Подводники-североморцы в дело разгрома агрессора, посягнувшего на честь и независимость нашей Родины, внесли наиболее значительный вклад, отправив на дно 181 транспорт и боевой корабль, а также повредив 41 транспорт и корабль. Итого, выведено из строя 222 единицы транспортных и боевых морских средств общим водоизмещением 600 тыс. тонн.

Конечно, как и везде, победы эти дались нелегкой ценой: 23 подводные лодки погибли от воздействия противника. 21 лодка покоится на дне Баренцева моря, одна — почти в центре Норвежского моря и одна — северо-западнее пролива Маточкин Шар у острова Новая Земля.

21 июля 1933 г. Сталин И.В. во главе комиссии, в которую входили Ворошилов К.Е., Киров С.М. и др., прибыл в Сорокскую губу Белого моря, куда накануне пришел первый отряд советских военных кораблей из Ленинграда по достраивающемуся Беломорско-Балтийскому каналу. В составе отряда были эскадренные миноносцы «Урицкий» и «Валериан Куйбышев», сторожевые корабли «Смерч» и «Ураган», а также две подводные лодки: «Д-1» («Декабрист») и «Д-2» («Народоволец»).

Комиссия посетила подводную лодку «Д-2», эсминец «Урицкий», сторожевые корабли, а затем поездом направилась в Мурманск. В Мурманске комиссия перешла на буксир «Буревестник», на котором в течение многих часов внимательно провела осмотр побережья Кольского залива. Целью комиссии было окончательное определение места для строительства баз и оборонных сооружений флота.

Адмирал Головко А.Г.

Адмирал Головко А.Г.

Так начал создаваться советский Северный флот, в состав которого вошла первая бригада подводных лодок, положившая начало самому мощному из всех флотов Советского Союза — подводному флоту, ставшему впоследствии ядром советского ракетно-ядерного флота. А первой подводной лодкой России на Севере была подводная лодка «Святой Георгий», купленная у итальянцев и перегнанная в 1917 г. в Архангельск. Командиром лодки был старший лейтенант А. Ризнич. Водоизмещение лодки было 250 тонн, и по своим тактико-техническим данным она была примерно такой же, как немецкие подводные лодки серии «II А».

Фактически это была первая российская ПЛ, прошедшая через все Средиземное море. Преодолев 5000 миль, прорвавшись через целый ряд минных заграждений и зон действия германского флота, лодка благополучно дошла до пункта назначения. После ремонта и отдыха личного состава лодка стала выходить в Баренцево море для несения дозорной службы и освоения морей Арктического бассейна.

…5 августа 1933 г. корабли, прибывшие на Север в первом эшелоне, в кильватерной колонне вошли в Кольский залив и стали на якоря на Мурманском рейде. В октябре этого же года в составе Северной флотилии (так стало именоваться еще с 1 июля новое объединение кораблей) был сформирован отдельный дивизион подводных лодок, в состав которого вошли 3 первые подводные лодки: «Д-1» (Секунов Б.А.), «Д-2» (Рейнер Л.М.) и «Д-3» (Грибоедов К.Н.). «Д-3» пришла из Ленинграда во втором эшелоне боевых кораблей.

В ноябре вновь сформированный дивизион передислоцировался в новую, хорошо оборудованную военно-морскую базу Полярный. 11 мая 1937 г. Северная флотилия была преобразована в Северный флот. Подводные лодки, как и другие корабли Северного флота, начали интенсивное освоение морского театра, практическую отработку задач боевой подготовки. Капитан 3-го ранга Попов М.Н., сменивший Грибоедова К.Н. в должности командира «Д-3», писал впоследствии:

«Мы, подводники… весь театр излазили на подлодках, знали его хорошо, как можно его узнать только при очень серьезной и энергичной работе. Военные корабли здесь по-серьезному не плавали никогда. Опыта не было, штормы, туманы, снежные заряды Ледовитого океана без всякого преувеличения — свирепы. А мы совершали на Севере такие продолжительные автономные плавания, каких не совершала ни одна подлодка других стран» (Полярная правда, 1937, 17 ноября).

Надо отметить, что в Первую мировую войну 4 августа 1916 г. немецкая подводная лодка «U-75» поставила минное заграждение у мыса Орловский в Белом море, а 2 октября — у мыса Городецкий и в заливе Святой Нос. Отличилась и подводная лодка «U-48», захватив русский пароход «Сучан». Проявили активность и несколько других немецких подводных лодок, потопивших вблизи Мурманского побережья в 1916 г. 31 судно из 1582, прошедших через этот район.

В русском военно-морском флоте не было в этом районе в то время сколько-нибудь мощных противолодочных сил. Только эсминец «Грозный» сумел метким артогнем потопить одну подводную лодку — «U-56». Англичане прислали в район Мурманска 3 подводные лодки, но они никакого противодействия немецким подводникам не оказали. Большую часть времени английские подводники отстаивались в Екатерининской гавани, ссылаясь на разные «уважительные» причины.

Конечно, опыт, приобретенный подводниками наших первых подводных лодок в предвоенные годы, очень сильно помог нашим подводным силам во время войны. Никто раньше и позже из немецких или английских подводников не заходил так далеко к Северному полюсу, как наши подводные лодки.

В 1935 г. дивизион подводных лодок совершил поход к Новой Земле для изучения возможности базирования в губе Белушьей. План похода, разработанный штабом флота, рассматривался лично Сталиным И.В. (Сталин смотрел далеко вперед, предвидя, что Арктика вскоре станет одним из важнейших районов не только из-за начавшегося развиваться Северного морского пути вдоль побережья страны, но и возможным театром боевых действий военно-морского флота).

Летом 1937 г. на Север прибыли 4 подводные лодки типа «Щ», одной из которых командовал старший лейтенант Колышкин И.А., который прославится в Великой Отечественной войне и станет Героем Советского Союза. Из этих лодок был сформирован второй дивизион.

В феврале 1938 г. из двух этих дивизионов была сформирована бригада подводных лодок, которую и возглавил Колышкин И.А. Свою подводную лодку «Щ-404» он передал Лунину И.А., ставшему впоследствии прославленным советским подводным асом, Героем Советского Союза.

В это же время (февраль 1938 г.) подводная лодка «Д-3» (старший лейтенант Котельников В.Н.) совершила первое в мире подледное плавание. Это было в период спасения отважной четверки советских полярников во главе с Папаниным И.Д., высадившейся на Северном полюсе.

Льдина, на которой папанинцы совершали свой беспримерный дрейф, раскололась на отдельные части. Обломок льдины размером 200×300 м уносило в Гренландское море. Подводная лодка «Д-3» совместно с ПЛ «Щ-402» и «Щ-401», самолетами полярной авиации и ледоколами «Таймыр» и «Мурман» вышла на помощь к полярникам.

При следовании в направлении станции «Северный полюс-1» в Датском проливе (район островов Ян-Майен и Исландии) по маршруту «Д-3» стали часто попадаться льдины. Вначале льдины были небольшие, которые можно было обойти, а потом — все больше и больше. Лодка вынуждена была многократно погружаться под лед, пересекая ледовые перемычки, среди которых была такая, что под ней пришлось около получаса идти на глубине 50 м.

Эти несколько миль, пройденные подо льдом, по существу, были первым в мире подледным плаванием подводной лодки. Это потом, через 45-50 лет месячное плавание атомных лодок подо льдом станет в порядке вещей, а будут подледные плавания сроком и до 2 месяцев. К тому же при некоторых плаваниях и толщина пакового льда над лодкой будет до 50 метров. Но пока было лишь 30 минут. И это было большим событием не только в жизни экипажа подводной лодки, но и в истории развития подводного флота вообще.

В сложных условиях при ураганном ветре, когда от брызг и волн надстройка лодки покрывалась десятисантиметровым слоем льда, а крен достигал 40 — 45 градусов, лодка упорно продвигалась к «СП-1». Нет никакого сомнения, что подводники добились бы своей цели, если б их не опередили ледоколы «Таймыр» и «Мурман». На обратном пути шторм усилился. Крен при качке достигал 55 градусов, грозя пролитием электролита аккумуляторных батарей. Шторм перешел в ураган…

Через 4 года подводные лодки «Д-2», «Щ-402», «Щ-403» и «Щ-404» снова участвовали в выполнении специального правительственного задания, будучи развернутыми в океане для обеспечения радиосвязи с самолетом Героя Советского Союза Коккинаки В.Н., совершавшим полет из Москвы через Северную Атлантику в США.

В истории советского подводного флота много еще потом будет специальных правительственных заданий. В частности, будет и задания подобного рода, связанные с обеспечением первого в мире космического полета Гагарина Ю.А. и полетов других советских космонавтов. …Летом 1940 г. подводная лодка «Щ-423» под командованием капитана 3-го ранга Зайдулина перешла Северным морским путем из Полярного во Владивосток.
Через 25 лет такие переходы станут нормой, а атомными лодками будут выполняться (через Центральный арктический район) за 7 — 9 суток. А тогда этот переход с остановкой в Певеке и Петропавловске-Камчатском занял 67 суток. Лодка прошла 7277 миль, из которых 681 милю в полярных льдах.

Приближалась война в Европе. 15 мая 1939 г. в Заполярье пошел из Ленинграда дивизион из 6 «малюток»: «М-171», «М-172», «М-173», «М-174», «М-175» и «М-176». В Екатерининской гавани ошвартовались они 10 июня. 5 июня 1939 г. отправился на Север из Кронштадта еще один дивизион лодок типа «Щ» («Щ-421», «Щ-422», «Щ-424»).

Летом 1940 г. бригада подводных лодок пополнилась двумя новыми подводными лодками типа «К» («К-1» и «К-2»), Командиром дивизиона «катюш» был назначен капитан 2-го ранга Гаджиев М.И., прославившийся впоследствии в годы войны, ставший Героем Советского Союза и погибший в мае 1942 г. в одном из походов, вместе с ПЛ «К-23».

Новейшие подводные лодки типа «К» отличались от всех других хорошими мореходными качествами, значительной (до 22 узлов) скоростью в надводном положении (подводная скорость — 10,3 узла), мощным артиллерийским вооружением (два 100-мм орудия, две 45-мм зенитные пушки и 2 пулемета). Лодка имела 10 торпедных аппаратов (6 — в носу и 4 — в корме). Запас торпед — 20, запас мин — 20, дальность плавания — 16 500 миль. Постановка мин осуществлялась не только через торпедные аппараты, но и через люки, расположенные в средней части корпуса под центральным постом лодки. Мощность каждого из 2 дизелей составляла 4200 л.с. Мощность гребных электродвигателей по 1200 л.с. Предельная глубина погружения 100 м, автономность — 50 суток. Экипаж — 64 человека. Водоизмещение — 1480 тонн.

По своим ТТХ этот «подводный крейсер» не уступал аналогичному такого же класса немецкому — серий «ХIС» и «ХВ», превосходя их по дальности плавания, скорости, вооружению. Главным недостатком нашей ПЛ было то, что она не имела гидроакустической станции, близкой по ТТХ к немецким, и до конца войны на наших ПЛ не появились радиолокационные станции, тогда как на немецких они стали устанавливаться уже в 1943 г.

Вот как оценивал подводные лодки типа «К» Герой Советского Союза контр-адмирал Колышкин И.А. в своей книге «В глубинах полярных морей»: «… «катюши» — великолепные подводные крейсера, которые могут сделать честь флоту любой нации. Эти корабли, сравнительно недавно вступившие в строй, очень мореходны, обладают большой автономностью, что позволяет им действовать в океане, далеко от своих баз. Соответствует этим задачам и вооружение. У них шесть торпедных аппаратов в носу и четыре в корме. А на палубе две 100-мм пушки и две сорокапятки. Солидный артиллерийский кулак даже для надводного корабля!»

Сталин И.В. понимал значение Северного морского театра, а поэтому наращивание сил Северного флота шло довольно интенсивно. Вот что вспоминает бывший командующий Северным флотом адмирал Головко А.Г. в своей книге «Вместе с флотом»: «Вызов в Москву в июле 1940 г. и встреча с Сталиным, после которой состоялось назначение на Север, — это был итог флотской практики…

…Только после моих ответов на вопросы зашел разговор о Севере. «Там сейчас нет порядка и дисциплины, комфлот лишь спорит с рыбаками, а дело стоит», — сказал Сталин И.В. Между тем театр большой важности, очень сложный, открытый, по-настоящему океанский театр, не в пример Балтике и Черному морю. И не надо забывать, что во время Первой мировой войны связь между западными государствами и Россией была более безопасной по северному направлению, нежели через Балтийские порты…»

Северный флот, как никакой другой, оказался готовым к военным испытаниям, хотя зона его ответственности была исключительно велика. Головко А.Г. пишет: «Для Северного флота в годы войны это было пространство от Шпицбергена до бухты Тикси, равное пространству от Риги до Иркутска».

Геббельсовская пропаганда во всю мощь славила «доблести» немецких военных моряков. Не смолкая шли радиопередачи о победах «волчьих стай» Карла Деница в Атлантике к моменту нападения на нас, о «гении войны» надводных рейдеров — гросс-адмирале Редере. Еще бы: осенью 1940 г. «карликовый» линкор «Шеер» потопил за один рейд 16 судов и благополучно возвратился в базу. Счет потопленных судов союзников приближался к тысяче.
Немцы захватили военно-морские базы в Норвегии, Голландии, Бельгии, Франции. Подводная война перешла в тотальную фазу. Немецкие подводные асы наперегонки рвались к заветному рубежу — 100 тыс. потопленного тоннажа, чтобы получить Рыцарский крест, а с ним — поместье на плодородных землях России…

Готовясь к нападению на Советский Союз, Германия сосредотачивает на Северном театре до пятидесяти боевых кораблей, в числе которых вспомогательный крейсер, восемь эсминцев и шесть больших подводных лодок. Но это только для начала. Позднее, после того, как они убедятся, что «наши корабли способны на большее, чем держаться на воде и не тонуть» (Колышкин И.А.), они начали усиливать корабельную и авиационную группировки.

К моменту нападения Германии на Советский Союз Северный флот имел в своем составе примерно равное с немцами количество надводных кораблей, а по подводным лодкам было даже некоторое превосходство. Вот только значительное превосходство имели немцы по авиации и сухопутным войскам. Главное внимание немецкого командования было сосредоточено на захвате единственного в Заполярье незамерзающего порта — Мурманска и отсечении всего Кольского полуострова.

Для этого в Норвегии были подготовлены и сосредоточены 3 дивизии горно-стрелковых войск под командованием генерал-полковника Дитла, несколько сот самолетов. Для обеспечения подвоза продовольствия и боеприпасов сухопутным частям с моря было сосредоточено громадное количество транспортных средств.

Как и везде, где это было раньше, немцы, окрыленные успехами в Европе (еще бы: Франция капитулировала менее чем через 2 месяца, Бельгия, Дания, Норвегия — за считаные часы), надеялись на внезапность удара, превосходство в силах и вероломство, что должно было быстро психологически сломить противника. Однако с Советским Союзом у них случилась осечка.

Северный флот, как и другие флоты страны, встретил врага как положено, хотя и укрепление военно-морских баз, и сосредоточение боевых сил и средств в полной мере было еще не завершено. Немецкий адмирал Ф. Ругге в книге «Флот и война» пишет: «Это предприятие (вторжение на Севере) было задумано как чисто сухопутная операция, но влияние моря очень скоро дало себя почувствовать».

Еще бы: «дало себя почувствовать». После того, как наш флот потопил около двадцати немецких транспортов с войсками и оружием, немцы перебросили на Север (в базы Северной Норвегии) и мощный линейный корабль «Тирпиц», и 4 крейсера (из них — три тяжелых), еще несколько эсминцев, подводных лодок, торпедных катеров. Общее число самолетов зимой 1941/42 г. перевалило за 500 штук.

…К началу войны бригада подводных лодок Северного флота, состоящая из 3 дивизионов («катюш», «щук» и «малюток»), была готова к боевым действиям. К началу войны с Советским Союзом Гитлер заключил с Финляндией договор, по которому она обязалась принять участие в войне против Советского Союза и предоставить свои аэродромы, базы и всю северную часть страны в качестве плацдарма для немецких морских и сухопутных сил. А в южных портах и фьордах Финляндии были сосредоточены основные противолодочные силы Германии, действующие против советских подводных лодок на Балтике.

Командование Германии совместно с финским командованием разработало план операции под названием «Голубой песец». В соответствии с этим планом объединенная немецко-финская группировка «Норвегия» и 3-й финский армейский корпус — всего 150 тыс. человек — должны были в кратчайший срок захватить Кировскую железную дорогу, овладеть районом Петсамо, портом Мурманск, главной базой Северного флота Полярный и ударом 36-го немецкого корпуса в направлении на Семау и Кандалакшу отрезать Кольский полуостров.

На аэродромах Норвегии и Северной Финляндии было сосредоточено около 900 самолетов 5-го немецкого воздушного флота и финских ВВС. Из этих 900 самолетов 400 предназначались для действий на мурманском и Кандалакшском направлениях. В их задачу входило: поддержка сухопутных войск, авиаразведка над сушей и морем, разрушение Мурманска, нарушение наших сообщений в Баренцевом море. Одной из главных задач ВВС было нанесение ударов по базам, надводным кораблям и подводным лодкам, по аэродромам.

Для обеспечения перевозок вдоль норвежских берегов и нарушения советских морских сообщений к середине июня 1941 г. в Норвегии было сосредоточено 8 эсминцев, 6 подводных лодок, 1 минный заградитель, 1 вспомогательный крейсер, 10 сторожевых кораблей, 10-15 тральщиков, 10 быстроходных катеров-охотников и ряд вспомогательных судов. Все эти корабли были сведены в группу «Норд». Во главе группы «Норд» был назначен командующий морскими силами Северного Ледовитого океана генерал-адмирал Бэм. Штаб группы располагался в норвежской базе Громсё. Под командованием Бэма находился и финский отряд военных кораблей из 4 вооруженных пароходов и нескольких катеров (в Петстамо).

Район Крайнего Севера на мурманском и Кандалакшском направлениях прикрывала 14-я армия Ленинградского военного округа (командующий генерал-лейтенант Фролов В.А.). Северный флот возглавлял контр-адмирал Головко А.Г. В состав Северного флота входили 15 подводных лодок, 8 эсминцев, 7 сторожевых кораблей, 2 тральщика, 15 сторожевых кораблей, 116 самолетов. В первый же день Великой Отечественной войны ПЛ Северного флота начали развертывание на коммуникациях противника. В годы ВОВ моряки-северофлотцы, несмотря на все трудности театра военных действий, сражались исключительно мужественно и результативно.

Из книги Г. Дрожжин «Лучшие подводные асы Второй мировой», М., «Яуза», «Эксмо», 2010 г., с. 437-446.