Князь Даниил Александрович Московский никогда не занимал великокняжеский престол. Он умер за год с небольшим до смерти своего старшего брата, великого князя Владимирского Андрея Александровича. После же смерти князя Андрея (случившейся в 1304 году) на Руси оказалось сразу два претендента на великокняжеский престол — старший сын Даниила, Юрий Данилович Московский, и его двоюродный дядя, князь Михаил Ярославич Тверской. Заспорив о великом княжении, оба отправились в Орду.

Так Москва открыто вступила в борьбу за главенство над Русской землёй. Соперником её в этой борьбе стала Тверь — ещё один быстро развивающийся город Северо-Восточной Руси, центр Тверского княжества.

Князь Михаил Тверской был старше Юрия и, по тогдашним представлениям, имел больше прав занять великокняжеский престол. Его знали и любили на Руси как храброго и удачливого воина. Так, в 1293 году, во время страшной «Дюденевой рати» (разорение 14 русских городов ордынским полководцем Туданом – Дюденем), Михаил оказался единственным русским князем, сумевшим защитить свой город: узнав о его готовности принять бой, татары не решились нападать на Тверь.

В Орде оба князя начали раздавать богатые подарки татарским вельможам и самому хану («царю»), а ещё больше обещать в случае, если им достанется ярлык на великое княжение Владимирское. Больше серебра, наверное, оказалось у Михаила: он и получил ханский ярлык, а вместе с ним — верховную власть над Русью.

Князь Михаил Ярославич подносит дары хану Узбеку. Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI век.

Князь Михаил Ярославич подносит дары хану Узбеку. Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI век.

Вернувшись на Русь, Михаил дважды приходил с войском к Москве (в 1305 и 1308 годах). Но оба раза стены московского града выдержали осаду. Михаил отступил, «много зла сотворив» горожанам, иными словами, опустошив и разорив округу.

Московский и тверской князья сделались заклятыми врагами. Эта вражда перейдёт по наследству и к их преемникам. И вновь князья будут приводить из Орды татар, втягивая их в собственные распри и отдавая им на растерзание Русскую землю.

«При сих князьях сеялось и разрасталось усобицами; погибала жизнь наша, в княжеских крамолах века сокращались людям», — так писал о Михаиле и Юрии в 1307 году псковский писец Домид, в приписке к изготовленному им Евангелию, цитируя почти дословно знаменитое «Слово о полку Игореве», описывавшее княжеские усобицы XII века.

В 1312 году правителем Золотой Орды стал хан Узбек. Юрий сумел войти к нему в доверие. Около 1317 года Узбек отдал замуж за Юрия свою сестру Кончаку и передал новому зятю ярлык на великое княжение Владимирское. О том, что произошло дальше, рассказывает летописец.

Так изобразил тверской художник великого князя Михаила Ярославича и его мать, княгиню Оксинию (Ксению), предстоящих Спасу. Миниатюра тверской рукописи «Хроники Георгия Амартола». XIV век

Так изобразил тверской художник великого князя Михаила Ярославича и его мать, княгиню Оксинию (Ксению), предстоящих Спасу. Миниатюра тверской рукописи «Хроники Георгия Амартола». XIV век

«В лето 1317 пришёл великий князь Юрий Данилович Московский из Орды на великое княжение и привёл с собою послов татарских сильных; имена им — Кавгадый, и Астрабыл, и Острев. Князь же Михаил Ярославич Тверской, собрав многую силу, вышел против них и встретил их у Костромы. И стояли по обе стороны Волги в течение долгого времени. Затем великий князь Юрий Данилович, переговорив с Кавгадыем, отступил от великого княжения в пользу князя Михаила Ярославича Тверского. И так возвратился князь Михаил в свою отчину, в Тверь

Той же зимой великий князь Юрий Данилович Московский, с Кавгадыем, и со многими татарами, и с прочими князьями, и со многою силой, пошёл от Костромы к Ростову, а от Ростова пошёл к Переяславлю, а от Переяславля пошёл к Дмитрову, а от Дмитрова — к Клину. И многих людей в полон взяли, и подошли к городу Твери близко, за восемь вёрст, и стояли на месте том пять недель, а всего воевали в тверских волостях три месяца. И ездили послы от Кавгадыя в Тверь к князю Михаилу Ярославичу, но мира не заключили. И пошёл Кавгадый с великим князем Юрием Даниловичем Московским, и с прочими князьями, и со многою силой к Волге, и встали на переправе у Волги, и воевали много.

А затем пошли опять к граду Твери и не дошли сорок вёрст до города, и встретил их князь Михаил Ярославич Тверской на Бортеневе (село в Тверской области) с силою своею. И сошлись оба войска, и была битва великая и побоище жестокое. И помог Бог князю Михаилу Ярославичу Тверскому, и одержал он победу. И побежал великий князь Юрий Данилович Московский в Новгород с малой дружиной, а великую княгиню его Кончаку, наречённую в крещении Агафьей, в плен взяли, и многих иных князей, и бояр, и татар в плен взяли, и привели всех их в Тверь».

После этого Михаил примирился с Кавгадыем и его татарами, пригласил их в Тверь и «великую честь» воздал им, одарив богатыми дарами. Однако случилось непредвиденное: княгиня Кончака неожиданно умерла в Твери. В Москве тотчас же распространились слухи, будто княгиню отравили тверичи. Смерть княгини ставила обоих князей в сложное положение. Ведь теперь им предстояло держать ответ перед ханом Узбеком. Одному, Юрию, в том, что не смог уберечь своей жены; другому, Михаилу, в том, что та приняла смерть в его городе. Кроме того, Михаилу надо было отвести от себя обвинение в намеренном отравлении ханской сестры.

Князья договорились о встрече на Волге, долго препирались между собой, едва не начали новое сражение, но наконец договорились на том, что оба пойдут в Орду. Хан Узбек должен был рассудить их. Отправились уже в следующем, 1318 году. Юрий Московский с Кавгадыем (которого летописи называют «начальником» всему случившемуся злодейству) опередили тверского князя. Михаил задержался. Наверное, он хотел собрать как можно больше серебра, а пока послал вперёд себя своего двенадцатилетнего сына Константина.

Юрий и Кавгадый, приехавшие первыми, оклеветали тверского князя перед ханом. «Князь Михаил дани многие собрал и к немцам бежать хочет. А к тебе, царю, не идёт, и с послом царёвым воевал, и княгиню отравою отравил!» Так, по словам летописца, наговаривали они Узбеку. Тот немедленно призвал к себе провинившегося. 6 сентября 1318 года Михаил наконец прибыл в Орду, кочевавшую тогда у берегов Азовского (Сурожского) моря, близ устья реки Дон.

О том, что произошло дальше, на Руси стало известно гораздо позже, уже после возвращения Юрия в Москву. Вот что рассказывает о случившейся трагедии «Повесть об убиении в Орде князя Михаила Тверского». Спустя полтора месяца после прибытия Михаила в Орду состоялось судилище, на котором главными обвинителями выступили Юрий и Кавгадый. Князя Михаила даже не стали слушать. Его заключили под стражу, связали, на шею возложили тяжкую дубовую колоду.

«Вскоре царь Узбек со всей Ордой двинулся на охоту к берегам реки Терек. Святого же князя Михаила и всех приближённых его повелел вести за собой. И тяжек был путь тот. Блаженный князь Михаил смолоду имел такой обычай: каждый вечер петь псалмы Давыдовы; не изменял он этому обычаю и в течение всего путешествия. Но поскольку беззаконные стражники каждый вечер заключали его руки в деревянную колоду, то перед ним всегда стоял один из отроков с разогнутой Псалтирью и перевёртывал листы.

Вскоре остановились за Тереком, города Дедякова (находился на территории современного Дагестана, недалеко от побережья Каспийского моря). К тому времени миновало уже двадцать шесть дней непомерной тяготы князя Михаила. 22 ноября, рано утром, князь Михаил повелел отслужить заутреню и причастился Святых Тайн Христовых. А затем попросил священников, бывших с ним, чтобы те разогнули перед ним Псалтирь.
— Ибо, — сказал, — скорбит душа моя.

Разогнули Псалтирь перед князем, и такие слова раскрылись ему: «Сердце моё трепещет во мне, и смертные ужасы напали на меня». А в то самое время окаянный Кавгадый испрашивал у царя позволения убить блаженного князя, и позволил ему царь…

Кавгадый же и Юрий соскочили со своих коней на торгу, недалеко от шатра князя Михаила, и послали убийц к князю. Словно лютые звери, ворвались те в шатёр и узрели князя, стоящего на молитве. И схватили его окаянные кровопийцы за колоду, бывшую на его шее, и ударили им с силой о стену шатра, так что стена проломилась. Князь Михаил сумел подняться на ноги, но убийцы снова схватили его и повалили наземь и начали избивать ногами.

И один из убийц, некий Романец, выхватил огромный нож, и ударил блаженного князя в грудь, в правую сторону, и, поворачивая ножом в груди князя, вырезал ему сердце. Так предал блаженный и христолюбивый князь Михаил Ярославич свою душу в руки Божии. Случилось же это в лето 1318, 22 ноября, в среду, в седьмом часу дня (примерно 2 часа пополудни).

Шатёр же блаженного князя разграбили русские и татары, бывшие поблизости, а честное его тело бросили нагим, ничем не прикрытым. И приехал один из убийц на торг к Юрию и Кавгадыю, и сказал им:
— Вот, исполнили мы то, что повелели нам. Кавгадый же и Юрий подъехали к телу блаженного князя. Увидел Кавгадый тело его, брошенное нагим, и сказал Юрию:
— Что, разве он не старший брат тебе? Почему не прикроешь тело его?

И повелел Юрий своим людям прикрыть тело князя Михаила. И положили его на телегу, на доски, и привязали верёвками. Князья же и бояре собрались в одном из шатров, и пили вино, и хвастались друг перед другом, кто какую вину наговорил на святого…» Тело князя Михаила ещё долго возили по дальним кочевьям, пока наконец не привезли на Русь. Но всё было сделано втайне.

«И везли его по городам русским, и довезли до Москвы, и положили в церкви Преображения Святого Спаса, в монастыре. Княгине же его и сыновьям не было ничего известно о том, что произошло, потому что далеко была земля та, и не было никого, кто бы сообщил им об этом».

Только на следующий год, когда князь Юрий Данилович Московский вернулся на Русь с ярлыком на великое княжение Владимирское, весть об убиении Михаила дошла до Твери. В городе Владимире Юрий встретился с сыном убитого Михаила, князем Александром Михайловичем, и заключил с ним мир. Александр долго и униженно умолял Юрия, чтобы тот передал ему тело отца. 6 сентября 1319 года, ровно через год после прибытия Михаила в Орду, он наконец был похоронен в Твери, в церкви Святого Спаса, оплакиваемый своими сыновьями и всеми людьми — не только тверичами, но и жителями других городов. Князь Михаил Тверской причтён Церковью к лику святых. Его церковная память празднуется 22 ноября (5 декабря).

Так, в результате преступления, князь Юрий Московский сделался великим князем Владимирским, первым среди всех русских князей. Но ему уже никогда не удастся оправдаться от этого страшного злодеяния. В русскую историю он войдёт князем-убийцей, бросив мрачный отсвет на всю первоначальную историю возвышения Москвы. Но не станем судить Юрия по меркам нашего века. Он был сыном своего жестокого времени, и это время наложило отпечаток и на него, и на его жертву, Михаила Тверского, и на большинство тогдашних русских князей.

Торжество Юрия, однако, продолжалось недолго. Совершив злодейское убийство в Орде, он, как оказалось, подготовил и своего собственного убийцу — ещё одного сына Михаила Тверского, князя Дмитрия Михайловича, получившего от современников устрашающее прозвище — Грозные Очи. В лето 1324 князь Юрий Данилович был вызван в Орду, к хану Узбеку. Спустя год туда же отправился и Дмитрий Грозные Очи.

«И той же зимой, 21 ноября, князь Дмитрий Михайлович Тверской убил в Орде великого князя Юрия Даниловича. И при везли его тело в Москву, и похоронили в церкви святого Михаила», — сообщают летописи. Дмитрий отомстил за смерть отца. Но хан Узбек жестоко наказал его за самоуправство. 15 сентября 1326 года Дмитрий был казнён в Орде. Ярлык на великое княжение Владимирское получил его брат, тверской князь Александр Михайлович. Но это был ещё далеко не конец противостояния Москвы и Твери…

продолжение

Из книги А. Карпов «Русь Московская», М., «Молодая гвардия», 1998, с. 34 — 41.