Иеромонах о. Антоний

В историю доблести и мужества морского флота России золотыми буквами вписаны подвиги лейтенанта Александра Владиславовича Рогуского и иеромонаха Антония. Родился Василий Смирнов (в монашестве — Антоний) в 1843 г., родом был из духовного звания. В годы учения в Самарском духовном училище, по воспоминаниям знавших его, «был весьма скромен и отзывчив на нужды близких». В мае 1865 г. 22-летний юноша стал послушником в Мойском Троицком монастыре.

После 15 лет, проведенных вдали от мира, Василий был принят в Казанскую епархию и переведен в Семиозерную пустынь, размещавшуюся в 17 верстах от Казани. 11 июля 1881 г. в этой небольшой пустыни, где постоянно находились только 20 монашествующих, Василий Смирнов принял постриг под именем Антония…

В 1909 г. о. Антония призвали на пятилетнее служение во флоте. Попал он на Черное море, на минный заградитель «Прут» бывший пароход «Москва», спущенный на воду в 1879 г. На этом корабле, на борт которого о. Антоний впервые ступил 5 июня 1909 г., и было суждено 71-летнему священнику свершить свой подвиг…

Заградитель "Прут"

Заградитель «Прут»

16 октября 1914 года в 7 часов утра «Прут» возвращался с боевого задания. В 14 милях от мыса Херсонес командир «Прута» капитан 2-го ранга Быков Г.А. увидел корабли противника — крейсер «Гебен» (это был немецкий корабль, переданный Германией своей союзнице, Турции), эсминцы «Самсун» и «Тасос». «Гебен» тут же поднял сигнал, приказывавший сдаться.

Быков мог поступить подобно Казарскому (во время Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. одержал победу в бою против 2-х сильных турецких кораблей), тем более что «Прут» вполне мог оказать врагу сопротивление — он был вооружен 8-ю 47-миллиметровыми, 2-мя 37-миллиметровыми пушками и 2-мя пулеметами. Однако капитан принял другое решение — он приказал затопить корабль, чтобы «Прут» не достался врагу. На корабле открыли кингстоны, экипаж начал грузиться в шлюпки. Вражеские корабли в течение 15 минут обстреливали тонущий «Прут», от чего на минзаге начался пожар.

Отказался покидать корабль только один человек — иеромонах о. Антоний. Моряки настойчиво предлагали ему сесть в шлюпку, но он произнес только:
— Спасайтесь сами. Мест в шлюпках на всех не хватит, вы молоды, а я уже пожил на белом свете.
Облачившись в ризу, с крестом и Евангелием в руках, о. Антоний до последнего момента благословлял членов экипажа «Прута», стоя на нижней ступеньке трапа. Затем направился внутрь гибнущего корабля.

Хлынувшая вода заполняла отсеки слишком медленно, и создалась реальная угроза, что неприятель может успеть захватить судно. Тогда молодой минный офицер Рогуский А.В. спустился в трюм и подорвал пороховой погреб. Раздался мощный взрыв, который разорвал судно изнутри, и оно, накренившись, стало исчезать в морской пучине. Горящие обломки деревянной обшивки фейерверком взметнулись вверх и с шипением опустились в воду. Отплывшие от тонущего корабля моряки подняли весла и криками «ура» приветствовали геройский поступок лейтенанта, не пощадившего жизни во имя спасения чести корабля под Андреевским флагом. Салютовали и отцу Антонию. В 8 часов 40 минут горящий «Прут»  с развевающимся на мачте Андреевским флагом, непобежденный, ушел на дно…

О. Антоний стал первым из тринадцати священнослужителей русской армии и флота, которые в течение Первой мировой войны были награждены орденом Святого Георгия IV степени. К тому же он стал первым священником, кого наградили этим орденом посмертно.

Через две недели грозный дредноут в открытом бою был жестоко наказан первым же залпом двенадцатидюймовых пушек флагманского корабля черноморской флотилии — крейсера «Евстафий», после чего, ускользнув за счет преимущества в скорости, «Гебен» встал на длительный ремонт в Босфоре. Победа у херсонесского маяка и вывод из строя дредноута «Гебен» поставили турецкую армию, сосредоточенную в Эрзеруме, в критическое положение — теперь она была лишена единственного и кратчайшего пути доставки грузов и боеприпасов.

Полковник Барыбин А.К.

Алексей Константинович Барыбин родился 5 апреля 1864 г. в Орле. Военное образование он получил в 4-м Московском кадетском корпусе, затем поступил в Одесское пехотное юнкерское училище, которое закончил в чине подпоручика 20 апреля 1884 г. Молодой офицер получил назначение в 54-й пехотный Минский полк.

Боевым крещением Барыбина (тогда уже капитана) стало «восстание боксеров» в Китае: за храбрость при его подавлении Алексей Константинович получил орден Святой Анны IV степени «За храбрость» — так называемое Анненское оружие. Отлично проявил себя Барыбин и на Русско-японской войне — 17 февраля 1905 г. за боевые отличия он был произведен в чин подполковника, получил три ордена, все с мечами: Святой Анны III степени, Святого Владимира IV степени и Святого Станислава II степени.

Российский пропагандистский плакат, посвящённый обороне Прасныша

Российский пропагандистский плакат, посвящённый обороне Прасныша

К началу Первой мировой войны полковник (с 6 декабря 1910 г.) Барыбин командовал батальоном 54-го пехотного Минского полка, входившего в состав 14-й пехотной дивизии. С началом мобилизации опытный боевой офицер был назначен в состав новой, 63-й пехотной дивизии, которая была развернута из кадров 14-й, и стал командиром 250-го пехотного Балтийского полка. 63-й дивизии выпала тяжелая военная судьба.

Она входила в силы прикрытия небольшого польского городка Прасныш, который в феврале 1915 г. оказался целью для крупной боевой группы противника, возглавлял которую генерал Гальвиц. 10 февраля Прасныш был отрезан от остальных русских сил, в городе остался лишь сводный отряд 63-й пехотной дивизии — четыре батальона 249-го пехотного Дунайского и 250-го пехотного Балтийского полков при 16 пушках. Командование над этими небольшими силами принял Барыбин А.К.

Германцы, полагая, что четыре батальона не будут сопротивляться корпусу, предложили Барыбину сдаться во избежание кровопролития. Но командир русского гарнизона отклонил ультиматум. Тогда немцы обрушили на Прасныш всю мощь своей артиллерии. После артподготовки части Гальвица пошли в атаку и после тяжелейшего боя сумели овладеть южной частью города, где размещались казармы. Последовало вторичное предложение сдаться, при этом германцы обещали сохранить Барыбину и всему его отряду жизнь и оружие. К изумлению немцев, это предложение было также проигнорировано.

Последние защитники Прасныша пошли на врага в штыковую — все патроны были уже расстреляны. В первых рядах с шашками в руках шли офицеры гарнизонного штаба во главе с полковником Барыбиным. Началась рукопашная схватка… Жестоко израненного полковника германцы взяли в плен и поместили в концлагере Нейссе.

О дальнейшем вспоминал солагерник Барыбина Успенский А.А.: «Часов в 10 утра комендант попросил всех пленных офицеров выйти на плац. Когда мы все собрались, открылись ворота, и в наш лагерь въехала блестящая кавалькада немецких офицеров во главе с генералом. Сошли с коней и подошли к нам. Немецкий генерал громко вызвал: «Oberst Барыбин, пожалуйте сюда!» Когда полковник Барыбин вышел вперед, генерал по-немецки произнес следующую речь (один из немецких офицеров переводил ее на русский язык): «Во все времена и войны немцы отдавали должное храбрости.

Этому есть исторические примеры, также вот и в эту войну полковник Барыбин со своим небольшим отрядом в бою под Праснышем был нами отрезан от своих и, несмотря на наше первое предложение сдаться, продолжал храбро сражаться. Потом положение его еще ухудшилось, когда отряд его был окружен со всех сторон. Мы второй раз предложили сдаться, с сохранением ему и его отряду оружия — полковник Барыбин отказался и продолжал сражаться, пока остатки его отряда и он сам, раненый, не были взяты нами в плен.

Ценя Вашу храбрость, Господин полковник Барыбин, мы, немцы, возвращаем Вам Ваше оружие!» При этом генерал передал шашку (золотое оружие, полученное полковником Барыбиным еще за японскую войну) с портупеей и Георгиевским темляком полковнику Барыбину, причем все немцы «взяли под козырек» (отдали честь).

Полковник Барыбин молча принял свою шашку, одел на себя и, слегка кивнув головой немецкому генералу, отступил в наши ряды… Немецкий генерал и его свита как-то смущенно переглянулись, молча сели на своих лошадей, раскрылись перед ними ворота, и они уехали. Многие из нас ведь только теперь, из уст наших врагов, узнали о геройстве полковника Барыбина».

Память подвела мемуариста — Золотого оружия «За храбрость» у Барыбина не было, было оружие Анненское — шашка, к эфесу которой крепился орден Святой Анны IV степени «За храбрость». Но сам факт передан точно.

Как складывалась судьба героя-офицера в дальнейшем, в точности неизвестно. Можно предположить, что из германского плена он выехал в Данию, а в конце ноября 1918 г. принял участие в Гражданской войне на севере России на стороне белых. Был начальником офицерской школы, а с марта 1919 г. числился в резерве чинов при штабе главнокомандующего.

Подполковник Казаков А.А.

Александр Александрович Казаков родился в дворянской семье в Херсонской губернии 2 января 1880 г. Военное образование получил в Воронежском кадетском корпусе и Елисаветградском кавалерийском училище. 5 июня 1908 г. корнет Казаков был выпущен в 12-й уланский Белгородский полк. Однако истинным призванием молодого офицера оказалась не кавалерия, а авиация.

В январе 1914 г. Казаков был откомандирован в авиационный отдел Офицерской воздухоплавательной школы, расположенной в Гатчине, а в январе — ноябре 1914-го обучался в Военной авиашколе. Когда Казаков закончил ее курс, уже шла Первая мировая война (впрочем, в то время ее так не называли — никто ведь не знал, что будет и Вторая…). 15 декабря 1914 г. поручик Казаков был направлен в Действующую армию на должность младшего офицера 4-го корпусного авиационного отряда. Первый же вылет оказался неудачным — на «Моран-Парасоле» Казакова загорелся двигатель, и пилоту с трудом удалось посадить машину.

Казаков А.А. у своего самолета, фото начало XX в.

Казаков А.А. у своего самолета, фото начало XX в.

Именно Казаков стал первым русским летчиком-истребителем в полном смысле этого слова. После гибели Нестерова П.Н. полноценных воздушных боев в небе над фронтом практически не случалось — пилоты обеих воюющих сторон при встречах делали вид, что не замечали друг друга, и благополучно следовали своими курсами. Казаков решил покончить с этим «мирным сосуществованием». Он изготовил специальную металлическую «кошку», к которой крепился взрыватель, и предполагал, что в бою сможет с лету зацепить ею вражеский аэроплан, который будет уничтожен взрывом.

18 марта 1915 г. Казаков вылетел на поиски противника. Над селом Гузов, над самой линией фронта, он атаковал германский «Альбатрос», но, не рассчитав траектории, промахнулся и не смог зацепить его «кошкой». «Что было делать? — вспоминал впоследствии Казаков. — Два фронта, сорок тысяч глаз русских и немецких смотрели на нас из окопов, уйти, не сделав ничего, находясь в нескольких метрах от противника, — позор перед этими двадцатью тысячами русских глаз».

Разозлившись на себя, поручик резким рывком развернул машину и бросил ее на вражеский самолет. Раздался сильный удар, в стороны полетели куски искореженных шасси… Каков же был восторг наблюдавших с земли за боем русских солдат, когда «германец» неожиданно начал разваливаться в воздухе, а русский «Моран-Парасоль» продолжил полет!.. Это был первый в мире воздушный таран, после которого таранивший противника летчик остался жив и сумел благополучно посадить свой самолет.

За великолепный подвиг поручик Казаков А.А. был награжден Георгиевским оружием и чином штабс-ротмистра. 27 июня 1916 г. Казаков сбил своего второго «немца», а в течение июля — сразу пять аэропланов врага, что дало ему официальное право именоваться асом (во время Первой мировой так именовались летчики, сбившие не менее 5 вражеских машин). Всего же Казаков А.А. уничтожил в боях 19 самолетов противника, став самым результативным русским летчиком-истребителем Первой мировой.

Служебная карьера Казакова также развивалась успешно. Он становится начальником 19-го корпусного авиаотряда, затем командиром 1-й боевой авиагруппы Юго-Западного фронта. 10 апреля 1917 г. был произведен в ротмистры, 8 сентября 1917 г. — в подполковники. Смелый летчик был награжден шестью орденами, в том числе высшей боевой наградой — орденом Святого Георгия IV степени (31 июля 1917 г.)

После революции Казаков некоторое время служил у большевиков, однако затем сделал свой выбор и, уехав в Мурманск, начал формировать там Славяно-Британский авиационный корпус. С августа 1918 г. Казаков в чине лейтенанта Британских королевских ВВС возглавлял 1-й Славяно-Британский авиаотряд. В течение года Казаков активно участвовал в боях на стороне белых, был ранен.

19 июля 1919 г. русский ас погиб во время испытаний недавно отремонтированного истребителя «Сопвич-Снайп». Однако большинство свидетелей, видевших катастрофу, остались в убеждении, что Казаков покончил жизнь самоубийством. Выдающегося летчика похоронили на краю аэродрома Березники. Над его могилой поставили два скрещенных пропеллера с надписью: «Мир праху твоему, герой России».

Авиаторы Покровский В.Л. и Плонский М.Н.

Виктор Леонидович Покровский родился 14 сентября 1889 года в Нижегородской губернии. В 1906 г. закончил Одесский кадетский корпус, в 1909-м — Павловское военное училище. С 6 августа 1909 г. служил в 10-м гренадерском Малороссийском полку. Попутно поручик Покровский изучал теорию авиации в Петербургском политехническом институте, в июне 1914-го был командирован в Офицерскую авиационную школу и 13 сентября сдал экзамен на звание летчика на аэроплане «Фарман». Первую мировую Покровский начал в составе 21-го корпусного авиаотряда, затем перевелся в 12-й армейский.

Покровский В.Л.

Покровский В.Л.

Мстислав Николаевич Плонский родился 13 января 1895 г. в семье ротмистра. Закончив в 1912-м Одесский кадетский корпус, учился в Елисаветградском кавалерийском училище, из которого был досрочно выпущен в 7-й Белорусский гусарский полк. Уже через месяц участия в боях корнет Плонский был ранен. А 1 января 1915 г. он сменил кавалерию на авиацию — перевелся наблюдателем в 12-й армейский авиаотряд.

Как правило, военлет Покровский и летнаб Плонский работали в паре. Только в период с 16 мая по 15 июля 1915 г. они налетали 141 час, провели 40 воздушных разведок, участвовали в четырех воздушных боях.

15 июля 1915 г. «Фарман» Покровского и Плонского отправился в очередной боевой полет. Разведка прошла успешно, и усталые летчики уже предвкушали отдых, когда на горизонте показался австро-венгерский аэроплан «Авиатик» с бортовым номером 31-13. «Не иначе, идет бомбить штаб армии», — подумал Покровский и, не теряя времени, кинул напарнику:
— Садись, взлетаем немедленно!..

Мотор «Фармана» взревел. Русские соколы пошли наперехват и вскоре зажали «австрияка» в железные «клещи». Как ни пытался вражеский пилот из них вырваться, Покровский неумолимо прижимал его к верхушкам леса, а Плонский меткой стрельбой из маузера пресекал попытки противника избежать вынужденную посадку. От ответного пулеметного огня русские авиаторы умело уклонялись. Наконец «Авиатик» тяжело плюхнулся на землю, из него выскочили двое австрийцев и спешно начали поджигать свой самолет.

«Фарман» коршуном спикировал вниз. Оставив Плонского охранять аэроплан, Покровский выхватил маузер, бросился к австрийскому летчику и сбил его с ног рукоятью пистолета. Наблюдатель, офицер вражеского Генштаба, ошеломленный таким натиском, сам поднял руки. — Вперед с поднятыми руками! — по-немецки скомандовал Покровский. Австриец покорно выполнил приказание…

Вскоре австрийский аэроплан и двое пленных летчиков были доставлены в штаб русской армии. Там долго не могли поверить, что наши летчики были вооружены только пистолетами, а австрийцы — пулеметом. 3 августа 1915 г. поручик Виктор Покровский и корнет Мстислав Плонский были удостоены ордена Святого Георгия IV степени. Оба прекрасно проявили себя в боях и в дальнейшем — Покровский в октябре 1916 г. стал штабс-капитаном, получил орден Святой Анны III степени с мечами и бантом, Плонский был награжден орденами Святого Владимира IV степени с мечами и бантом и Святого Станислава II степени с мечами.

После революции бывший военный летчик Виктор Покровский неожиданно проявил себя как энергичный и талантливый военачальник. Возглавив в марте 1918 г. небольшую Кубанскую армию, он успешно сражался с большевиками, Кубанской радой был произведен в чин генерал-майора, Деникиным — в чин генерал-лейтенанта. В ноябре 1919, — январе 1920 гг. командовал Кавказской армией, сменив в должности барона Врангеля П.Н. 8 ноября 1922 г. B.Л. Покровский был смертельно ранен при оказании сопротивления болгарским полицейским, которые пытались его арестовать в г. Кюстендил. По другой версии, он был убит во время перехода советской границы.

Вне России проходила и дальнейшая жизнь Плонского М.Н. После революции он воевал в авиации Вооруженных сил Юга России, где за боевые отличия был произведен из корнетов сразу в подполковники (1 сентября 1920 г.). Эвакуировавшись из Крыма, жил в Югославии, в годы Великой Отечественной служил в Русском охранном корпусе, командуя взводом. В 1945 г. эмигрировал в Аргентину, а в 1956-м — в США. Умер герой Первой мировой войны Плонский М.Н. в Сиэттле 17 августа 1969 г.

продолжение

По материалам  книги В. Бондаренко «Сто великих подвигов России», М., «Вече», 2011 г., с. 157-171