День «Д», 6 июня 1944 г., стал датой одного из ключевых сражений в борьбе за освобождение Европы. Высадка войск союзников в Нормандии — крупнейшая десантная операция в истории. В ней приняли участие более 3 миллионов человек, она готовилась несколько лет и держалась в строжайшей тайне. Немцы знали, что высадка противника неизбежна, однако когда и где она состоится — оставалось для Гитлера и его генералов загадкой и предметом рассуждений и споров.

Высадка войск союзников на территории Франции, получившая кодовое название «Операция Оверлорд», задумывалась и готовилась несколько лет и держалась в строжайшей тайне. Для успеха операции союзникам был жизненно важен элемент внезапности. Командование англо-американских войск, занятое разработкой планов вторжения в Европу, понимало: нельзя допустить, чтобы враг дал отпор наступлению в тот самый момент, когда оно будет наиболее уязвимым, — во время высадки сил союзников на побережье Нормандии. Ставки были более чем высоки — освобождение Западной Европы от оккупационных войск нацистской Германии предваряло наступление на сам Третий рейх и, в конечном счете, разгром Гитлера.

Чтобы заставить немцев поверить в то, что высадка начнется в другом месте, союзники развернули широкомасштабную дезинформационную кампанию. Их усилия не пропали даром: это позволило им в день «Д» высадить на 80-километровой полосе нормандского побережья 156000 солдат. Обман этот было не менее важно продолжать и после дня «Д», тем самым вынуждая Гитлера и далее держать в местах мнимого вторжения союзников в Европу значительную часть своих сил.

6 июня 1944 г. вошло в историю как день, которого миллионы людей в оккупированной немцами Европе ждали несколько лет и на который надеялись всем сердцем. Была среди них и четырнадцатилетняя Анна Франк. 22 мая 1944 г. она записала в своем дневнике: «Весь Амстердам, вся Голландия и все западное побережье до самой Испании день и ночь говорят о высадке союзников — спорят, заключают пари и… надеются. Нарастает лихорадочное возбуждение».

К моменту высадки союзников Вторая мировая война шла уже почти пять лет — 1 сентября 1939 г. Гитлер напал на Польшу. Через два дня Британия и Франция объявили войну Германии. 17 сентября, когда Гитлер ударил по Польше с запада, с востока на ее землю вошли части Красной Армии.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, фото 1945 г.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, фото 1945 г.

В итоге Польша была раздавлена двумя тоталитарными тяжеловесами. Покончив с Польшей, Гитлер тут же обратил взоры на Скандинавию. 9 апреля 1940 г. германские войска напали на Данию, которая капитулировала через полгода, а затем на Норвегию, продержавшуюся лишь до 10 июня. 10 мая Гитлер вторгся в Западную Европу. 28 мая капитулировали Бельгия, Голландия и Люксембург. В тот же день Бенито Муссолини, фашистский лидер Италии, пожелавший разделить с Германией триумф победителя, объявил войну Англии и Франции. Британские войска, отправленные на помощь французам, были вынуждены отступить к порту Дюнкерк, чтобы оттуда начать эвакуацию в Англию. 22 июня капитулировала Франция во главе с ее новым премьер-министром Филиппом Петеном. Начались черные дни немецкой оккупации.

Летом 1940 г. в небе над Южной Англией кипела битва за Британию, в ходе которой Королевские ВВС спасли страну от германского люфтваффе. Однако вскоре Великобританию ждали кошмарные дни так называемого «Блитца», когда немецкая авиация подвергла разрушительным бомбардировкам британские города. В 1941 г. каток германской военной машины продолжил свой разрушительный путь. Под натиском сил вермахта пала Греция, затем Югославия.

22 июня Гитлер напал на Советский Союз, открыв тем самым Восточный фронт. В последующие четыре года там будут идти самые ожесточенные, самые кровопролитные бои в истории человечества. 7 декабря 1941 г. война обрела мировой характер. В этот день Япония уничтожила корабли военно-морского флота США, стоявшие на рейде в Перл-Харборе на гавайском острове Оаху. Через четыре дня Гитлер и Муссолини объявили войну США.

В августе 1942 г. премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль вылетел в Москву, где состоялась его первая встреча с главой Советского Союза Иосифом Сталиным. Сталин призвал британского лидера открыть второй фронт — начать военные действия в оккупированной нацистами Европе, с тем, чтобы заставить Гитлера перебросить часть сил на запад и тем самым ослабить давление на Советскую Россию. В те дни, когда Черчилль готовился к встрече со Сталиным, немецкие армии рвались к Сталинграду, политически и стратегически важному для русских городу на Волге.

Британский премьер понимал: если Гитлер завоюет Россию, он моментально повернет всю мощь своей военной машины на запад. Планы предполагаемой высадки в Европе уже находились в процессе разработки, однако действовать поспешно союзники считали рискованным. Черчилль не поддался на уговоры Сталина. Второй фронт не будет открыт, по меньшей мере, еще один год. Тем не менее, Черчилль смог провести «разведку боем», высадив десант в Дьепе. Перед британскими войсками была поставлена задача: вынудить немцев перебросить часть своих сил с Восточного фронта на запад. Остался ли Сталин доволен этой крошечной компенсацией, Черчилль не сообщает.

На рассвете 19 августа 1942 г. войска союзников начали операцию «Юбилей» — высадку десанта в Дьепе, в 104 км от побережья Англии. 252 корабля, следуя пятью конвоями, пересекли Ла-Манш. На их борту находились танки, 5000 канадских солдат, тысяча британских и американских, а также группа борцов французского Сопротивления. Недалеко от места высадки один конвой союзников наткнулся на конвой немецких торговых судов. Завязался морской бой. К сожалению, самое главное — элемент внезапности — был утерян. Предчувствуя неминуемую опасность, немцы сосредоточили в Дьепе большую военную группировку. Для сил союзников дело окончилось катастрофой. Немцы с вершин утесов и из прибрежных отелей открыли по ним ураганный огонь.

Некий канадский военный корреспондент так описал высадку десанта: «Солдаты шли к берегу на полуметровой глубине под свинцовым дождем. У кромки воды грудами высились тела убитых». Поддержка десанта с воздуха не удалась — британские самолеты были уничтожены немецкими штурмовиками. Только 29 танков смогли выйти на берег, где их гусеницы тотчас увязли в гальке. Из них лишь 15 сумели подойти к береговым укреплениям, но бетонные блоки не позволили им войти в город. Десант в Дьеп продолжался всего шесть часов, однако союзники заплатили за него высокую цену: 60 % пехоты было уничтожено, ранено или взято в плен. 1027 человек были убиты, из них — 907 канадцев. 2340 человек попали в плен. Немцы сбили 106 самолетов. Лейтенант армии США Эдвард Лустало стал первым американцем, погибшим на европейском театре военных действий.

Несмотря на неудачу в Дьепе и огромное число потерь, союзники извлекли для себя важный урок: прямого наступления на хорошо укрепленные порты противника следует избегать, да и о превосходстве в воздухе забывать тоже нельзя. По словам Черчилля, рейд в Дьеп стал «кладезем боевого опыта». Ответственный за операцию, вице-адмирал лорд Луис Маунтбеттен, кузен короля Георга VI, позднее сказал: «Если бы мне еще раз пришлось принимать подобное решение, я поступил бы точно так же. Один солдат, погибший в Дьепе, спас десяток солдатских жизней при высадке в Нормандии».

Гитлер также извлек для себя урок. Зная, что враг снова попытается высадиться в Европе, он сказал: «Мы должны быть готовы к абсолютно иному способу наступления в совершенно ином месте».

Встретившись в январе 1943 г. в Касабланке, Черчилль и президент США Франклин Рузвельт согласились с необходимостью высадки войск на французском берегу Ла-Манша. Правда, на этом этапе лидеры двух стран придерживались диаметрально противоположных взглядов на дальнейшее развитие боевых действий. По мнению Черчилля, фокус войны в Европе следовало перенести в Италию, начав с высадки союзных войск на Сицилии. Главным приоритетом Рузвельта были военные действия на Тихом океане. Сталин также получил приглашение на конференцию, однако в Касабланке так и не появился, ибо следил за ходом Сталинградской битвы. Отсутствовал на конференции и другой авторитетный политический лидер, глава патриотического движения «Свободная Франция» генерал Шарль де Голль.

После падения Франции в июне 1940 г. де Голль жил в изгнании, в Лондоне. Вишистское правительство Ф. Петена, сотрудничавшее с немецкими захватчиками, заочно признало де Голля виновным в измене и приговорило к смерти. Отношения де Голля с союзниками были далеко не теплыми. Особенно его не любил Рузвельт. Американский президент отказывался признавать самопровозглашенного французского лидера, опасаясь, что такое признание укрепит статус де Голля. В планы союзников отнюдь не входило содействовать освобождению Франции лишь затем, чтобы во главе страны встал де Голль. Рузвельт настаивал на том, что до проведения выборов в стране должна действовать военная администрация. Президент США и премьер-министр Великобритании намеренно держали де Голля в неведении относительно планов высадки во Франции и известили его лишь за два дня до начала операции.

Для реализации принятых на конференции в Касабланке решений в марте 1943 г. британскому генерал-лейтенанту Фредерику Моргану было поручено приступить к подготовке переброски союзных войск через Ла-Манш. Операция получила название «Оверлорд» и включала в себя морскую десантную операцию «Нептун». Морган занял пост начальника штаба Верховного командования союзных экспедиционных сил, хотя в то время союзники еще не решили, кто именно станет их Верховным главнокомандующим. Тем не менее, штаб Моргана, располагавшийся в Лондоне на Сент-Джеймс-сквер, приступил к работе.

Было известно, что во Франции немцы держат 59 дивизий. Начальник штаба столкнулся с настоящей головоломкой — как десантировать на французский берег максимально возможное количество солдат, которое было бы способно противостоять немцам до прибытия подкрепления. Атака на какой-либо порт, как то показал рейд в Дьеп, исключалась. Морган и его штаб предложили высадку на берег. Но где именно? При этом следовало обеспечить превосходство в воздухе (еще один урок, извлеченный из дьепского рейда), а значит, участок берега должен был располагаться в пределах оперативной досягаемости с территории Англии.

Двумя годами ранее Би-би-си обратилась к соотечественникам с просьбой присылать в военное министерство фотографии и открытки с изображением прибрежной Европы. Англичане с воодушевлением откликнулись на этот призыв и передали военным почти 10 миллионов открыток. И вот теперь штаб Моргана внимательно их изучал, по крупицам отыскивая нужную информацию. Одновременно британские разведывательные самолеты совершали полеты над побережьем стран оккупированной немцами Европы, собирая сведения, относящиеся к местному рельефу. Люфтваффе практически не препятствовало им, поскольку большая часть немецких самолетов была задействована в боях на Восточном фронте. Разведывательные полеты совершались над всем атлантическим побережьем — от Голландии до Испании. Такой широкий охват был намеренным. Делалось это для того, чтобы немцы не догадались, где именно начнется вторжение.

Имели место и вылазки небольших разведгрупп для фотографирования, а также сбора образцов песка и прибрежного грунта с тем, чтобы установить возможность высадки на берег танков. Еще одним источником информации были пленные немцы — так называемые «языки». Вскоре стало очевидно, что для высадки есть только два варианта — район Кале или местность в 225 км западнее, побережье Нормандии на полуострове Котантен. Хотя Нормандия и была в пределах досягаемости самолетов-истребителей, Кале имел преимущество по причине большей близости к южному берегу Англии. Расстояние составляло всего 33 км, что позволяло десантным кораблям быстрее пересечь Ла-Манш. Однако высадка в Кале имела существенный недостаток: этот участок береговой линии надежно охранялся немецкими танковыми дивизиями, и именно здесь ожидалась десантная операция англо-американских войск.

Морган остановил выбор на Нормандии. Его штаб приступил к планированию операции. По замыслу Моргана высадка пехоты должна была состояться на 48-километровом отрезке береговой линии, в то время как сброшенным с самолетов десантникам надлежало захватить столицу Нормандии, город Кан, расположенный в 12 км от берега. Закрепившись там, пехота сможет захватить порт Шербур в западной части полуострова Котантен, что позволит переправлять сюда припасы и снаряжение. Одновременно началось планирование еще одного вторжения, на юге Франции, под кодовым названием «Дракон».

Более всего Моргана и его штаб волновала следующая проблема: без доступа к глубоководному порту транспортные корабли не имели возможности пристать к берегу. Для успешной высадки союзников на побережье Нормандии огромную важность имела максимально быстрая доставка подкрепления и припасов транспортными судами. В этих целях было придумано уникальное решение: построить в Англии два плавучих причала — один для англичан, другой для американцев и канадцев, — которые будут отбуксированы на другую сторону Ла-Манша и установлены возле берега. Черчилль одобрил это предложение: «Разработайте лучшее решение. Не оспаривайте этот вопрос. Трудности скажут сами за себя».

Причалы, изготовленные точно по размерам порта в Дувре, состояли из нескольких бетонных волнорезов и понтонных причалов, которые предполагалось удерживать на месте при помощи якорей. Понтоны соединялись отрезками стального настила, для которого они служили опорами. Для борьбы с морскими волнами к побережью Нормандии предстояло отправить примерно 60 старых торговых судов. Их следовало затопить там рядами, создав тем самым условия, близкие к условиям защищенной гавани.

Одновременно начались первые в истории работы по прокладке подводного трубопровода протяженностью 112 км для перекачки топлива от острова Уайт до французского Шербура. Подводный трубопровод «Плутон» должен был прокачивать миллион литров нефти в Северную Францию, уменьшая тем самым зависимость от нефтеналивных танкеров. Саперы также разработали сборные взлетно-посадочные полосы, которые можно было разместить на пляжах Нормандии, чтобы облегчить высадку последующих волн десанта и обеспечить эвакуацию раненых.

Вдохновленные идеями Перси Хобарта, шурина Бернарда Монтгомери, англичане изобрели различные приспособления для десантирования — так называемые «игрушки Хобарта», призванные помочь успешной высадке на побережье Нормандии. Пожалуй, самым известным был танк-амфибия, для которого пехотинцы придумали прозвище «Дональд Дак» («Утенок Дональд»). Оснащенный винтами и складным водонепроницаемым экраном-чехлом, он мог проплыть несколько километров до берега, где этот самый чехол снимался и далее танк-амфибия мог действовать как обычный танк, поддерживающий наступление первой волны пехоты.

Танк-тихоход под названием «краб» был оснащен вращающимся барабаном с массивными цепями — они вызывали детонацию мин, которые могли встретиться на пути бронемашины. Были и такие танки, которые раскатывали позади себя длинные парусиновые дорожки, не позволявшие машинам, идущим сзади, увязнуть в песке. Были танки-огнеметы и танки, способные нырять на глубину до 3 м для буксировки подбитых машин. Последние могли вытягивать наружу те танки, что увязли в прибрежном иле. Были танки, снабженные пандусами — их можно было использовать как подвижные мосты. Изобретательность была воистину поразительной.

С мая 1941 г., когда с захваченной немецкой подлодки была снята шифровальная машина «Энигма», британские «взломщики кодов» из специального центра в Блетчли-парке в графстве Бакингемшир имели возможность расшифровывать и читать немецкие радиопередачи. При подготовке ко дню «Д» и в последующие дни сражения в Нормандии британская разведка благодаря «Энигме» предоставляла в штаб союзников ценнейшую информацию, касающуюся передвижений и планов немецких войск, что позволяло англо-американцам при необходимости менять собственные планы и готовиться к ударам противника.

Союзники прекрасно понимали, что сосредоточение огромной массы войск, боевой техники и снаряжения вряд ли ускользнет от внимания немецкой военной разведки — абвера. По этой причине была разработана масштабная операция под кодовым названием «Бодигард» («Охранник»), нацеленная на дезинформацию противника. Немцев следовало убедить в том, что высадка в Нормандии — небольшая, второстепенная операция, а настоящее грандиозное вторжение состоится в другом месте. Важнейшими составными частями операции «Бодигард» были операции «Фортитьюд-Юг» и «Фортитьюд-Север». Первая была призвана убедить немцев, что главный удар противник нанесет в Кале. Таким образом, значительная часть немецких сил будет оттянута от пляжей Нормандии, в результате чего у союзников будет больше времени для высадки пехоты, которая сможет надежно закрепиться на прибрежных плацдармах прежде, чем немцы перебросят туда свои войска.

С этой целью союзники сформировали фальшивую группировку, «1-ю группу армий США», базировавшуюся близ Дувра, напротив Кале. Руководство ею было поручено знаменитому генералу Джорджу Паттону-младшему. В целях введения в заблуждение воздушной разведки немцев в указанном районе были размещены макеты танков и планеров. Тем же целям служили фальшивые радиосообщения, фальшивые военные лагеря и штабы, макеты нефтевозов. Старшие офицеры тщательно подготовили актера Клифтона Джеймса, которому предстояло сыграть роль генерала Монтгомери во время «инспекционных» поездок в Гибралтар и в Северную Африку. (Джеймс, лишившийся в сражениях Первой мировой войны пальца, был вынужден обзавестись протезом, а на время операции бросить пить и курить — настоящий Монтгомери был трезвенником и не выносил табака.)

Для дезинформации немцев задействовалась и агентурная сеть. Пожалуй, самым ценным агентом в Британии был испанец Хуан Пужоль Гарсия, двойной агент по кличке Гарбо (по имени знаменитой актрисы Греты Гарбо), известный в Германии как Арабель. За полгода до дня «Д» Гарбо отправил в Германию более пятисот шифровок, большая часть которых содержала настоящие сведения, призванные завоевать доверие противника. Немцы считали его надежным источником информации, не догадываясь, на кого он на самом деле работает. Гарбо помог окончательно убедить немцев в том, что главный удар союзники нанесут в Кале или в Норвегии и произойдет это в июле 1944 г. С тем, чтобы убедить немцев в своей лояльности, 6 июня Арабель отправил им срочное предупреждение о начале операции «Оверлорд». Впрочем, сделано это было лишь тогда, когда немцы уже не успевали отреагировать на наступление противника.

Похоже, доверие немцев к агенту Арабелю было завоевано окончательно. У них не вызвала никаких сомнений его шифровка, в которой он предупреждал о том, что наступление в Нормандии — всего лишь ложный маневр, имеющий целью отвлечь внимание противника от главного удара в Кале. Когда первые волны десанта хлынули на пляжи Нормандии, немецкое военное командование привело в состояние боевой готовности свои танковые части возле Кале. Случись так, что эта хитрость провалилась бы, силы союзников натолкнулись бы на мощный отпор со стороны немецких танковых дивизий и исход операции был бы совсем иным.

Операция «Фортитьюд-Север» имела целью вынудить немцев поверить в то, что вторжение англо-американских войск начнется с высадки на побережье Норвегии в районе Тронхейма. Для этого была создана еще одна мнимая армейская группировка, британская 4-я армия, дислоцированная в Эдинбурге. Дезинформацию о ней немцам «скормили» два двойных агента-норвежца, Матт и Джефф. (Правда, у англичан позднее возникли сомнения в преданности Матта, и они его интернировали.) На момент операции «Оверлорд» немцы сосредоточили на побережье Норвегии 400 тыс. солдат — на тот случай, если враг десантируется именно там. Другие планы, призванные дезинформировать немцев, включали в себя мнимые удары по Испании, западному побережью Франции, западному побережью Италии, а также по Албании, Греции, Румынии и Швеции. Обман сработал: в Нормандии оставалось существенно меньше немецких войск, поскольку Гитлер перебросил их на северо-запад Европы. Немецкие солдаты делали ставки в спорах, в каком именно месте произойдет высадка противника.

Операция «Фортитьюд» преследовала еще одну цель: уже после дня «Д» убедить немцев в том, что десант в Нормандии — лишь незначительный эпизод, а главная высадка состоится в районе Па-де-Кале. К тому времени немцы полностью понимали, что их обманули, но было уже слишком поздно.

В конце июня 1943 г. черновые планы, разработанные штабом Моргана, были представлены на конференции, которая прошла в Шотландии под председательством лорда Маунтбеттена. Получив одобрение последнего и подтверждение того, что местом вторжения станет Нормандия, разработчики передали эти планы Черчиллю и Рузвельту, а также канадскому премьер-министру Уильяму Макензи Кингу на конференции, состоявшейся в августе в Квебеке. Именно здесь союзники приняли решение, что приоритет отдается разгрому Германии, и лишь затем — Японии. Была установлена дата дня «Д» — 1 мая 1944 г. (В словосочетании день «Д» буква «Д» означала «день» — это была распространенная в годы войны практика обозначения определенного дня наступления. Час наступления обозначался как «час «Ч»». «Ч» — от слова «час».)

На конференции в Квебеке было также решено в текущем месяце начать вторжение в Италию. В предыдущем месяце — 10 июля — англо-американские войска высадились на Сицилии, где были с ликованием встречены местными жителями. 25 июля новое итальянское правительство отстранило от власти и поместило под арест фашистского диктатора Бенито Муссолини. В середине августа вытесненные с Сицилии немецкие войска спешно эвакуировались через узкий Мессинский пролив на землю материковой Италии. Вторжение союзников в Италию состоялось 3 сентября. Через пять дней Италия капитулировала и перешла на сторону Англии и США. Первая из конференций так называемой «большой тройки» — Черчилля, Рузвельта и Сталина — состоялась в Тегеране и продолжалась с 28 ноября по 1 декабря 1943 г. Именно в Тегеране Сталин согласился с тем, что второй фронт будет открыт в мае 1944 г., когда на востоке будет развернуто мощное наступление Красной армии и после разгрома Германии она присоединится к союзникам в войне с Японией. Между тем в Англии самым серьезным образом началась интенсивная подготовка ко дню «Д»…

По материалам книги Р. Колли «Высадка в Нормандии», М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2015.