Севастополь приковал к себе значительное ко­личество немецких войск. Противник не только не мог снять какие-либо силы из-под Севастополя, но и вынужден был перебрасывать сюда резервы для вос­полнения понесенных потерь во время первого штурма крепости. А резервы эти нужны были генералу Клейсту, войска которого Красная Армия в этот период громила под Ростовом.

Период между концом первого и началом второ­го наступления немцев (с 21 ноября по 17 декабря) характерен напряжённой подготовкой обеих сторон к дальнейшим боевым действиям. Для усиления своей действовавшей под Севасто­полем группировки противник перебросил из района Харькова 1-ю и 4-ю румынские горно-стрелковые бригады и 24-ю немецкую дивизию. Одновременно немцы подтянули к району Севастополя тяжелую артиллерию, которая предназначалась для обстрела города и борьбы с нашей береговой артиллерией.

За указанный период гарнизон Севастопольского оборонительного района был несколько пополнен. 15 декабря в Севастополь прибыла из резерва Став­ки 388-я стрелковая дивизия. Были значительно усовершенствованы оборонительные сооружения. С кораблей Черноморского флота были сняты 130-мм орудия, из которых было создано 8 батарей береговой обороны на стационарных установках. Наша артиллерия активно воздействовала на противника, нанося удары по боевым порядкам его артиллерии и скоплениям войск. Так, с 22 ноября по 16 декабря огнем артиллерии было уничтожено 300 автомашин с войсками и грузами, 110 повозок, 7 штурмовых орудий, 18 пушек.

Руководители обороны Севастополя. Сидят слева направо: Кулаков Н.М., Петров И.Е., Октябрьский Ф.С., Борисов Б.А., апрель 1942 г.

Руководители обороны Севастополя. Сидят слева направо: Кулаков Н.М., Петров И.Е., Октябрьский Ф.С., Борисов Б.А., апрель 1942 г.

Немецкое командование, готовясь ко второму наступлению на Севастополь, имело следующий план. Главный удар противник намечал нанести в направлении долины реки Бельбек, Камышлы, северо-восточная оконечность Северной бухты. Это было наикратчайшее направление на Севастополь. С выходом к Северной бухте противник планировал разорвать наш фронт на две части, отрезать войска четвертого сектора от остальных частей оборони­тельного района и в то же время, нависая с севера над частями третьего сектора, угрожать им обходом,

Вспомогательный удар противник решил нанести в направлении на Верхний Чоргунь, Инкерман вдоль долины реки Черной. Таким образом, реализация задуманного плана должна была, с точки зрения германского командо­вания, привести к быстрому захвату Севастополя и к изоляции и уничтожению частей каждого сектора в отдельности. Наши войска имели задачу активной и упорной обороной удержать занимаемые рубежи на подступах к Севастополю.

В подземном цехе Севастопольского завода им. С. Орджоникидзе, 1942 г.

В подземном цехе Севастопольского завода им. С. Орджоникидзе, 1942 г.

В период с 17 по 31 декабря 1941 года немцы предприняли второе наступление на Севастополь. Основные события разворачивались в районе реки Бельбек и в районе Мекензия. Судьба Севастополя зависела сейчас от того, как быстро будут переброшены резервы. В связи с этим Ставка ВГК 20 декабря обязала командующего За­кавказским фронтом срочно доставить в Севастополь необходимые подкрепления и одновременно переподчинила СОР Закавказскому фронту. Переброска войск была возложена на корабли Черноморского флота.

Утром 20 декабря адмирал Октябрьский Ф.С. поставил задачу крейсерам «Красный Кавказ», «Крас­ный Крым», эскадренным миноносцам «Бодрый», «Незаможник» и лидеру «Харьков», базировавшимся в Новороссийске, принять на борт 79-ю морскую стрелковую бригаду и доставить ее в Севастополь. Одновременно на корабли возлагалась задача под­держать артиллерийским огнем наши сухопутные войска, оборонявшие Севастополь.

Вечером 20 декабря с наступлением темноты отряд кораблей под флагом командующего флотом Октябрьского в Ф.С. вышел из Новороссийска. Флаг­манским кораблем был крейсер «Красный Кавказ». На переходе удерживалась эскадренная скорость 18 узлов, корабли шли в строю кильватерной колон­ны. До рассвета отряд вышел к минному фарватеру, ведущему к Севастополю.

При подходе к боевым заграждениям бухты корабли атаковала группа немец­ких самолетов. Отряд по-прежнему шел кильватерной колонной, удерживая дистанцию между кораблями от половины до двух кабельтовых, что повышало плот­ность заградительного зенитного огня. Но сомкнутый строй и скованность в маневрировании сильно уве­личивали вероятность прямого попадания авиабомб.

Однако зенитчики кораблей, сумев создать плотный заградительный огонь, лишили немецких летчиков возможности прицельного бомбометания. Корабли на полном ходу проходили боковые ворота и, не сбавляя хода, врывались на Севастопольский рейд. Первым прошел ворота лидер «Харьков», за ним «Красный Кавказ», «Красный Крым» и эсминцы. Резко повер­нув перед Павловским Мыском, крейсер «Красный Крым» направился к Каменной пристани Южной бухты.

Остальные корабли ошвартовались, как было предусмотрено планом, в Северной бухте у причалов Сухарной и Клеопиной балок. Корабли немедленно приступили к выгрузке войск и боевой техники. Об­рывистый берег Сухарной балки надежно защищал их от артобстрела. Выгрузка длилась менее одного часа. Морская пехота с ходу вступала в бой. Окончив выгрузку, корабли отходили от причалов и сразу же открывали огонь с назначенных им огневых позиций.

Крейсер «Красный Кавказ» подавлял дальнобойные батареи немецких войск и обстреливал железнодо­рожные станции Сирень и Бахчисарай. Стоявший в Южной бухте «Красный Крым» поддерживал своим огнем наши войска в районе Балаклавы. В этот день корабли вели стрельбу в основном по площадям с частичной корректировкой наземных пунктов по заявкам командиров сухопутных частей, с которыми была установлена связь во время швартовки.

Вслед за 79-й бригадой в Севастополь была до­ставлена из Туапсе 345-я стрелковая дивизия с 125-м отдельным танковым батальоном в составе 25 машин Т-264. 24-25 декабря артиллерийскую поддержку войск СОР осуществляли прибывшие в Севасто­поль лидер «Ташкент», эсминцы «Смышленый» и «Безупречный», 29 декабря — линкор «Парижская коммуна» и крейсер «Молотов», но натиск против­ника не ослабевал.

В двухнедельных ожесточенных боях стороны понесли значительные потери. В этих боях немцы достигли лишь тактических успехов, но основная задача — разгром наших частей и завоевание Сева­стополя, — которой добивался противник, не была решена.

После своего второго наступления немцы вы­нуждены были снова перейти к обороне, на этот раз на более длительный период. В итоге боев наши части, оборонявшие четвертый сектор, были оттеснены на рубеж прикрытия эвакуа­ции — высоту 192,1. Части, действовавшие в третьем и первом секторах, продолжали удерживать главный рубеж обороны, а части второго сектора оставались на передовом рубеже.

В результате тактического успеха противника плацдарм обороны Севастополя сузился. Передовые части противника находились на расстояния 6-7 км от города. Это давало ему возможность воздейство­вать огнем артиллерии почти всех калибров как на го­род, так и на береговые батареи, базы и аэродромы.

Во время второго наступления немцев бои с обе­их сторон носили особенно упорный и напряженный характер и не раз доходили до рукопашных схваток. Действия наших войск были высоко активны. При защите Севастополя особенно отличились артиллеристы 30-й батареи береговой обороны под командованием майора Александера Г.А. Наши обороняющиеся части как первого, так и второго эшелонов, искусно маневрируя, беспрерывно на­носили удары противнику. При этом контратаки наносились, как правило, во фланг наступающим немецким войскам. Немцы смогут захватить Севастополь только через полгода, во время третьего штурма…

При написании статьи были использованы материалы книги И.Б. Мощанский, А.В. Исаев «Триумфы и трагедии великой войны», М., «Вече», 2010 г.