Традиции общения России и Франции в Москве проявлялись в самых разнообразных и ярких формах. В сфере торговли и культуры происходило непрерывное общение: французы открывали в Москве модные лавки, знакомили москвичей с модными танцами, стимулировали интерес к опере и балету. В Москве обосновались целые семьи французов — Готье, Катуар, Арманд, Тастивен. Они породнились с российскими семьями, включались в создание российской культуры и науки.

В это же время российское дворянство начало использовать французский язык для официальной и личной переписки. В Москве стали появляться усадьбы, принадлежащие французам. Так, в Немецкой слободе обширную усадьбу (Малая Почтовая, 6) получил лейб-медик императрицы Елизаветы Петровны, французский врач Ж. Лесток за помощь, оказанную ей в борьбе за престол. Правда, он вскоре был лишен и усадьбы, и всего состояния, за негативные отзывы об императрице-обнаруженные в его переписке. (По другой версии, лекарь был заподозрен в шпионаже в пользу Франции, что и послужило причиной монаршей немилости.)

В начале 1770-х гг. в Москве появляется титулованный француз, граф де Жилли. В 1773 г. он поселяется в самом аристократическом районе старой столицы на Новой Басманной улице, 15, где располагались усадьбы московской знати — Куракиных, Гагариных, Голицыных. В 1784 г. он продает свою усадьбу богатейшему родственнику князя Потемкина — Высоцкому.

В XVIII в. в Москве работают по договору выходцы из Франции — специалисты-архитекторы. Среди них Н.Н. Легран (1741-1798), ставший в 1791-1798 гг. главным архитектором старой столицы. В стиле классицизма он построил военное учреждение — Кригскомиссариат (Космодамианская набережная, 24-26), а также церковь Успения Богоматери на Могильцах (Большой Власьевский пер., 2/2). Н.Н. Легран жил в Доброй слободе (ныне ул. Машкова, 6), дом его не сохранился.

Храм Святого Людовика Французского. Ул. Малая Лубянка, д. 12

Храм Святого Людовика Французского. Ул. Малая Лубянка, д. 12

К началу XIX в. относятся более частые упоминания об участии французов в торговой и культурной жизни древней столицы. Так, в Столешниковом переулке, 9, поселился французский балетмейстер и танцмейстер, соученик знаменитого Ж. Дидло, Жан Ламираль, который поставил в Арбатском театре балеты «Тщетная предосторожность», «Турецкий дивертисмент» и др. В 1812 г. власти отобрали у него дом и разместили в нем Тверскую полицейскую часть, но после войны он добился возвращения своей собственности. В 1822 г. Ж. Ламираль продал свое домовладение князю Гагарину.

В начале XIX в. развернулась активная деятельность владелицы мастерской французской моды (Козицкий переулок, 6) госпожи Обер Шальме, которую москвичи называли «шельмой». В 1812 г. Наполеон использовал эту даму для выяснения настроений москвичей в связи с ходом военных действий. Русские власти, заподозрив ее в связи с французской разведкой, отобрали ее домовладение. Однако впоследствии ее наследники добились возвращения дома из казенного ведомства.

После войны немало французов осело в России. В Москве они открывали модные мастерские, кондитерские, парикмахерские, гостиницы. Длительное время на Кузнецком мосту были магазины мод Ревелье, Дабо, Ланген, парикмахерские Марку, Жан-Луи Дене, Лангле, кондитерская Трамбле, была даже «прачка из Парижа» госпожа Луи Шамбрун. В 1821 г. в Москве была открыта панорама Парижа, имевшая большой успех у московской публики.

Недаром в комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» звучала фраза: «Опять Кузнецкий мост и вечные французы!». К Кузнецкому мосту примыкает Фуркассовский переулок, названный так по фамилии домовладельца — модного портного Пьера Фуркассэ (по одной из версий — известного мастера по изготовлению париков».

Известна и гостиница Шевалье в Камергерском пер 4 (напротив современного МХТа им. А.П. Чехова). Здесь в 1850 и 1858 г. останавливался Лев Толстой. В 1856 г., за день до смерти, в ресторане этой гостиницы обедал П.Я. Чаадаев, а в 1868 г. П.И. Чайковский встречался с французской певицей Д. Арто. В Столешниковом переулке, 7, находился известный магазин французских и других импортных вин, принадлежавший известному московскому виноторговцу Леве.

К середине XVIII столетия в Москве складывается французская колония. По указу Екатерины Великой 5 декабря 1789 г. был создан французский приход св. Людовика. В 1830 г. архитектором Д. Жилярди первоначально деревянная церковь была перестроена. Это произошло благодаря вкладу прихожан, а также субсидии размером в 50 тыс. рублей, предоставленной императором Николаем I. Одновременно поблизости построили здания католических школ: св. Филиппа для мальчиков и св. Екатерины для девочек и дом св. Доротеи для престарелых французов. Позднее, в начале XX в., для самых маленьких членов французской колонии были построены детский сад и ясли.

Собор св. Людовика и поныне находится на Малой Лубянке, 12. Французы селились либо здесь же, вблизи католического собора, либо в Немецкой слободе. Неподалеку, на Немецком (Введенском) кладбище, члены колонии, как правило, находили вечный покой. Несмотря на относительную компактность расселения, жизнь французской колонии не была замкнутой. Известны случаи браков между выходцами из Франции и российскими аристократами.

Продавщица модного магазина на Кузнецком мосту Полина Гебль последовала в ссылку за участником декабристского восстания поручиком Иваном Александровичем Анненковым, за которого вышла замуж. Впоследствии они вернулись из Сибири в Москву и жили на Кузнецком мосту, 5. Полина Анненкова оставила мемуары. Часть этой истории была описана А. Дюма-отцом в книге «Учитель фехтования», а в наше время их биография вошла в кинофильм «Звезда пленительного счастья».

Дочь декабриста П.Н. Свистунова вышла замуж за француза Августа Шаре. Впоследствии их дочь Елизавета стала женой знаменитого русского художника В.И. Сурикова. Лев Карлович Боде, обер-гофмейстер императорского двора, женился на представительнице древнего рода Колычевых. Их сын, Михаил Львович, барон Боде-Колычев (1824-1888) был известен как коллекционер произведений искусства. Ему принадлежала обширная усадьба на Поварской, 52, где находилось в советское время правление Союза писателей СССР.

Сестра знаменитого драматурга А.В. Сухово-Кобылина, 227 Елизавета Васильевна Сухово-Кобылина (1815-1892), вышла замуж за французского эмигранта-аристократа графа А. Салиас де Турнемира. Она издавала журнал «Русская речь», была известной беллетристкой и писала под псевдонимом Евгения Тур. Их сын — граф Евгений Андреевич Салиас де Турнемир (1840-1908) был автором исторического романа «Пугачевцы 1874 г.», «Путевых очерков по Испании», с 1881 г. издавал журнал «Полярная звезда». Жили они в Денежном переулке, 1/8.

В XX в. общение французской и российской культуры приобрело новые формы. Меценат-миллионер С.И. Щукин создал музей современной французской живописи в своем особняке на Б. Знаменском пер., 8. В 1911 г. по его приглашению музей посетил и принял участие в новой развеске своих картин в экспозиции знаменитый французский художник-фовист А. Матисс. Будучи в Москве, он посетил также МХТ (Камергерский пер., 3), «Общество свободной эстетики» (Б. Дмитровка, 26).

Бабушка К.И. Станиславского по матери была француженкой по фамилии Варлей. Вышла из этой семьи и популярная советская актриса Н. Варлей.

Довольно много сохранилось сведений о французах, осевших в Москве и оставивших след в развитии российской промышленности. Возникшие в России в первой половине XIX в. французские фирмы заполняли пустую нишу в производстве шелковых тканей и парфюмерии, обработке металлов.

Ю.П. Гужон (1854-1916) был крупнейшим пайщиком Товарищества Московского металлического завода. В 1883 г. у Проломной и Рогожской застав Товарищество начало строительство Андроньевского металлического завода — завода Гужона (Металлургический завод «Серп и молот» — Золоторожский вал, 11). Через три года здесь уже работали прокатный, тянульный, гвоздильный цеха. В 1890-1892 гг. были построены две мартеновские печи. Кроме того, Гужоны построили в Лефортове свою шелкомотальную фабрику, и к 1917 г. стали одним из богатейших семейств в Москве. У них были собственные дома в Милютинском переулке, 5, и на Малой Лубянке, вблизи католического собора св. Людовика. С именем Гужона связана деятельность различных благотворительных обществ, помогавших французской колонии.

Семья французских промышленников Армандов в 60-е гг. XIX в. получила разрешение открыть свою ткацкую фабрику в подмосковном Пушкино. Сами они жили в центре города в Ипатьевском переулке, 7, и Трубниковском переулке, 30а. В советское время фамилия Арманд стала известной благодаря Инессе Арманд (1874-1920), француженке, вышедшей замуж за одного из сыновей французского промышленника. После 1917 г. она стала председателем Московского Совета народного хозяйства, а затем заведующей женотделом ПК РКП(б). Жила она напротив Кремля, на Манежной улице, 9, и была близким другом В.И. Ленина.

Семья Жана-Батиста Катуар де Бионкура, представителя знатного дворянского рода, владела шелкокрутильными предприятиями, магазинами по продаже шелка, чая, вина. Жан-Батист был женат на дочери уже упоминавшегося виноторговца Леве, которая впоследствии продолжила дело мужа. В Москве у Катуаров были собственные дома на Петровском бульваре и в Крапивенском переулке, в Подмосковье — свои земельные участки. До сих пор сохранились названия платформ Катуар по Савеловскому и Киевскому направлениям Московской железной дороги, где у них были дачи. Самым известным в этой семье был профессор Московской консерватории Г.Л. Катуар (1861-1926), у него учились многие советские композиторы, в том числе Д. Кабалевский.

До революции наиболее известной парфюмерной фирмой в Москве была фирма Брокаров. Ее основатель, Генрих Афанасьевич Брокар, в 1864 г. открыл мастерскую для производства мыла. В 1869 г. на базе этой мастерской предприимчивый парфюмер создал собственную парфюмерную фабрику (Мытная улица, 15), которая ныне известна как фабрика «Новая заря». У Брокаров был собственный дом недалеко от Серпуховской заставы (улица Павла Андреева, 23) и фирменные магазины на углу Никольской и Большого Черкасского переулка, на Кузнецком мосту.

Другим парфюмерным «королем» в Москве был француз А. Ралле. Его фабрика сначала находилась в Теплом переулке (сейчас — улица Тимура Фрунзе), где было построено несколько корпусов. Семье Ралле принадлежал фактически целый квартал — дома № 9-23. Расширяя производство, Ралле построили новые корпуса в районе Бутырской заставы. Там и теперь находится разросшаяся на месте старых корпусов парфюмерная фабрика «Свобода» (Вятская улица, 47).

Известностью в России, а впоследствии и во Франции, пользовалась парфюмерная фирма Бо. Ее основатель, Эдуард Бо (1835-1899), в 1880-х гг. был управляющим франко-русского общества «Маргарин». Один его сын, Эдуард Бо-младший (1862-1910), в 1906-1910 гг. возглавлял Общество фабрикантов парфюмерного производства Москвы. Второй его сын — Эрнест Бо (1881-1961) создал в России духи «Букет Наполеона», а после возвращения во Францию в 1917 г. создал серию духов «Шанель», получивших всемирную известность.

Фабриканты Жиро не только владели шелкоткацкими фабриками, но были и домовладельцами: построили большой доходный дом на углу Зубовской и Пречистенки. В этом доме жил художник М. Врубель с женой — певицей Н. Забела-Врубель.

Для французского предпринимателя Л.Б. Готье-Дюфайе, главы фирмы, торговавшей железом, чугуном и цементом, было построено несколько домов в Москве, в том числе в Машковом переулке, 1 (ныне посольство Латвии), и на Новорязанской улице, 12. Л.Б. Готье внес также значительный вклад в московское краеведение, собрав большую коллекцию фотографий старой Москвы (ныне находится в РГБ).

Выходцами из Франции были созданы в Москве и другие предприятия. Известны шелкоткацкие фабрики Бувье, Женеве, Мусси, фабрики по производству красок Дешана в Сетуни, хрустальных изделий А. Дютфуа (ныне хрустальная фабрика им. Калинина на Новодмитровской улице, 36/4), суконная фабрика Кардонье в районе Серпуховской заставы, парфюмерная фабрика Лемерсье (ныне трубный завод на Бутырской улице, 85), завод сельскохозяйственных жаток Пурде, трикотажная фабрика Турне и др.

Не меньшую известность в Москве получили обрусевшие французы, работавшие в сфере просвещения. По инициативе историка, профессора В.И. Герье (1837-1919), специалиста по французской революции, в 1872 г. были основаны Московские высшие женские курсы. Первоначально они размешались в зданиях 1-й мужской гимназии на улице Волхонка, 16/2, в 1907-1913 гг. для них на Малой Царицынской (ныне Малая Пироговская, 1) было выстроено специальное здание. В.И. Герье многократно переезжал с квартиры на квартиру и жил одно время на углу Малого Власьевского и Гагаринского переулков (дом не сохранился).

На Кузнецком мосту, 20, до революции был известен книжный магазин Готье. В.И. Готье пользовался большим авторитетом в культурных кругах Москвы, о встречах с ним упоминается в воспоминаниях мецената П.И. Щукина. Выходец из этой семьи Ю.В. Готье (1873-1943) стал видным советским историком, специалистом по истории России. В 1930-е гг. привлекался по политическому делу Академии наук, был арестован, но затем освобожден, работал в Румянцевском музее (Моховая, 22) и преподавал в Историко-архивном институте (Никольская, 15). В 1939 г. он стал академиком. Жил Готье в жилищном кооперативе Академии наук в Машковом переулке, 1. Ю.В. Готье вел дневник, особенно ценный тем, что в нем отразились драматичные события революции 1917 г. и гражданской войны. В 1997 г. он был опубликован отдельным изданием под названием «Мои заметки».

Известна в России и фамилия Делоне. Б.Н. Делоне (1890-1980), ученый-математик, член-корреспондент АН СССР. Его внук, диссидент Вадим Делоне, в 1960-е гг. был арестован. Он отбывал срок в лагере для политических заключенных, затем был выслан во Францию, где вскоре умер.

В Московском университете преподавали профессора H.Л. и А.Л. Дювернуа. В истории российской музыкальной культуры оставили след: музыкальный критик, друг П.И. Чайковского и Н.Г. Рубинштейна, Г.А. Ларош (1845-1904); пианисты А.Л. Дюбюк и А.И. Виллуан; композитор К.П. Вильбоа (1807-1882), автор популярной среди революционной молодежи песни «Нелюдимо наше море», составитель сборника 150 русских песен для различных музыкальных инструментов; А.И. Дюбюк (1812-1897), друг А.Н. Островского, композитор, профессор Московской консерватории, автор книги «Техника фортепианной игры».

Получила известность и камерная певица, представительница семьи родовитых французских эмигрантов Д`Орлиаков — К. Дорлиак, бывшая фрейлина императрицы Марии Федоровны. В Москву К. Дорлиак переехала после революции, ее сын Д. Дорлиак был актером одного из московских театров (умер молодым при невыясненных обстоятельствах). Дочь К. Дорлиак — Н.Л. Дорлиак стала профессором класса пения Московской консерватории и выступала на концертной эстраде вместе со своим мужем, знаменитым пианистом С.Т. Рихтером. Жили они на Большой Бронной, 2.

В области изобразительного искусства и архитектуры также немало французских имен. Известный живописец и график Е.Е. Лансере (1875-1946), член объединения «Мир искусства», иллюстратор произведений Л.Н. Толстого был преподавателем училища живописи, ваяния и зодчества (Мясницкая, 21), участвовал со своим двоюродным братом А.Н. Бенуа в росписи Казанского вокзала в 1911 — 1926 гг., построенного по проекту А.В. Щусева. С 1934 г. жил на углу Боброва и Милютинского переулков (ныне Малая Лубянка, 20/2), на здании сохранилась мемориальная доска.

Сын госпожи Обер-Шальме Л.К. Обер после возвращения своего дома (Козицкий переулок, 6), конфискованного после французского нашествия на Москву, открыл в нем гостиницу. Здесь останавливался А.С. Пушкин, с которым хозяин был в дружеских отношениях. Здесь же произошла встреча А.С. Пушкина и А. Мицкевича. Это событие отмечено мемориальной доской. Сын Л.К. Обера — А.Л. Обер стал архитектором: перестроил особняк Д.Б. Давыдова (Пречистенка, 17), построил церковь для дома Несвицкой на Смоленском бульваре, 30 (1879 г.), он же был скульптором при сооружении Бородинского моста (1912 г.)

В 1860-1880 гг. в Москве работали обрусевшие французы — архитекторы Александр и Гильом (Вильгельм) Вивьены. А. Вивьен в 1881 г. построил особняк в Гороховском переулке, 12 (ныне посольство Эквадора). В. Вивьен в стиле псевдоготики достроил Успенскую моленную для Никольской старообрядческой церкви на Преображенском кладбище (Преображенский вал, 25).

Еще одна семья обрусевших французов — Бенуа — известна своими архитектурными проектами и сооружениями. Отец — Н.Л. Бенуа — составил проект перестройки Петровской сельскохозяйственной академии в Разумовском, его сын Л.Н. Бенуа совместно с А.Н. Гунстом построил здание для страхового общества «Россия» на Лубянской площади, ставшее одиозным в Москве, ибо там размещались ГПУ — НКВД — КГБ. Другой представитель семьи Бенуа — А.Н. Бенуа, как уже говорилось, участвовал с Е.Е. Лансере в росписи Казанского вокзала.

В области прикладного искусства мировую известность получили работы А.П. Фаберже и Е.К. Фаберже. Особое место в нашей культуре принадлежит Ф.А. Рубо, создавшему жанр художественной панорамы. Заметную роль сыграли выходцы из Франции в развитии авангардизма: С.И. Бодуэн де Куртенэ и М.В. Леблан входили в группу «Бубновый валет», М.В. Ле Дантю — в группу «Лучисты и будущники».

Сын знаменитого балетмейстера Мариуса Петипа, артист драмы, Николай Мариусович Петипа (1872-1935) играл в театре Корша, а затем в Малом театре под сценическим псевдонимом Радина.

В Москве сохранился французский некрополь на Введенском кладбище. Здесь, кроме французов, живших в Москве, похоронены участники военного похода Наполеона в Россию в 1812 г., которым французская колония в 1889 г. поставила памятник. В годы Второй мировой войны здесь были захоронены останки пилотов французской эскадрильи «Нормандия — Неман», сражавшихся вместе с советскими летчиками против фашистов. Часть французских захоронений находится на Новодевичьем кладбище. Среди них — Дорлиак, Дювернуа, Лансере.

В топонимике Москвы и Подмосковья остались некоторые упоминавшиеся ранее названия, связанные с французскими фамилиями. Уже в советское время площадь в районе станции метро «Филевский парк» была названа в честь Ромена Роллана, а площадь, находящаяся вблизи ВВЦ (ВДНХ), носит имя генерала де Голля. В современный период постепенно восстанавливаются контакты России с французскими фирмами и банками, в России их 60, только в одной Москве 31 французская фирма. Компания «Рено» способствовала возрождению московского автозавода, где началась сборка новейших моделей «Рено» и их продажа для потребителей в России.

Значительную роль в банковских операциях Москвы и России стал играть французский банк «Societe Généгаlе». Весьма популярна в Москве сеть гипермаркетов «Ашан». Дореволюционная известная фирма «Катуар» заняла значительное место в мебельной торговле Москвы. Выходцы из Франции адаптировались в современной Москве. Они периодически встречаются в здании Музея Москвы. В столице действует 26 школ с обучением на французском языке, в том числе лицей возле собора Св. Людовика с программой обучения, принятой в современной Франции.

Всеволод Егоров-Федосов, обрусевший, но чрезвычайно энергичный в поддержке и изучении французской колонии в Москве, потомок семьи Арманд, издал книгу о первых французских поселенцах и их торговых домах и мастерских в Москве, где были использованы документы семей Арманд, Тастевен, Готье и других. Заслугой представителей семьи Готье является создание фотолетописи Москвы конца XIX — нач. XX вв., которая была создана досконально и точно благодаря фотографиям, сделанным Э.В. Готье-Дюфайе. Он фотографировал целые кварталы, отдельные сооружения, и благодаря его фотолетописи можно в XXI веке проследить перемены в жизни столицы России.

В 2013 г. открылся Французский культурный центр в собственном здании на улице Воронцово поле, а раньше он арендовал половину этажа в Библиотеке иностранной литературы. Здесь не только функционирует библиотека с книгами на французском языке, но и проводятся регулярные встречи с деятелями французской культуры, посещающими Москву.

В 1911 году Москву посетил знаменитый художник Анри Матисс. Его пригласил известный московский меценат и коллекционер Сергей Иванович Щукин, заказавший ему три декоративных полотна для своего дома в Москве («Танец» (1910), «Музыка» (1910) и «Купание» (осталось лишь в эскизах). Панно сначала были выставлены в Париже, потом автор привез их в Москву. Здесь ему был оказан великолепный прием. Побывал А. Матисс в Третьяковской галерее и в особняке художника И. Остроухова (Трубниковский пер.,15). Он осмотрел и высоко оценил эту коллекцию древнерусских икон, после чего сделал вывод о том, что современным европейским художникам надо учиться достижениям древнерусского искусства. В ОР ГМИИ находится фильм о А. Матиссе, подготовленный на материалах его секретаря и многолетней музе — Л.И. Делекторской.

Другой знаменитый французский художник М. Дени создал многофигурную композицию, посвященную легенде о Психее, в доме другого мецената французского искусства И.А. Морозова, и эта композиция до сих пор остается украшением конференц-зала PAX (Пречистенка д. 21). В 1934 г. в Москве побывал и посетил Музей Западной живописи и Третьяковскую галерею знаменитый французский постимпрессионист А. Марке. Неоднократно бывал в Москве и другой французский художник Ф. Леже, здесь были устроены его выставки в ГМИИ.

В Москве и под Москвой после гражданской войны работал знаменитый российский художник М. Шагал, обосновавшийся во Франции, но устроивший в 1980-е годы свою выставку в ГМИИ.

Действительным членом АМН является внук академика Ю.В. Готье — профессор и директор Института трансплантологии АМН России С.В. Готье. В области российской химической науки значительное место занимал академик В.А. Платэ (1934-2006), специалист в изучении полимеров. Он работал в институте РАН на Ленинском пр., 31.

Значительный вклад в театральное искусство России в театре сатиры в Москве внесли представители французской диаспоры Г.П. Менглет и О.В. Солюс. Блистательной была роль Жоржа Дюруа в инсценировке романа Г. Мопассана «Милый друг», где Г. Менглет использовал для создания образа французский шарм, но наряду с этим и чисто российское критическое отношение к этой обманчивой натуре (бабушкой актера была дочь российского боевого генерала, участника Русско-турецкой войны 1877-1878 гг.).

Если упоминать о многочисленных французских визитерах в Москве, то надо упомянуть об А. Франсе, побывавшем здесь еще до Первой мировой войны, о французских писателях — Р. Роллане, А. Жиде, Л. Арагоне, А. Мальро, Ж.-П. Сартре. В годы Второй мировой войны, когда Париж был оккупирован фашистами, французский писатель с еврейскими корнями Ж.-Р. Блок жил в Москве и работал на радио во французской редакции, вещавшей на Францию (М. Никитская, д.5).

Надо вспомнить и об французских актерах, бывавших в Москве, — Ж. Виларе, Ж. Филиппе, И. Монтане, о многочисленных артистах эстрады Ж. Греко, М. Матье, Ж. Бреле и других. Они, как правило, останавливались в знаменитых московских отелях — «Националь», «Савой» («Берлин»), «Центральная», «Метрополь» и др. — и выступали в Концертном зале имени Чайковского, Театре эстрады и других сценических площадках.

Французская актриса М. Влади, жена российского артиста театра на Таганке В. Высоцкого, жила в его квартире на Б. Грузинской, 28. Она снималась и в российских кинокартинах,  частности, в «Сюжете для небольшого рассказа» из жизни А.П. Чехова.

Из книги «Москва гостеприимная: Люди, памятники и традиции многонациональной Москвы» под ред. В.Ф. Козлова, «Москвоведение», 2014, с. 225 — 234. (Статья О.Б. Полякова «Французы в Москве»).