Русская армия во времена Отечественной войны 1812 г. была одной из лучших в мире. К этому времени она приобрела большой опыт войн с сильным противником, прошла суро­вую школу военного искусства под руководством та­ких вдающихся военачальников, как Петр I, Ру­мянцев, Суворов и др.

Главная беда русской армии к 1812 году заключалась не в eё малочисленности, а в феодальной системе комплектования, содержания, обучения и управления. Рекрутчина, 25-летний срок военной службы, непроходимая пропасть между солдатской массой и командным составом, муштра и палочная дисциплина унижали человеческое достоинство русских солдат. Барклай де Толли, став военным министром, попытался было умерить палочный разгул, но Александр I пресек его инициативу. Никто более из русских военачальников против культа муштры и палок не возражал. Даже гуманный, любимый солдатами Багратион в 1812 г. призывал их доказать свой патриотизм «слепым повиновением начальству».

До 1805 г. русских солдат вообще готовили не столько к войне, сколько к парадам. Из суворовского наследия усваивали не передовое («Каждый воин должен понимать свой маневр!»), а устаревшее («Пуля – дура, штык – молодец!»). Опыт войн 1805-1807 гг. заставил Александра I учиться у Наполеона. Царь уже с 1806 г. начал переустройство и даже переодевание своей армии на французский лад (после того как были введены эполеты, злые языки стали говорить: «Теперь Наполеон сидит на плечах у всех русских офицеров»).

Главное – перенималась наполеоновская система боевой подготовки. Летом 1810 г. было разослано в русские войска к руководству «Наставление его императорско-королевского величества Наполеона I», которое ориентировало генералов, офицеров и солдат на инициативу, на умение «действовать по обстоятельствам каждому».

Усвоение наполеоновского опыта к 1812 г. сделало русскую армию значительно сильнее. Вел. кн. Николай Михайлович справедливо подчеркивал: «Не будь уроков под Аустерлицем и Фридландом, не было бы ни Бородина, ни Лейпцига». Но главные источники русской военной силы заключались не в заимствовании со стороны (тем более что опыт Наполеона во многом воскрешал безрассудно похороненные заветы Суворова), а в ней самой.

Во-первых, она была национальной армией, более однородной и сплоченной, чем разноплеменное воинство Наполеона, а во-вторых, ее отличал несравненно более высокий моральный дух; воины воодушевлялись патриотическим настроением, которое так ярко выразил Державин Г.Р. в строках, обращенных к России:
Скорей ты ляжешь трупом зрима,
Чем будешь кем побеждена!

Русская армия по роду войск делилась на пехоту, кавалерию, артиллерию. Пехота была основной боевой силой. Она делилась на линейную и легкую. Линейная, или тяжелая, пехота (полки лейб-гвар­дии Семеновский, Измайловский, Преображенский и Литовский, полки гренадерские и пехотные) пред­назначалась для действия в сомкнутом строю ог­нем и штыковым ударом.

Легкая пехота (полки лейб-гвардии Егерский и полевые егерские полки) действовала в рассыпном строю ружейным огнем. Пехота была вооружена гладкоствольными кремне­выми ружьями, стрелявшими на 300 шагов, винто­вальными егерскими ружьями, стрелявшими на 1000 шагов, и пистолетами, стрелявшими на 25-30 ша­гов.

Пехота и кавалерия русской армии 1812 г.

1. Рядовой егерского полка 2. Рядовой гренадер пехотного полка 3. Ротный барабанщик гвардейского полка 4. Унтер-офицер пехотного полка 5. Обер-офицер гренадерского полка 6. Генерал кавалерии 7. Генерал 8. Рядовой Смоленского драгунского полка 9. Рядовой Новгородского кирасирского полка 10. Рядовой Татарского уланского полка 11. Рядовой лейб-гвардии гусарского полка 12. Рядовой Сумского гусарского полка

Кавалерия в свою очередь также делилась на тяжелую и легкую. Тяжелая кавалерия (кирасиры и драгуны) дейст­вовала в сомкнутом строю, в линиях, атакуя противника. Легкая кавалерия (гусары и уланы), более подвижная, действовала в тылу и на флангах про­тивника, использовалась для разведки и преследо­вания в авангарде и арьергарде. Кавалерия имела драгунские ружья, карабины, штуцеры, а также холодное оружие.

Огромную роль в разгроме армии Наполеона сыграла русская артиллерия. Полевая ар­тиллерия состояла из гладкоствольных медных ору­дий различных калибров, заряжаемых с дула. При­цельная дальность артиллерийского огня, в зависи­мости от калибра орудия и заряда, колебалась от 200 до 800 м.

Артиллерийские роты имели по 12 орудий. На каждое орудие по штату полагалось но 10 – 13 че­ловек орудийной прислуги и 4-6 лошадей. Роты делились на батарейные и легкие (в зависимости от калибра орудий), пешне и конные. Артиллерийские роты сводились в бригады. В составе артиллерийских бригад действовали так­же инженерные части – пионерные (саперные) и понтонные роты.

Конная артиллерия, казаки и ополченцы русской армии 1812 г.

1. Лёгкое орудие конной армейской артиллерии 2. Рядовой армейской пешей артиллерии 3. Обер-офицер армейской пешей артиллерии 4. Адъютант кавалерии 5. Обер-офицер Войска Донского 7. Стрелок из лука Башкирских полков 8. Егерь Московского ополчения 9. Пеший казак Московского ополчения

Особое место в русской армии 1812 г., занимали ка­зачьи войска и другие иррегулярные части (калмыц­кие, башкирские и др.). Они  присылались на службу только в военное время. Эти войска, особенно донские казаки, сыграли большую роль в победоносном исходе войны.

Надо отметить, что казаки участвовали во всех войнах, которые вела Россия начиная с XVIII в. В войсках Петра I они громили шведов в Прибалтике и на Украине. Сражались с кавалерией прусского короля Фрид­риха II в Семилетнюю войну. Под командованием Румянцева и Суворова били турок. «Глаза и уши армии» – так называл казаков Суворов.

Рядовые армейской пешей артиллерии, акварель Киля Л.И., 1819 г.

Рядовые армейской пешей артиллерии, акварель Киля Л.И., 1819 г.

Самой яркой страницей военной истории казачества стала Отечественная война 1812 года. Первых солдат «Великой армии» Наполеона, вступивших на российскую землю 12 июня, встретили выстрелы разъезда лейб-гвардии Казачьего полка. В это время в трёх русских армиях, прикрывавших западные гра­ницы Российской империи, находились 30 каза­чьих полков пятисотенного состава и 2 роты донской конной артиллерии. Ещё 10 казачьих полков было в Дунайской армии.

Офицерский знак подпоручика, 1806 г., посеребренная латунь

Офицерский знак подпоручика, 1806 г., посеребренная латунь

Казачий корпус во главе с атаманом Войска Донского Платовым прикрывал отход 2-й армии Багратиона, шедшей на соединение с 1-й армией генерала Барклая-де-Толли. Казаки вели арьергардные бои, прикрывая отступавшие войска и сдерживая натиск насту­павшего неприятеля. Используя тактику вне­запного нападения, они наносили частые удары по флангам противника, устраивали «завесы», т.е. вели борьбу с вражеской разведкой, не давая противнику возможности получать точные данные о передвижении и манёврах русских войск.

Донские Казаки Платова атакуют неприятеля

Атака донских казаков Платова М.И. в 1812 г.

Боевое искусство казаков не раз отмечалось в мемуарах французов – участников похода в Россию. В критический момент Бородинского сражения 9 казачьих полков Платова и лёгкая кавалерия генерала Уварова нанесли удар в тыл французских войск. Это не только на два часа ослабило натиск французов, но и заставило Наполеона отказаться от введения в бой гвардии.

Оставив Москву, русская армия заняла позиции у села Тарутино. Сюда с Дона пришли 26 полков казачьего ополчения. Все способные носить ору­жие казаки, а также калмыки, кочевавшие в донских степях, прибыли на борьбу с врагом. В тылу противника развернулась партизанская война.

Бивак, А.Ю. Аверьянов, 1992 г.

Бивак, А.Ю. Аверьянов, 1992 г.

В составе партизанских отрядов дей­ствовали 36 казачьих полков. Беспрерывные нападения партизан не давали французам покоя ни днём ни ночью, лишали их возможности доставать продовольствие и фураж, нарушали связь.

Преследуя отступавшую французскую ар­мию, казаки, находясь в передовых частях, захватили десятки тысяч пленных и сотни орудий. Интересно, что в одном из боёв чудом избежал гибели сам французский император. Вместе со своей свитой он подвергся нападению казачьего отряда. Однако нападавшие казаки, увлечённые грабежом обоза, не узнали его. Два французских эскадрона успели прийти ему на помощь.

Численное превос­ходство неприятеля ставило вопрос о срочном пополнении армии. Но в России не было всеобщей воинской повинности. Армия комплектовалась путем рекрутских наборов. И Алек­сандр I решился на необычный шаг: 6 июля, находясь в во­енном лагере близ Полоцка, он издал манифест с призывом создавать народное ополчение.

Иррегулярным было и народное ополчение – военные части, сформированные только на время войны. После окончания войны ополченцы, как правило, распускались по домам, в то время как солдаты служили 25 лет. В 1812 г. около 300 тыс. доброво­льцев из народа составили ряды ополченцев. Опол­чение было одним из основных источников попол­нения полевой армии, одним из главных факторов, определивших народный характер войны.

Обмундирование русской армии этого времени сильно различалось по родам войск. Это значительно облегчало управление войсками в ходе военных действий. Пехота шла и атаку во весь рост, и лишь егерские части (стрелки) применялись к местности. Кавалерия действовала также совершенно открыто. Главнокомандующий мог свободно наблюдать бой и управлять им.

В заключении хочу привести историю русского «ура». Тюркские народности, наводнившие некогда юг России, шли в бой с оглушительным криком «ур!» – «бей», от глагола «урман» – «бить». Наше «ура» обычно производят от тюркского «ур». Но следует иметь в виду, что этот боевой клич был известен на Руси еще в домонгольский период ее истории. В «Слове о полку Игореве» мы находим такое интересное указание: «Се урим кричат под саблями половецкими». Русский язык знает такие выражения, как «урай» – в рай, «ураз» – удар, бой «уроем» – бой с криком. В XVIII веке в период наших войн с Прус­сией русское «ура» проникает в немецкую армию, вытеснив боевой клич «вперед». В эпоху же наполеоновских войн познакомились с нашим «ура» и французы, а позже и англичане.