного времени (533 тыс. чел.), но, ввиду необходимости увольнения в отставку всех взятых по усиленным наборам в 1855 г, в нем должен был снова явиться недостаток. Поэтому уже в 1871 г. пришлось сделать более сильный набор рекрут (по 6 с тысячи душ вместо 4) и повысить мирный состав армии к 1 января 1871 г. до 733 761 ниж. чин.

Вообще последняя форма, в которой выразилась организация русской армии при системе рекрутской повинности, к 1871 году представлялась следующей:
Войска регулярные.
Полевые войска. Пехота: 47 дивиз, 8 стрелк. бригад и 48 лин. батальон. Дивизии имели по 4 полка — всего 188 полков, из коих 16 по 4, а остальные по 3 батал. Стр. бригады состояли из 4 батал. 4-ротного состава. Все пехотн. и лин. батальоны состояли из 4 линейных и 1 стрелковой рот. Всего было полевых батальонов 660.

Кавалерия: 10 дивизий, в коих состояло 56 полков: 4 кирасирских, 20 драг., 16 гусар, и 16 улан.; всего — 224 эск. (по 4 в полку). Артиллерия: 47 пеш. бригад, по 4 батареи 8-орудийного состава; всего — 234 батар. с 1872 оруд.; 8 конно-артил. бригад из 18 батар. со 108 оруд.; 8 парковых бригад с 30 арт. парками.

Инженерные войска: 5 саперн. бригад из 10 сап. батальон, 6 понтонных полубатальонов, 6 военно-телеграфных и 2 инженерн. парков и 1 саперн. рота.
Крепостные войска: 8 полков и 5 отдельных батальонов; всего — 25 батальонов пехоты и 59 крепостн. артиллер. рот (в военное время — 91). Резервные войска: 80 отдельн. резервн. пехотн. батальон, 56 резервн. эск. (частью сведенных в 6 резервн. бригад), 4 резервн. артил. бригады по 3 батар., 2 резервные конно-артиллерийские бригады по 2 батареи и 4 резервн. саперных батальона. Эти войска имели назначением подготовку рекрут для прочих войск как в мирное, так и в военное время; только саперн. части, по своей службе, почти соответствовали полевым войскам.

Войска внутрен. службы: 70 губернских, 1 горнозаводский батальон и 603 уездных команды. Казачьи войска. 10 войск: Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Оренбургское, Уральское, Сибирское, Семиреченское, Забайкальское и Амурское. Отдельные полки: Иркутский и Енисейский. Всего по штатам военного времени казаки выставляли: 31 батальон, 933 сотни и 26 кон. батар. с составом в 3980 офиц. и 177 099 казаков. На действительной службе находилось 10 батальон, 289 эск. и сот. и 15 батар., в составе 1771 офиц. и 63 218 казаков.

Инородческие войска. 1 1/4 дружина, 37 эск., в составе 132 офиц. и 5612 ниж. чин. Всего, считая с казаками, инородцами и запасными нижними чинами, в армии было 1 440 918 ниж. чин. Офицеров состояло по списку 24 788, и не хватало до штатов мирного времени 1052 чел, а в военное время 6 тыс. чел. Запаса офицеров не было, и предполагалось покрыть его возвращением из отставки, переводом из других ведомств (где служило много офицеров) и производством из достойных унтер-офицеров.

Надо заметить, что в регулярной армии уже не было состава нижних чинов прежних продолжительных сроков службы. Начиная с 1863 г, приемный возраст рекрут был определен от 21 до 30 лет. Срок службы определялся для поступивших ранее 8 сентября 1859 г. — в 20 лет, из коих 15 действительной службы и 5 лет в бессрочном отпуску, а для поступивших позже этого дня — в 15 лет, из коих 12 действительной службы и 3 года в бессрочном отпуску.

С 1864 года этот закон был распространен на корпус внутр. стражи и местные артиллер. и инженерн. войска; в том же году нижних чинов Кавказских войск, в награду за покорение Кавказа, повелено по прослужении 15 лет увольнять прямо в отставку. В 1868 году для быстрейшего накопления запаса постановлено увольнять в бессрочный отпуск поступивших до 8 сентября 1859 г. по прослужении 13 лет сроком на 7 лет, а поступивших позже — по прослужении 10 лет сроком на 5 лет.

Военно-учебные заведения

Одной из важнейших мер по организации армии надо считать произведенную Военным министерством капитальную реформу всех военно-учебных заведений, ибо она резко отразилась на комплектовании корпуса офицеров и оказывала на него существенное влияние.
Собранный Высочайшим повелением Комитет для выработки основных идей реформы решил, что кадетские корпуса не удовлетворяют более ни требованиям общественного мнения, ни потребностям войскового быта, на том основании, что военное образование не может начинаться с детского возраста. Ввиду этого Комитет предложил следующие меры:
1. Отделить специальные классы от общих и образовать из первых специальные заведения (военные училища).
2. В заведениях со специальными классами поставить молодежь в условия военного времени и тем подготовить ее к требованиям действительной службы.
3. Устройство заведений с общими классами изменить согласно с требованиями педагогии, прекратив в них фронтовые занятия как несоответствующие возрасту воспитанников; заведения эти наименовать военными гимназиями.
4. Уменьшить как число воспитанников, так и самих военно-учебных заведений, с тем чтобы полученные сбережения обратить на учреждение юнкерских училищ и даже уделять их Министерству народного просвещения для усиления общеобразовательных реальных заведений.

Эти меры, по нашему мнению, следует признать не особенно удачными, и, если можно так выразиться, именно проведением их в жизнь было положено «огражданивание» русских офицеров. Если во время войны и были обнаружены крупные несовершенства в корпусе наших русских офицеров, то их причины следовало искать, конечно, не в существовании кадетских корпусов, которые были великолепны, ибо способствовали воспитанию воинского духа и его главнейшего элемента — воинственности в молодежи, начиная с детского возраста. Если более зрелого возраста кадеты, по мнению Комитета, не могли проникнуться требованиями военной службы под руководством неудовлетворительных воспитателей, то следовало только обратить внимание на подбор педагогического персонала и постараться снабдить корпуса вполне соответствующим.

Созданием военных училищ, куда должны были поступать военные гимназисты, т. е. молодежь совсем гражданского воспитания, никоим образом нельзя было удовлетворить требованиям действительной службы. Если в кадетских корпусах молодежь не роднилась с солдатской настоящей жизнью, то все-таки известным военным режимом достигалась настоящая военная подготовка как организма, так и духа; в новых военных училищах, прежде всего, надо было не подготовленный к военной службе сырой материал обрабатывать с самого начала и в то же время приготовлять его к офицерской службе; было совершенно невозможно сделать юнкеров настоящими солдатами, и, таким образом, офицеры, выпускаемые из училищ, становились чуждыми и далекими солдатам.

Еще если бы с закрытием кадетских корпусов было признано необходимым после окончания курса военной гимназии направлять молодых людей хотя на один год в строевые части для ознакомления с солдатской службой, то эта мера искупила бы в некоторой степени отказ от чисто воинского воспитания молодежи в детском возрасте; но и это было упущено.
В течение 1863-1870 гг. Военное министерство выполнило все предначертания Комитета, и мы получили следующую организацию военно-учебных заведений.

Заведения со специальным курсом: 4 военных училища: Павловское, Константиновское и Александровское пехотные и Николаевское кавалерийское; заведения со специальным и общим курсом: Пажеский и Финляндский корпуса; заведения с общим курсом: 12 военных гимназий и приготовительный пансион при Николаевском кавалер. училище. По штату полагалось всего 4970 воспитанников, а состояло по списку к 1 января 1871 г. 5690; из последнего числа в военных училищах состояло юнкеров 1085 чел. В среднем за 1863-1869 гг. ежегодно из военных училищ выпускалось в офицеры по 464 чел.

Педагогический персонал, по сравнению с 1861 годом, уменьшился во всех учебных заведениях на одну треть, причем было принято много гражданских воспитателей (на 176 офицеров приходилось 237 гражданских чинов); вдвое сократился и состав нижних чинов и прислуги. Вместе с тем расходы на содержание воспитанников увеличились: в 1855 г. каждый кадет стоил 384 рубля, а в 1870 — каждый юнкер — 659 руб. и военный гимназист — 419 руб. Воспитанники каждого военного училища составляли батальон, а военных гимназий — только учебные классы, позднее разделенные по возрастам.

Высшее управление воен.-учебн. заведениями было сосредоточено в Главном управлении воен.-учебн. заведений, подчиненном военному министру. Для ближайшего соотношения всех учебных заведений с ведомствами, для которых заведения подготовляли деятелей, академии Генерального штаба, Артиллерийская и Инженерная, а также Артиллер. и Инженерн. училища подчинены непосредственно своим главным управлениям, а Аудиторское училище передано в ведение генерал-аудитора Военного министерства.

Сокращение выпусков из военно-учебных заведений побудило ускорить развитие юнкерских училищ, существовавших уже в 1863 году при 4 штабах корпусов. С 1864 г. развитие таких заведений получило прочное основание, и к началу 1871 года они уже имели 11 пехотных, 2 кавалер., 2 смешанных и 1 казачье юнкерских училищ; всего в 16 училищах полагалось по штату 2670 пехотных, 270 кавалер., и 405 казачьих обучающихся, а к 1 января 1871 г. состояло по спискам до 85% этого штатного числа. В 1869 г. выпущено с правами на производство в офицеры 641, а в 1870 г. — 829 юнкеров.

Положением о юнкерских училищах они подчинялись начальникам штабов округов. Учебный курс состоял из 2 классов: младшего (общего), с предметами общего образования, и старшего (специального), с такими же и еще военными. Хотя поступление в училище не было обязательно, но вольноопределяющиеся могли быть производимы в офицеры только по выдержании выпускного экзамена или по окончании курса.

В 1868 г. для подготовления детей офицеров и классных чиновников в юнкерские училища были преобразованы в «военные прогимназии» весьма недолгое время просуществовавшие «военные начальные школы» (12), заменявшие собою возникшие из военных кантонистов «училища военного ведомства». К 1871 г. таких прогимназий было 10 со штатом в 3 тыс. воспитанников; налицо в них было 2254.

С преобразованием военно-судной части явилась необходимость иметь подготовленных для занятия должностей в этом ведомстве офицеров. В 1866 г. учреждены «офицерские классы» из 2 курсов для приготовления штаб- и обер-офицеров к военно-судной части. В следующем году эти классы были переименованы в Военно-юридическую академию, в которую могли поступать офицеры, прослужившие в офицерских чинах не менее 4 и в строю не менее 2 лет. Ежегодный прием был ограничен 25 вакансиями.

В казачьих войсках произошли серьезные реформы. При образовании Туркестанского военного округа в состав его вошла южная часть земель Сибирского войска; в 1867 г. из поселений 2 полков Сибирских казаков, вошедших в состав вновь образованной Семиреченской области, было образовано особое Семиреченское казачье войско, с подчинением его командующему войсками Туркестанского военного округа. Вследствие покорения Кавказа и проведения новой границы с Турцией, утеряли свое боевое значение пограничных Азовское и Новороссийское войска, которые и были упразднены в 1868 г.

Победные успехи, достигнутые Пруссией в войнах 1866 и 1870-1871 гг., указывали, что они должны быть в значительной степени объяснены настойчивым применением этим относительно небольшим государством уже с начала XIX столетия принципа «общеобязательной воинской службы». Нельзя не поскорбеть, что наше Военное министерство, произведшее после неудачной для нас Восточной войны 1853-1856 гг. последовательный ряд реформ в устройстве и всей системе русских вооруженных сил, не озаботилось проведением в жизнь принципа общеобязательной воинской службы тотчас по отмене крепостного состояния русских крестьян. Только в 1870 году было приступлено к разработке этого важного вопроса и образованы две комиссии: одна — для составления Положения о личной воинской повинности и другая — для составления Положения о запасных, местных, резервных войсках и государственном ополчении.

Выработанный Устав о воинской повинности утвержден 1 января 1874 г, и в конце того же года призыв новобранцев был совершен на новых основаниях, которые действуют уже более 35 лет, заключаясь в следующем. Воинскою службою обязано все население Империи; денежный выкуп или замена охотниками не разрешаются; воинская служба признана почетной, потому что к несению ее не допускаются лица, лишенные всех прав состояния. Воинская служба установлена 2 видов: 1) поступление на действительную службу и затем состояние в запасе и в ополчении, и 2) зачисление прямо в ополчение. Вопрос о виде службы решается жребием, к которому призывается каждый русский подданный один раз в жизни — в тот год, когда ему к 1 января исполнилось 20 лет.

Общий срок службы — 15 лет, после чего все зачисляются в ополчение до 40-летнего возраста; до того же возраста числятся в ополчении и прямо в него зачисленные. Сроки действительной службы и состояния в запасе следующие: 1) для лиц, не имеющих льгот по правам образования, — на действительной службе 6 и в запасе 9 лет; 2) для пользующихся правами образования — на действит. службе от 6 месяцев до 4 лет и в запасе — до выполнения 15 лет общего срока службы.
Кроме того, были предоставлены широкие льготы по семейному положению и даже по имущественному. Выполнение воинской службы для населения было весьма легко, ибо ежегодно из числа всех призываемых к ней поступало не более четвертой части.

Изъятия от воинской службы были допущены только для священнослужителей всех вероисповеданий, православных псаломщиков и окончивших курс в духовных училищах; для лиц, неспособных к военной службе физически, и для лиц слишком малого роста (менее 2 аршин и 2,5 вершков).

К сожалению, эта новая система пополнения вооруженных сил не могла дать свои плоды ко времени наступления войны 1877-1878 гг., потому запас, состоявший из лиц, взятых по рекрутским наборам, оказался совершенно недостаточным при потребовавшемся развитии вооружения. Всего к 1 ноября 1876 г. состояло по спискам в армии нижних чинов 722 193 и в запасе 752 305 чел, а всего — 1 474 498 ниж. чин, что было недостаточно не только для приведения армии на военное положение полностью, согласно проектированной в 1873 г. организации, но и для укомплектования армии по незаконченной организации в том виде, в каком она была к концу 1876 г, для чего не хватало 480 тыс. чел, а при вероятном недоборе в 10% — 550 тыс. чел.

Одновременно с преобразованием системы пополнения армии солдатами было решено вообще изменить организацию вооруженных сил на основании принципов усиления полевых и образования кадров резервных и запасных войск; вместе с тем предполагалось преобразовать и развить войска местные, а также дать устройство государственному ополчению. На самом деле, хотя Военное министерство и приложило много энергии в 1870-1876 гг., но оно мало успело выполнить свои благие предначертания. Было сделано лишь следующее.

В 1872 г. сформированы в пеших артиллер. бригадах 5-я и 6-я батареи. В 1873 г. были упразднены резервные батальоны в ожидании общей реформы тыловых войск, но кадры мирного времени образованы не были. В 1874 г. полки Кавказской гренадерской и 5-й армейских пехотных дивизий приведены в 4-батальон. состав и сформирована новая армейская 41-я дивизия. В 1875 г. преобразована кавалерия и конная артиллерия (казачьи полки включены в состав кавалер. дивизий). В 1876 г. гвардейские пех. полки приведены в 4-батальон. состав; дана новая организация крепостной артиллерии; сформированы некоторые запасные артиллерийские части, и часть армии сведена в корпуса (гвард. корпус образован еще в 1874 г.).

При всех этих спешных мерах не были устранены главнейшие недочеты: отсутствие запаса офицеров и недостаток запаса обученных солдат; разнородность состава офицеров и неудовлетворительная подготовка большей его части, не прошедшей военно-учебных заведений высшего разряда, т. е. военных училищ; неопытность старшего командного элемента в руководстве большими войсковыми силами, так как у нас не было организации выше дивизий; несовершенство и разнообразие вооружения как пехоты, так и артиллерии; неудовлетворительное снаряжение как отдельного бойца, так и войсковых единиц.

Из очерка генерал-майора К.И. Дружинина «Военное дело в России при вступлении на престол императора Александра II и перед войной», из книги «История русской армии», М., «Эксмо», 2014, с. 594 – 602.