Ржевско-Сычевская наступательная операция проводилась войсками Западного и Калининского фронтов в августе 1942 года (4 августа — 23 августа 1942 г.). Неофициально ее называют «первой Ржевско-Сычевской». Ее главной целью являлась попытка сковать основные силы противника на западном направлении, лишить германское командование возможности перебрасывать соединения из группы армий «Центр» на южный фланг советско-германского фронта, где происходили решающие для летней кампании 1942 года сражения, а также вынудить врага перегруппировать на центральный участок фронта часть своих стратегических резервов.

Несмотря на то, что силы Красной Армии на этом участке фронта возглавляли наши известные военачальники — генералы Г.К. Жуков и И.С. Конев, наступление провалилось. Но противника все же удалось сковать, навязав ему настоящую «кровавую мясорубку». В результате менее чем за месяц Красная Армия потеряла здесь 193 683 человека — больше, чем за восемь месяцев героической обороны Севастополя!

Советские войска, нанеся поражение германским армиям под Москвой зимой 1941-1942 года, отбросили их на запад. К 1 марта 1942 года войска Калининского и Западного фронтов выдвинулись к рубежу Великие Луки, Велиж, Ржев, Гжатск, Жиздра. В гигантский Западный фронт входило девять армий (20, 5, 33, 43, 48, 50, 10, 16-я и 61-я), которые оборонялись в полосе от Ржева до Козельска.

В первой половине 1942 года в результате мероприятий ЦК ВКП(б) и правительства СССР по переводу страны на военные рельсы вооруженные силы стали получать все больше и больше новой техники: современных самолетов, танков, артиллерийского и стрелкового оружия, а также боеприпасов и другого военно-технического имущества. Начались масштабные поставки и от союзников по системе ленд-лиза. Это дало возможность сформировать много новых авиационных, танковых, артиллерийских, зенитных, истребительно-противотанковых и инженерных частей и соединений.

Генерал армии Г.К. Жуков (справа) на Западном фронте. На заднем плане видна советская машина-вездеход ГАЗ-61. Снимок 1942 г.

Генерал армии Г.К. Жуков (справа) на Западном фронте. На заднем плане видна советская машина-вездеход ГАЗ-61. Снимок 1942 г.

В конце июня 1942 года германское командование, нанеся ряд поражений Красной Армии, сосредоточило сильную группировку на юге и предприняло крупное наступление, в котором участвовало свыше 90 дивизий. С июля 1942 г.  развернулись тяжелые оборонительные сражения на сталинградском и северокавказском направлениях.

Наступательная операция Калининского и Западного фронтов была предпринята с целью активными действиями сковать вражеские силы на западном направлении, лишить противника возможности «питать» развертывавшиеся на юге операции за счет переброски туда соединений из группы армий «Центр» и по возможности притянуть на московское направление часть стратегических резервов противника. Кроме того, этой операцией имелось в виду сорвать намечавшееся командованием группы армий «Центр» наступление с целью ликвидации наших выступов на торопецком и сухиничском направлениях. В одной из армейских газет были напечатаны стихи Твардовского:
Под Сычевкой Сталинграду
Надо помощь оказать.

Для выполнения поставленной задачи Западный фронт привлекал 31-ю и 20-ю (командующий Рейтер М.А.) армии. Командующий Калининским фронтом генерал-полковник И.С. Конев принял следующее решение. Главный удар должна была нанести 30-я армия с рубежа Ново-Семеновское, Плотниково в направлении Полунино, Ржев с ближайшей задачей разгромить противостоявшего противника, овладеть Ржевом и захватить плацдармы на южном берегу Волги в районе Ржева. В дальнейшем 30-й армии предстояло наступать основными силами в восточном направлении и во взаимодействии с 29-й армией, наносившей вспомогательный удар вдоль северного берега Волги на Зубцов, ликвидировать вражеский плацдарм на северном берегу Волги в районе Ржева.

Начальник оперативной группы гвардейских минометных частей (ГМЧ) Западного фронта С.Ф. Ниловский (в центре) уточняет боевую задачу. Справа - командир 60-го гвардейского минометного полка М.Н. Богдан. Район Погорелого Городища, август 1942 г.

Начальник оперативной группы гвардейских минометных частей (ГМЧ) Западного фронта С.Ф. Ниловский (в центре) уточняет боевую задачу. Справа — командир 60-го гвардейского минометного полка М.Н. Богдан. Район Погорелого Городища, август 1942 г.

Надо отметить, что оборона здесь у противника была крепкая. За 10 месяцев немцы создали сплошную линию укреплений, превратив каждое селение на подступах к городу Ржеву в опорный пункт, оборудовав линию инженерных сооружений, заложив минные поля, построив ДОТы, ДЗОТы и проволочные заграждения в 2-3 кола.

Командующий Западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков решил: одновременным ударом силами 31-й и 20-й армий с рубежа Алешево, Васильевское прорвать оборону противника на реке Держе, разгромить зубцовско-кармановскую группировку германских войск и выйти на рубеж рек Вазуза и Гжать. Затем 31-я армия должна была развивать наступление на Зубцов и ударом с юга содействовать Калининскому фронту в освобождении Ржева, а более сильная 20-я армия — на Сычевку. Спустя трое суток после перехода в наступление 31-й и 20-й армий должна была начать наступление 5-я армия, а еще через несколько суток — 33-я армия Западного фронта.

В ходе подготовки наступательной операции боевой состав 31-й и 20-й армий был значительно усилен. К началу операции количество стрелковых и танковых войск в 31-й и 20-й армиях увеличилось в 2,5-3 раза, артиллерийских средств в 5-6 раз. В стрелковых дивизиях в среднем было по 8000-10 000 человек, в стрелковых бригадах по 4000, в танковых бригадах по 1000 человек и по 40-50 танков.

Для развития успеха стрелковых дивизий создавалась подвижная группа армии из трех танковых бригад под командованием генерал-майора А.Ф. Бычковского. Ее планировалось ввести в прорыв в первый день операции в направлении Зубцова с задачей захватить переправы на Вазузе и ворваться в Зубцов.

На марше пехота Красной Армии. Видно, что солдаты хорошо обмундированы и экипированы. Западный фронт, август 1942 г.

На марше пехота Красной Армии. Видно, что солдаты хорошо обмундированы и экипированы. Западный фронт, август 1942 г.

В течение второй половины июля командование, штабы и войска 20-й и 31-й армий тщательно готовились к операции. Для достижения внезапности вся подготовка к сражению проводилась с соблюдением самых жестких мер скрытности и маскировки.

30 июля перешли в наступление 30-я и 29-я армии Калининского фронта. 30-я армия, наступавшая на Ржев, прорвала оборону противника. К исходу дня она продвинулась на несколько километров в глубину и завязала напряженные бои под Полунино. Однако дальнейшее наступление армии по ряду причин, в частности из-за наступившей вследствие затяжных ливневых дождей распутицы, задержалось. 29-я армия прорвать оборону противника не смогла.

Войска 31-й и 20-й армий Западного фронта в течение двух ночей (на 1 и 2 августа) произвели перегруппировки и заняли исходное положение для наступления. Между тем вследствие непрерывных дождей уровень воды в реке Держа, преобладающая глубина которой была 0,8-1,0 м, к 1 августа поднялся на 60-100 см и имевшиеся на ней броды оказались непроходимыми. Из-за дождей стали непроезжими и многие дороги. В сложившейся обстановке командование Западного фронта было вынуждено перенести начало наступления на 4 августа. Таким образом, разрыв между началом наступления Калининского и Западного фронтов достиг 5 суток.

Командир тяжелого танка KB младший лейтенант А.А. Томашевич ставит боевую задачу своему экипажу. Западный фронт, август 1942 г.

Командир тяжелого танка KB младший лейтенант А.А. Томашевич ставит боевую задачу своему экипажу. Западный фронт, август 1942 г.

4 августа 1942 г. в 6 часов 15 минут в полосах наступления 31-й и 20-й армий севернее и южнее Погорелого Городища началась полуторачасовая артиллерийская подготовка. В 7 часов 45 минут по наведенным в течение ночи и во время артиллерийской подготовки переправам через реку Держу и по оборудованным через нее бродам войска 31-й и 20-й армий устремились в атаку. Наступление пехоты и танков поддерживалось всей массой артиллерии армий, сопровождалось и прикрывалось с воздуха штурмовой и истребительной авиацией 1-й воздушной армии.

Успешно развивалось наступление частей 251-й стрелковой дивизии 20-й армии, которые перешли в атаку на врага непосредственно со своих оборонительных участков. По показаниям пленных, захваченных на участках прорыва 31-й и 20-й армий, наступление наших войск для противника явилось совершенно неожиданным. К 12 часам войска 31-й и 20-й армий прорвали первую оборонительную позицию противника и продвинулись на 3-4 км западнее Держи. Несколько подразделений 161-й пехотной дивизии, оборонявшихся в Погорелом Городище, были окружены частями 20-й армии.

По мере продвижения войск вперед наступление становилось все более трудным. Это объяснялось, с одной стороны, возраставшим сопротивлением наземных войск и особенно усилившейся активностью авиации противника. За вторую половину первого дня операции вражеская авиация совершила более двадцати ударов по боевым порядкам только 31-й армии, в которых участвовало до 180 самолетов Ю-87 и Ю-88. Наша же зенитная артиллерия отстала от наступавших войск. Из-за проливных дождей дороги, которых в полосе наступления и без того было мало, стали труднопроезжими. Вне дорог движение артиллерии, колесных машин и транспорта совершенно исключалось.

Несмотря на огромные трудности, которые приходилось преодолевать наступавшим войскам, к 18 часам первого дня операции на направлениях главного удара 31-й и 20-й армией была прорвана и вторая оборонительная позиция противника. Для развития успеха было решено ввести в прорыв подвижные группы армий. В 17 часов они начали выдвижение из районов сосредоточения. Однако в наступившей темноте по грязным, забитым транспортом наступавших войск дорогам танковые бригады подвижных групп продвигались с большим трудом и на линию передовых частей стрелковых дивизий вышли только с на рассвете второго дня операции, и то лишь головными подразделениями. Значительное число танков в подвижных группах из-за технических неполадок отстало в пути.

К утру 5 августа войска 31-й и 20-й армий, преодолев на основных направлениях главную оборонительную полосу противника и уничтожив окруженные вражеские группы, вышли на рубеж Зеновское, Старое, Ровное, Раково, Матюгино, расширив прорыв до 16 км по фронту и на 6-9 км в глубину. В ночь на 5 августа к боевым порядкам стрелковых дивизий первого эшелона армии была подтянута артиллерия, восстановлена связь с авиацией. Утром 5 августа, после мощного артиллерийского налета и ударов авиации по позициям противника, соединения 31-й и 20-й армий возобновили наступление. Сломив сопротивление частей 161-й пехотной и 36-й моторизованной дивизий врага, наши войска устремились к рубежу рек Вазуза и Гжать.

Для развития наступления командование Западного фронта решило ввести в образовавшийся прорыв подвижную группу фронта в общем направлении на Сычевку. В состав этой группы были включены 6-й танковый корпус под командованием уже генерал-майора т/в A.Л. Гетмана, 8-й танковый корпус под командованием генерал-майора т/в М.Д. Соломатина и 2-й гвардейский кавалерийский корпус, которым командовал генерал-майор В.В. Крюков. Командование подвижной группой возлагалось на генерал-майора И.В. Галанина.

К исходу 5 августа войска 31-й и 20-й армий, развивая наступление, расширили общий участок прорыва до 30 км по фронту и до 25 км в глубину и вышли на подступы к Вазузе и Гжати на рубеж Молозино, Засухино, 2 км восточнее Карамзине, Вишенки, Воскресенское. Удар армий Западного фронта немедленно переключил внимание немецкого командования на сычевское и зубцовское направления. Остановив наступление войск Калининского фронта, противник смог перебросить часть сил с ржевского направления в полосу наступления войск Западного фронта.

Подвижная группа Западного фронта по ряду причин, главным образом из-за организационных неполадок и неготовности переправ через Держу, днем 5 августа не смогла выступить из исходного района. Начав выдвижение главными силами корпусов лишь с наступлением темноты, она в течение ночи под проливным дождем переправлялась через Держу на участке Рождество, Погорелое Городище, Семеновское: 8-й танковый корпус в районе Погорелое Городище, 6-й танковый корпус — севернее его, а 2-й гвардейский кавалерийский корпус — южнее. Группа имела задачу: 6-м и 8-м танковыми корпусами совместно с 20-й армией форсировать Вазузу на участке Гнездилово, Хлепень, а 2-м гвардейским кавалерийским корпусом — реку Гжать на участке Дубинино, Соседово; 7 августа овладеть рубежом Осуга, Сычевка, Новодупино (южнее Сычевки 22 км) и перерезать железную дорогу Вязьма – Ржев.

Из-за сильного воздействия вражеской авиации, плохого состояния дорог и мостов на путях движения войск возникали многочисленные заторы, поэтому передвижение частей подвижной группы фронта проходило исключительно тяжело, с частыми остановками. Особенно медленно двигались части корпусов в течение ночи на 6 августа. Только к 14-15 часам 6 августа корпуса подвижной группы фронта после 40-50-километрового перехода вышли на рубеж Засухино, Каськово, Добрино. В то время как корпуса подвижной группы фронта переправлялись через Держу, по переправам через Вазузу в ночь на 6 августа начали перегруппировываться для контрудара на Погорелое Городище 5-я и 2-я танковые дивизии противника.

С утра 6 августа, когда подвижная группа выдвигалась от Держи к Вазузе, наступавшие стрелковые дивизии 31-й и 20-й армий, подтянув отставшую артиллерию и восстановив взаимодействие с ней, завязали ожесточенные бои на подступах к Вазузе, к Гжати и под Кармановом с отдельными частями противника, выдвинутыми для обеспечения сосредоточения и развертывания резервных дивизий неприятеля.

Во второй половине дня передовые части 5-й танковой и 102-й пехотной дивизий противника контратаковали на стыке армий в районе Буконтово наши части и отбросили их на 4-5 км на восток. Дальнейшее продвижение врага было остановлено подошедшими передовыми частями 6-го танкового корпуса. Контратака передовых частей 1-й танковой дивизии противника, предпринятая к вечеру этого дня из района Карамзино, была локализована подошедшими передовыми частями 8-го танкового корпуса. В это время в лесах севернее Карманова соединения 8-го гвардейского стрелкового корпуса завязали встречные бои с частями выдвигавшейся 2-й танковой дивизии.

Таким образом, 6 августа на рубеже рек Вазузы и Гжати и на подступах к Карманову развернулось встречное танковое сражение войск правого крыла Западного фронта с подошедшими оперативными резервами противника, которое началось в неблагоприятных для нас условиях. Выдвижением оперативных резервов на рубеж Вазузы и Гжати и активными действиями своей авиации противник предупредил возможность быстрого захвата нашими войсками плацдармов за этими реками, затормозил наше наступление и принудил развернуть для встречных боев восточнее этих рек все войска правого крыла Западного фронта.

На замедлении темпов наступления наших войск особенно сказались действия вражеской авиации, которая в течение 6-8 августа наносила беспрерывные удары по боевым порядкам стрелковых войск, артиллерии и особенно по колоннам подвижных групп армий и фронта. Базируясь на ближние аэродромы в районе Сычевки, Вязьмы, Ржева, немецкие бомбардировщики оказывали непрерывное воздействие на наши наступающие войска, действуя одновременно двумя-тремя группами по 9-12 самолетов в каждой. Как правило, каждая группа вражеских бомбардировщиков находилась над полем боя до 30-40 минут, а по истечении этого времени сменялась новой группой. Между тем наша истребительная авиация, базировавшаяся на подмосковные аэродромы, лишь эпизодически появлялась над полем боя на 10-15 минут, что не обеспечивало надежного прикрытия наземных войск с воздуха.

7-8 августа 31-я армия, оставив для прикрытия правого фланга на южном берегу Волги от Саблино до Зубцова 118-ю стрелковую дивизию, остальными силами в ожесточенных боях очистила от противника южную часть Зубцова и почти весь восточный берег Вазузы в своей полосе, а частями 164-й и 20-й гвардейской стрелковых дивизий и подвижной группой армии приступила на отдельных участках южнее Зубцова к форсированию Вазузы.

Главные силы подвижной группы фронта совместно с войсками 20-й армии в течение 7-8 августа вели встречные успешные бои с резервными дивизиями противника на рубеже Вазузы и Гжати. Используя благоприятные условия, сложившиеся в результате продвижения армий Западного фронта, войска левого крыла Калининского фронта возобновили наступление на ржевском направлении. 30-я армия, которая к 6 августа расширила участок прорыва до 10 км по фронту и до 7 км в глубину, продолжала очищать заволжский плацдарм севернее Ржева. Однако соседней с Западным фронтом 29-й армии добиться существенных успехов в эти дни не удалось.

9 августа развернулись самые ожесточенные за всю операцию бои во встречном сражении армий правого крыла Западного фронта, в которых приняли участие с обеих сторон до 1500 танков и почти все войска, предназначавшиеся для действий на зубцовском и сычевском направлениях и в районе Карманова. Однако значительных территориальных результатов они не принесли. Успехи наших войск в эти дни ограничились лишь освобождением южной части Зубцова, завоеванием небольших плацдармов на левых берегах Вазузы и Гжати да некоторым продвижением левофланговой дивизии 20-й армии. Одной из основных причин затухания темпов наступления была утрата с подходом вражеских резервов общего превосходства в силах над противником.

К 10 августа немецкое командование убедилось в неудаче контрудара на Погорелое Городище и приняло решение перейти к обороне на рубеже рек Вазуза, Гжать и в районе Карманова. С переходом противника к обороне 10 августа встречное сражение войск правого крыла Западного фронта закончилось. 232

Войска 31-й и 20-й армий и подвижная группа фронта в этот день продолжали вести бои за расширение плацдармов за Вазузой и Гжатью, а левофланговыми соединениями 20-й армии — на подступах к Карманову. Однако перешедший к обороне противник смог приостановить наступление наших войск, плотность которых к этому времени, несмотря на ввод подвижных групп, значительно снизилась, так как полосы наступления 20-й и 31-й армий к 10 августа увеличились в два раза.

С образованием сплошного фронта противника подвижные группы 10 августа были ликвидированы. С 11 августа войска правого крыла Западного фронта продолжали вести наступление против оборонявшихся войск 9-й армии противника. Они постепенно расширяли свои плацдармы за реками Гжать и Вазуза и ударами во фланг противнику, действовавшему перед 29-й и 5-й армиями, содействовали их наступлению. 31-я армия форсировала Вазузу, но на западном берегу реки встретила организованную оборону немцев и лишь на отдельных участках медленно продвигалась на запад. К 20 августа 31-я армия объединила свои наступательные действия в районе Зубцова с вышедшими сюда соединениями 29-й армии, главные силы которой во взаимодействии с 30-й армией очищали от противника его заволжский плацдарм.

Войска 20-й армии 21-22 августа зажали у Карманова потрепанные части 46-го немецкого танкового корпуса в полукольцо, разгромили их и частично пленили. 23 августа Карманово было освобождено, и войска 20-й армии продвинулись южнее его на 3-4 километра. В то же время силы 31-й армии увеличили плацдарм за рекой Вазузой до 5-8 км в глубину и 23 августа с помощью войск 29-й армии овладели полностью городом Зубцов. К этому времени войска 29-й и 30-й армий Калининского фронта, в свою очередь, очистили от противника плацдарм на северном берегу Волги, исключая район Ржева. А ведь этот город (во всяком случае для Калининского фронта) являлся одной из главных целей операции.

Вышестоящее командование уже осознало — Ржев сейчас взять невозможно. На этом по существу совместная операция Калининского и Западного фронтов закончилась. С очищением войсками Калининского фронта заволжского плацдарма противника и с выходом войск Западного фронта за реку Вазузу и Гжать и освобождением Зубцова и Карманово задачи, поставленные Ставкой Верховного главнокомандования на операцию, были в основном выполнены, хотя освободить Ржев и захватить в его районе плацдармы на южном берегу Волги и не удалось.

Несмотря на то, что операция не была полностью завершена, она имела важное оперативное значение. В ходе операции наши войска прорвали подготовленную оборону противника, продвинулись на глубину 30-45 км и ликвидировали вражеский плацдарм севернее Волги в районе Ржева. В результате наступления были скованы основные силы немецкой группы армий «Центр», а также привлечена значительная часть вражеских оперативных резервов (в том числе и с юга), что лишило германское командование возможности использовать их в операциях на сталинградском направлении. Намеченные командованием группы армий «Центр» наступательные операции на западном направлении с целью ликвидации наших торопецко-холмского и сухиничского выступов из-за недостатка сил и утери врагом инициативы не состоялись.

В результате длительных проливных дождей и без того местами топкая местность превратилась почти в сплошное болото, дороги стали непроходимыми, а небольшие речки — серьезными препятствиями. Все это резко затруднило боевое применение артиллерии, бронетанковых и механизированных соединений, а также снабжение войск. Достигнутый в первый день операции успех не мог быть своевременно развит вводом в прорыв подвижных групп армий и фронта, так как входившие в их состав соединения из-за плохих дорог запоздали с выходом на рубежи ввода.

Георгий Константинович Жуков уместил описание месячных кровавых боев всего на одной полосе своих тысяче-страничных мемуаров, резюмировав: «Если бы в нашем распоряжении были одна-две армии», то удалось бы разгромить ржевско-вяземскую группу немецких войск, улучшив «оперативное положение на всем западном стратегическом направлении. К сожалению, эта реальная возможность Верховным Главнокомандованием была упущена». Упущена, разумеется, И.В. Сталиным.

Наступлением Западного и Калининского фронтов и продолжавшимися позже в течение всей осени активными действиями войск этих фронтов на ржевском и сычевском направлениях германское командование было введено в заблуждение о направлении главного удара Красной Армии. Полагая, что в операции под Ржевом и Сычевкой советские войска возобновили наступление главными силами, немецкий Генеральный штаб просмотрел сосредоточение крупной группировки наших войск для контрнаступления под Сталинградом.

По материалам книги И.Б. Мощанский «Ошибка генерала Жукова», М.: «Вече», 2011, с. 176 — 263.