Как известно, дивизия — основное общевойсковое соединение сухопутных войск, решающее тактические и оперативно-тактические задачи. В Сталинградском сражении приняли участие 107 стрелковых дивизий (сд). Боеспособность дивизии во многом зависела от личности командира. Должность командира стрелковой дивизии в районе Сталинграда занимали 146 человек в звании от подполковника до генерал-майора, 11 — временно исполняли должность сроком от двух недель до месяца.

Из 146 комдивов возраст от 30 до 40 лет был у 40 человек; от 41 до 45 — у 74; от 46 до 50 — у 25 чел.; от 51 до 60 — у 7 человек. Как видим, большинство командиров дивизий были среднего возраста. Лишь 4,7 процента офицеров перешли 50-летний рубеж, при этом на период Сталинградской битвы никому из них не исполнилось 55 лет. Из 146 человек русских — 107, украинцев — 23, белорусов — 10, евреев — 3, грузин — 2, татарин — 1.

В отечественной литературе существует мнение, что массовые репрессии 1930-х годов, затронувшие и РККА (особенно высшее звено), заставили выдвигать на более высокие должности командиров с недостаточным уровнем военных знаний в вопросах управления войсками. К началу Великой Отечественной войны действовало 203 военных училища и 68 курсов усовершенствования. Высшее военное образование давали различные военные академии.

Губаревич И.И.

Губаревич И.И.

Часть офицеров закончила Академию имени М.В. Фрунзе, которая с 1936 года готовила общевойсковые командно-штабные кадры оперативно-тактического профиля. 11 апреля 1936 года была вновь создана Академия Генерального штаба РККА для обучения генералов, адмиралов и офицеров оперативно-стратегического звена и переподготовки руководящих военных кадров.

Кулагин И.Я.

Кулагин И.Я.

У командиров сталинградских дивизий не было единообразного военного образования. 40 человек получили военную подготовку и образование в царской России, в годы Первой мировой войны, в том числе 20 прошли обучение в учебных командах, 17 — в школах прапорщиков (из них четверо обучались также в учебной команде), 7 — закончили военное училище. Для большинства комдивов базовым образованием стали разного рода курсы или школы.

Новиков Т.Я.

Новиков Т.Я.

Как правило, полученные знания дополнялись в ходе переподготовки на курсах и в школах. Например, командир 34-й гв. сд Губаревич И.И. окончил учебную команду 213-го запасного полка в 1916 году, а впоследствии, уже во время службы в РККА с 1920 по 1941 год, четырежды занимался на различных курсах. Кулагин И.Я., командовавший в период Сталинградской битвы 35-й гв. сд и 119-й сд, окончил 1-е Самарские курсы красных командиров (1920), школу инструкторов физического образования при 5-й Киевской военной школе (1923), сдал экстерном за нормальную школу при Закавказской пехотной школе в Тифлисе (1924), окончил Высшие стрелково-тактические курсы усовершенствования комсостава пехоты «Выстрел» (1937).

Сорокин В.Е.

Сорокин В.Е.

Командир 197-й сд Запорожченко М.И. в 1915 году окончил учебную команду лейб-гвардии Гренадерского полка в Петрограде, уже во время службы в РККА — 2-е Полтавские пехотные командные курсы (1919), Военную академию РККА (1923), Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии имени М.В. Фрунзе (1928). Из 146 командиров дивизий 73 имели среднее военное образование (школа + курсы), 73 — помимо разнообразных курсов и школ закончили военные академии, в том числе 8 — Академию Генерального штаба.

Уже в годы войны, до начала Сталинградского сражения, 7 офицеров прошли ускоренный курс Академии, 13 — начинали учиться в Академии, но по разным причинам прервали об учение. Таким образом, 50 процентов командиров имели максимально возможное военное образование в СССР. Это высокий показатель, так как в 1941 году в целом по комсоставу РККА было всего 2,8 процента «академиков».

Все сталинградские комдивы были кадровыми военными. 79 офицеров добровольно вступили в ряды РККА, большинство — в годы Гражданской войны. Временные рамки, в которые пришли служить в РККА будущие комдивы, это 1918-1925 годы. Из 146 только 17 человек в предвоенные период занимали должность командира дивизии, причём выполняли эти обязанности не более одного года.

В исследуемой группе 11 (7,5%) офицеров в 1937-1938 годах были арестованы и находились под следствием. Некоторые были уволены из РККА, двое — по статье 44 п. «в» Положения о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА (формулировка: «за невозможностью дальнейшего использования»). Как известно, это была самая распространённая статья для последующего ареста НКВД. Но все офицеры были восстановлены в рядах РККА и продолжили службу, два командира были отстранены от должности с понижением за невыполнение служебных обязанностей.

К июню 1941 года только 19 (13%) из 146 командиров дивизий не имели боевого опыта. 46 офицеров участвовали в Первой мировой войне, 99 — в Гражданской, 21 — в походах Красной Армии в Западную Украину и Белоруссию, 9 — воевали в районе озера Хасан и реки Халхин-Гол, 1 — в боевых действиях в Испании, 8 офицеров — в Советско-финляндской войне, 6 — были военными советниками в Китае. К началу Сталинградской битвы все они имели опыт боевых действий с армиями вермахта.

Награды за успешную службу и отличие в боях в предвоенный период, в том числе именное оружие, имели 39 командиров. Награды за отличия в Первой мировой войне имели 4 человека. Так, командир 350-й сд Гриценко А.П. за отличия в боях был награждён орденом св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, св. Станислава 2-й степени с. мечами, св. Анны 2-й степени с мечами, св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом, св. Анны 3-й степени с мечами и бантом, представлен к ордену св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость».

Отличился он и в период Сталинградской битвы. С 19 декабря 1942 года его дивизия участвовала в Среднедонской наступательной операции. За успешное выполнение боевых заданий командования в боях под Сталинградом генерал-майор Гриценко А.П. 30 января 1943 года был награждён орденом Красного Знамени.

За отличия в боях с начала Великой Отечественной войны боевые ордена получили 40 комдивов. 91 — были награждены за успешные действия в Сталинградском сражении орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова 2-й степени, Кутузова 1-й и 2-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени. Самой распространённой наградой стал орден Красного Знамени, им отмечен 51 офицер. 16 сталинградских комдивов впоследствии стали Героями Советского Союза.

Из 146 комдивов 51 приняли участие только в оборонительных боях Сталинградской битвы, 20 — в контрнаступлении (часть дивизий была переброшена под Сталинград только в период контрнаступления для участия в операции «Уран») и 75 (51%) — командовали дивизиями на всех этапах сражения. Для некоторых комдивов военные действия под Сталинградом закончились трагически: 8 офицеров погибли, 2 — попали в плен (командир 181-й сд генерал-майор Новиков Т.Я. (погиб в плену в декабре 1944 г.), командир 126-й сд полковник Сорокин В.Е.).

Полковник Сорокин находился в плену до 26 апреля 1945 г. Освобождён союзными (американскими) войсками в Махинлоу в Южной Баварии. До 7 июня 1945 г. находился в лагерях Гёттинген, Мангейм в американской зоне, после чего был переведён в советскую зону. Затем он был переправлен в СССР, где проходил спецпроверку в лагере НКВД №0334. По её завершении с 14 февраля 1947 г. был восстановлен в кадрах РККА, в правах, воинском звании и зачислен в распоряжение командующего войсками МВО. В апреле того же года уволен в запас. 10 человек получили тяжёлые ранения. Таким образом, в течение битвы из строя выбыло 15 процентов командиров дивизий, из них десять безвозвратно (вместе с попавшими в плен).

Все командиры стрелковых дивизий, воевавших в Сталинградской битве, имели боевой опыт и необходимый образовательный уровень. Высокий уровень профессионализма командиров, их личная храбрость стали одним из факторов победы в Сталинградском сражении.

Из одноимённой статьи Е. Цунаевой, журнал «Родина» № 1 2013 г., с. 38-39