Весной 1945 года побежденные немецкие военачальники, подписывая капитуляцию, недоуменно косились на представителей Франции. «Как, и этим мы тоже проиграли войну?» В чем-то гитлеровские генералы были правы. Франция, растоптанная вермахтом за 44 дня, потеряла больше солдат в дивизиях СС, чем сопротивляясь Германии.

Но нашелся один француз, благодаря которому его соотечественники все же получили право считаться победителями. Это Шарль де Голль. Благодаря этому человеку Франция оказалась в числе держав-победительниц.

Шарль Андре Жозеф Мари де Голль родился в семье выходцев из Фландрии 22 ноября 1890 года. Его отец был профессором философии и литературы в иезуитской школе и пламенным патриотом. Анри де Голль искренне полагал, что Франции уготована историей великая миссия европейского и даже мирового лидерства. Сам же де Голль с малых лет считал, что родился для того, чтобы совершить выдающийся подвиг.

Шарль де Голль

Шарль де Голль

Де Голли гордились своими древними корнями и знатным происхождением. Там хватало военачальников, министров, один из предков даже был участником походов Жанны д’Арк. Отец внушал Шарлю, что именно эти обстоятельства налагают на них обязанность служения Родине.

После домашнего образования и года, проведенного в католическом колледже Непорочного зачатия, юноша отправился в специальную военную школу Сен-Сир. Своей специальностью де Голль выбрал пехоту, полагая ее самой «действующей» и боевой частью армии. Точные и естественные науки его совершенно не привлекали — интересы молодого курсанта, как и в колледже, ограничивались философией, историей и литературой. Однако на оценках это не отражалось: де Голль терпеливо выполнял все учебные планы.

Полковник де Голль у танка D-2 из состава 4-йтанковой дивизии. Май 1940 г.

Полковник де Голль у танка D-2 из состава 4-йтанковой дивизии. Май 1940 г.

С ранней молодости де Голль проявлял недюжинное упорство и талант в управлении людьми. Он систематически тренировал память, что позволило ему позднее поражать окружающих, запоминая наизусть речи в 30-40 страниц. Хобби де Голля тоже было специфическим. Например, он выучился произносить слова задом наперед. По-французски это делать гораздо сложнее, чем, скажем, по-русски или по-английски, но Шарль мог без проблем переиначивать длинные фразы.

В Сен-Сире де Голль был любимчиком преподавателей и плохо ладил с однокурсниками. За надменный вид и заносчивость они прозвали его Королем в изгнании. Про эти свои качества де Голль впоследствии напишет: «Настоящий вождь держит остальных на расстоянии. Нет власти без авторитета, и нет авторитета без дистанции».

Шарль де Голль накануне высадки союзников в Тунисе, 1943 г.

Шарль де Голль накануне высадки союзников в Тунисе, 1943 г.

Ни один день не пропадал для де Голля даром. Он не переставал читать, внимательно следил за устройством французской армии и отмечал ее недостатки. В учебе де Голль был прилежен, порой педантичен. В 1912 году де Голль окончил Сен-Сир во втором десятке по успеваемости. Служить молодой младший лейтенант отправился в 33-й пехотный полк под начало тогда еще полковника Филиппа Петена.

Из воспоминаний окружения де Голля тех лет можно понять, что он был противником военного союза с Англией и напрочь отказывался преклоняться перед германской военной машиной. Он прозорливо полагал, что исход любой войны между великими державами будет решаться в окопах.

Генерал Жиро, Рузвельт, де Голль и Черчилль во время конференции в Касабланке

Генерал Жиро, Рузвельт, де Голль и Черчилль во время конференции в Касабланке. В 1943 году решался вопрос о том, кто встанет во главе «Сражающейся Франции» — де Голль или Жиро

С 12 августа 1914 года де Голль находился на фронте в составе 5-й армии. Уже через три дня в бою у Динана он получил первое ранение. Вернулся в строй в октябре, успел несколько раз отличиться, но 10 марта 1916 года снова был ранен. Вернулся де Голль в свой полк уже капитаном и успел как раз к развязке Верденской битвы. В ней он снова был ранен под деревушкой Дуомон.

Санитары сочли молодого офицера убитым. Пришел в себя де Голль уже в немецком плену, даже не подозревая, что удостоился посмертных почестей от французского командования. Он неоднократно пытался бежать, но безуспешно. В заключении будущий глава «Сражающейся Франции» познакомился с будущим советским маршалом Михаилом Тухачевским и начал работу над книгой «Раздор в стане врага», где подробно разобрал ошибки и просчеты немцев.

Издать ее, правда, удалось только через два года, когда Германия капитулировала и пленные были освобождены. Выводы де Голля французские военные высмеяли, указав, что для человека, большую часть войны просидевшего в плену, он слишком много на себя берет. Так что де Голль предпочел службу подальше от родины.

Два года он провел в Польше, преподавая в военном училище, и даже принял участие в советско-польской войне, воюя против войск, которыми командовал его бывший сокамерник. В 1921 году он вернулся во Францию, стал адъютантом маршала Петена и женился на дочери богатого фабриканта Ивонне Вандру. Вскоре у них родился сын, которого де Голль назвал в честь Петена Филиппом (потом у них родились две девочки).

Постепенно он поднимался по карьерной лестнице: де Голль поступил в военную академию, преподавал в Сен-Сире. Однако в 1925 году он в пух и прах разругался со своим шефом. Петен поручил де Голлю сделать доклад об оборонительных мероприятиях на случай войны. Тот приказ исполнил, однако доклад в корне противоречил существующим в штабе взглядам.

Де Голль принимает парад стрелков из "Сражающейся Франции"

Де Голль принимает парад стрелков из «Сражающейся Франции»

Опираясь на стратегические и тактические уроки Первой мировой войны, маршал и его сторонники делали упор на линию укрепленной обороны (линию Мажино). Де Голль говорил о необходимости формирования мобильных тактических подразделений, доказывая никчемность оборонительных сооружений. Он стал широко известен как автор военно-теоретических работ, таких как «За профессиональную армию», «На острие шпаги», «Франция и ее армия». Де Голль учитывал современное развитие техники и тот факт, что французские границы проходят в основном по открытым равнинам.

Де Голль, пытаясь провести реформы в армии, не гнушался общаться с политиками самого разного толка — от ультраправых до коммунистов, подавал десятки проектов, он не стеснялся выступать в прессе, но все было без толку. Законопроект премьера Поля Рейно, разработанный на основе докладов де Голля, провалило парламентское большинство.

Настало время, и народ снова призвал Шарля де Голля встать во главе Франции

Настало время, и народ снова призвал Шарля де Голля встать во главе Франции

Популярного в обществе полковника предпочитали держать на звучных, но малозначимых должностях, например, генеральным секретарем Высшего совета обороны. В 1937 году, словно в насмешку, де Голля назначили командиром единственного танкового полка, созданного во Франции по его предложению.

Крах Польши ничему толком французский генералитет не научил. Под командованием де Голля, правда, свели насколько десятков единиц бронетехники, но только чтобы от него отделаться. Сам он писал в августе 1939: «На мою долю выпало играть роль в ужасной мистификации… Несколько десятков легких — это пылинка. Мы проиграем войну самым жалким образом, если не будем действовать».

Правота де Голля стала очевидна в первые же дни немецкого наступления 1940 года. Ему даже удалось остановить части вермахта, наступавшие с севера, и отбросить их, но это был лишь тактический успех на фоне провала фронта. Впрочем, позднее историки пришли к выводу, что контрудар задержал на какое-то время немецкое наступление. К тому же танкисты де Голля, сами того не зная, чуть не разгромили штаб танкового корпуса генерала Гудериана. Вот что вспоминал об этом сам Гудериан: «Угроза с фланга была незначительной; еще 16 мая мы знали о наличии французской бронетанковой дивизии, новом соединении генерала де Голля, которое, как уже упоминалось, впервые вступило в бой под Монкорне. Де Голль подтвердил наши данные через несколько дней. 18 мая несколько танков из его дивизии подошли на 2 км к моему передовому командному пункту в Ольнонском лесу, охраняемому лишь несколькими 20-мм зенитными пушками. Я пережил пару часов в томительной неизвестности, пока эти грозные гости не повернули обратно».

Де Голлю присвоили звание бригадного генерала и поручили формирование 4-й танковой дивизии из 85 танков и 5000 солдат. Но было поздно. Катастрофа была неминуема. 6 июня Рейно назначил де Голля заместителем военного министра. Он отбыл в Лондон для переговоров, но англичане и сами были в полной растерянности. Де Голль пытался противодействовать планам капитуляции, доказывал, что резервы для сопротивления еще есть, но тщетно. 17 июня он вылетел из Бордо в Лондон. По мнению Черчилля, на этом самолете де Голль «увозил с собой честь Франции».

Уже 18 июня по радио прозвучало обращение де Голля к нации с призывом продолжать сопротивление. Так родилась «Свободная Франция» (позже — «Сражающаяся Франция»). Маршал Петен был обвинен в предательстве, в ответ де Голля приговорили к смертной казни — заочно. Начинал он, по собственному признанию, «меньше, чем с нуля». Ни чинов и званий, ни денег, ни связей, ни большой известности. И все же де Голлю удалось привлечь на свою сторону сначала сотни, а потом тысячи французских солдат и офицеров.

3 июня 1943 г. был сформирован Французский комитет национального освобождения, одним из двух председателей которого становится де Голль. К 1944 году он, казалось, добился невозможного. По существу являясь дезертиром, на родине приговоренным к смерти, он сумел добиться признания его комитета всеми союзниками по антигитлеровской коалиции. А Франция, по факту разгромленная и заключившая союз с нацистами, оказалась в числе держав-победительниц. В освобожденном Париже де Голля провозглашают председателем Совета министров Франции.

Но свое первое послевоенное сражение де Голль проиграл. Он настаивал на варианте новой конституции, предусматривавшем широкие полномочия президента. Однако референдум принял проект парламента, в котором президенту отводилась декоративная функция. К тому же на выборах в Национальное собрание «голлисты» получили всего три процента голосов. Обиженный, он отошел от дел.

12 лет де Голль наслаждался покоем в кругу семьи. Писал мемуары, путешествовал, занимался благотворительностью. Но ситуация в стране скатывалась к кризису. Помимо проблем в экономике, был потерян Индокитай, начались волнения в африканских колониях, а в Алжире уже шла настоящая война. Правительства сменяли друг друга, левые и правые радикалы набрали невиданную силу. Военные открыто угрожали переворотом.

После того как он чуть не произошел в мае 1957 года, президент и парламент попросили де Голля стать премьер-министром. Он согласился, а через год был избран президентом с необычайно широкими полномочиями. Де Голль мог объявить чрезвычайную ситуацию и распустить парламент, назначить новые выборы, лично курировать все вопросы внешней политики, обороны и важнейших внутренних министерств.

Казалось, он может позволить себе все, настолько велика была его популярность. Де Голль предоставил Алжиру независимость, за что многочисленные офицерские кружки приговорили президента к смерти и объявили на него настоящую охоту. Добивался самостоятельности Европы, как от США, так и от СССР. Пригрозил Америке выходом из НАТО и потребовал обменять бумажные доллары на золото. А потом все же вышел из военного блока в знак протеста против диктата Соединенных Штатов.

Всего историкам известно о 31 покушении на де Голля. Его автомобили и дома минировали, кортежи подкарауливали снайперы, ему устраивали засады. Но президент никогда не был жесток по отношению к схваченным террористам. Даже после того как в августе 1962 года отряд боевиков расстрелял из автоматов автомобиль, в котором вместе с генералом сидела его жена, де Голль заменил пять из шести смертных приговоров на пожизненное заключение. Лишь лидер террористов — полковник ВВС Бастьен-Тьери — получил отказ на просьбу о помиловании. Де Голль по этому поводу заметил, что не видит смысла сохранять жизнь офицеру, который не умеет метко стрелять.

К сожалению, переизбравшись на второй срок, де Голль слишком уверовал в свою исключительность. Склонность к внешнеполитическим авантюрам подорвала его авторитет внутри страны. В мае 1968 года парижские улицы увидели баррикады и плакаты: «Шарль, тебе пора уходить». «Похоже, французы устали от меня», -мрачно пошутил де Голль, и 28 апреля 1969 года он удалился в отставку.

Де Голль так и не стал генералом, хотя сам предпочитал рекомендоваться чином, якобы полученным в 1940 году. На самом деле военное министерство не успело утвердить приказ о производстве в генеральское звание, а правительство Виши вообще уволило полковника де Голля из армии. Так что после войны, уйдя в отставку, colonel (по-французски — полковник) Шарль де Голль получал всего лишь полковничью пенсию.

Никакой специальной пенсии, охраны или льгот человек, отстоявший честь Франции, себе не попросил, хотя его здоровье, пострадавшее во время войны, было уже плохим. Так и жил отставной полковник де Голль в маленьком домике с садом в 250 километрах от Парижа. Умер он 9 ноября 1970 года дома от разрыва аорты. Похоронен на деревенском кладбище в Коломбэ рядом с дочерью. На похоронах, согласно завещанию, было разрешено присутствовать только родственникам и немногим близким друзьям.

Статья Б. Шарова «Шарль де Голль: настоящий полковник», журнал «Военная история», №7 2017, с. 10-13.