25 декабря 1914 г. генерал Юденич Н.Н. возглавил войска Кавказской армии, став их фактическим руководителем (при номинальном главнокомандовании наместников – графа Воронцова-Дашкова И.И., а с августа 1915 года — великого князя Николая Николаевича) вплоть до своего отстранения 31 мая 1917 года политиканами Временного правительства.

После разгрома турок в Сарыкамышской операции в ходе Первой мировой войны в начале 1915 года русские получили в свои руки не только инициативу действий, но и возможность действовать при незначительном сопротивлении противника. Исходя из этого, русские войска вновь заняли Северную Персию, а также подавили восстания ряда мусульманских народностей в своих ближайших тылах. Весь февраль и март наши войска под командованием коменданта крепости Батум генерала Ляхова очищали от противника и черкесских иррегулярных отрядов Чорохский край, отбрасывая неприятеля от Батума.

Зимой-весной 1915 года на Кавказе проходили перегруппировки войск на черноморское побережье, в Севастополь и Одессу, так как в Ставке предполагали осуществить совместные действия с союзниками по захвату проливов. Туда убыл 5-й Кавказский корпус генерала Истомина Н.М. Англо-французы уже начали Дарданелльскую операцию, и русские собирались присоединиться к ним. Готовились соответствующие войска и на Кавказе, тем более что противник вплоть до лета не мог оправиться от поражения в Сарыкамышской операции и пополнить 3-ю армию до необходимой численности.

Начальник дивизии генерал-лейтенант де Витт со своим штабом в Сарыкамыше

Начальник дивизии генерал-лейтенант де Витт со своим штабом в Сарыкамыше

Горлицкий прорыв 19 апреля на Юго-Западном фронте и начавшееся отступление русских армий из Галиции означали, что подкреплений для Кавказа не будет. И точно так же не будет и боеприпасов, и техники. Теперь русское Верховное Главнокомандование отлично понимало, что летом 1915 года Кавказская армия сможет вести лишь стратегическую оборону. Поэтому в качестве конечной задачи на Кавказе было поставлено удержать Баку, железную дорогу Тифлис — Ростов и Военно-Грузинскую дорогу Тифлис — Владикавказ. В Ставке были готовы к тому, что противник сможет войти на русскую территорию и занять существенную часть русского Кавказа.

Однако генерал Юденич Н.Н. принял совершенно правильное решение перенести военные действия на неприятельскую территорию, обезопасив собственные тылы и коммуникации активной обороной, нежели пассивным сопротивлением на линии государственной границы. Таким образом, командование русской Кавказской армии поставило перед войсками задачу прочно удержать в своих руках инициативу действий, пользуясь тем обстоятельством, что 3-я турецкая армия не могла быть пополнена в короткие сроки, а, следовательно, очередного неприятельского наступления нельзя было ожидать ранее середины года.

К этому времени турецкое командование смогло наконец как следует пополнить 3-ю армию и совершить перегруппировку по противодействию успешному наступлению русского 4-го Кавказского корпуса на правом фланге. Характерно, что часть пополнений для Кавказского фронта дали 1-я и 2-я армии, сосредоточенные в районе проливов и ведущие боевые действия в Дарданеллах против англо-французского экспедиционного корпуса. Часть сил передавалась из 4-й армии, расквартированной в Сирии и действующей против британского Египта.

То есть победы русских на Кавказе некоторым образом облегчили союзникам ведение военных действиях на галлиполийском и средиземноморском театрах. Надо отметить, что и русская Ставка в ходе кампании постоянно предписывала генералу Юденичу вести наивозможно более активные действия, чтобы оттянуть на себя часть неприятельских резервов из Галлиполи. К открытию новой летней кампании турки насчитывали в своих рядах до ста пятидесяти тысяч штыков и шашек против примерно такого же числа бойцов у русских.

26 июня турки перешли в наступление на мушском направлении в Алашкертской долине, занятой русскими глубокой осенью 1914 года. Ударной группой командовал Абдул-Керим-паша. Через два дня части 4-го Кавказского корпуса предприняли ответное контрнаступление, во встречных боях пыл противников был приостановлен, но 13 июля, потерпев поражение, русские, имевшие здесь всего двадцать два батальона, начали медленно отступать на государственную границу.

Командующий Кавказской армией, сознавая, что сломить противника во фронтальных боях, при прогрессировавшем недостатке снарядов, будет тяжело, предпринял перегруппировку. Две кавалерийские дивизии были выдвинуты на фланги втягивающейся в Алашкертскую долину неприятельской группировки. Также сюда передавались и все те стрелковые подразделения, что еще оставались в резерве у командующего. Главная часть русских сил была скрытно сосредоточена у Даяра под командованием генерала Баратова Н.Н.

Чтобы вынудить противника распылить силы, 21-го числа 2-й Туркестанский корпус генерала Пржевальского М.А. стал теснить неприятеля на чорохском направлении, вынуждая противника ослаблять свои силы, перебрасывая их к Батуму. Опытный турецкий военачальник Абдул-Керим-паша приостановил дальнейшее продвижение вперед, чтобы не попасть в западню, но было уже поздно. 23 июля, измотав противника в оборонительных боях, русские перешли в контрнаступление и на юге. Ударная группировка генерала Баратова, состоявшая из двадцати ротных батальонов и тридцати шести казачьих сотен при 36 орудиях, опрокинула турок на алашкертском направлении и принудила его к отступлению. Преследование прекратилось только к 30 июля.

Выигрыш пространства и оттеснение турок в глубь собственной территории обеспечивали Закавказье от возможного вторжения врага: не забудем, что Ставка разрешила отступление, но доблестные войска Кавказской армии не только не уступили ни пяди земли, но и еще дальше отбросили противника в глубь Малой Азии. Тем самым были подготовлены победы следующей кампании — в 1916 году. Осенью 1915 года сменилось и общее руководство войсками на Кавказе. Новым наместником стал бывший Верховный Главнокомандующий великий князь Николай Николаевич.

В действия Кавказской армии, твердо руководимой генералом Юденичем Н.Н., он практически не вмешивался, занимаясь делами края. После Алашкертской операции до конца года на Кавказском фронте шли только мелкие стычки, так как стоны копили силы и средства для новой кампании, в которой русские намеревались предпринять самые решительные действия.

Хамаданская операция

Не дожидаясь пополнения рядов войск и пользуясь победами союзников на Евфрате, русское командование предприняло операцию по очищению Персии от турецких войск. Дело в том, что борьба за Иран не прекращалась на протяжении всей войны, этому русские и действовали там с севера, а англичане — с юга. Потеря Ирана предполагала образование единой базы Центральных держав на Ближнем Востоке, что ставило новые ресурсы на обеспечение потребностей Германии и ее союзников.

Прогерманские силы в Иране, пользуясь юностью шаха и шаткостью его власти, действовали активно и интенсивно. В то время как русские и англичане теряли время в бесплодных расчетах, немцы и турки, подкупая нужных лиц, переводили на свою сторону все больше высших чиновников различных рангов. Также на стороне германцев выступали все те племена, что сопротивлялись персидскому владычеству. Составленные из всадников этих племен отряды подчинялись распоряжениям немецких резидентов, не скупившихся на золото и обещания.

Дело дошло до того, что большая часть членов правительства и премьер-министр встали на сторону немцев. Миссии союзников по Антанте в Иране подвергались разгрому, имущество — разграблению, а люди скрывались в миссиях нейтральных государств. Разумеется, что все эти выступления, имевшие статус неофициальных, поддерживались персидским правительством, за спиной которого стояли немцы.

Действия русского экспедиционного корпуса генерала Баратова Н.Н. в Персии (Иране) получили наименование Хамаданской операции. Погрузившись на транспортные суда в Баку, 17 октября 1915 года генерал Баратов высадился в Энзели. Его отряд насчитывал около четырнадцати тысяч штыков и шашек. Образование этого отряда стало возможно лишь после создания армейского резерва по окончании Алашкертской операции.

Высадка русских войск в Энзели вызвала панику среди прогерманской элиты Ирана. Мало кто мог ожидать, что союзники открыто вмешаются в борьбу за центр Азии. Экспедиционный корпус был разделен на две главные группировки. Одна из них (основная), во главе с полковником Фисенко, двигалась прямо на Тегеран. Другая, под командованием полковника Колесникова, наступала на Кум, служивший центром прогерманских сил.

Превосходство регулярных подразделений над малоорганизованными отрядами отважных всадников кочевых племен Ирана позволило русским добиться успехов абсолютно на всех участках. Горные перевалы преодолевались при поддержке артиллерии, немногочисленные германские и турецкие инструкторы уничтожались, отряды неприятеля рассеивались, разбегаясь по укромным местам.

Выполняя приказ, русские 3 декабря заняли древнюю столицу Персии Хамадан, образовав базу для дальнейшего продвижения в глубь Ирана. Увидев, что остановить русских не удастся, большая часть наспех образованных отрядов, созванных под немецкие знамена лозунгами «защиты ислама», стала разбегаться при первой же возможности. Образованное под эгидой немцев временное правительство, шведские руководители жандармерии, деятели «Национального комитета защиты ислама» — все это в панике бежало на юг или в труднодоступные места. Германский эмиссар граф Кауниц погиб в одной из стычек, что сразу же побудило основную массу восставших просто-напросто разбежаться.

9 декабря русские очистили Кум — центр, где группировались немцы и турки, пытавшиеся склонить персов против русских, — от врагов. В январе пал Керманшах. После взятия русскими войсками Исфагана противник потерял последний патронный завод на иранской территории. С занятием Кума и Керманшаха русские отрезали Иран от турецкой Месопотамии. Багдадская дорога была перерезана, и теперь турецкие и немецкие эмиссары могли действовать лишь через пустыни юго-западной части Ирана. Русские войска, заняв неприятельские базы, оказались полными хозяевами страны (Емельянов А.Г. «Казаки на персидском фронте (1915-1918)», М., 2007, с. 78-80).

Таким образом, невзирая на свою малочисленность, русский экспедиционный корпус в короткие сроки сумел выполнить поставленную задачу — выбить противника из Ирана, переведя страну под контроль держав Антанты. Одновременно с этим русские оказались на подступах к Месопотамии, откуда было возможно взаимодействие с действовавшими южнее англичанами. Главным результатом операции стала ликвидация попытки организации восстания в Персии против Антанты.

Из книги М.В. Оськин «История Первой мировой войны», М., «Вече», 2014 г., с. 163-166.