Сидор Артемьевич Ковпак перед Великой Отечественной войной занимал пост председателя Путивльского горисполкома. Путивль — старинный город на берегу Сейма был основан в конце X века для защиты Киевской Руси от набегов половцев, потом был южным форпостом и Московского государства. Отсюда в апреле 1185 года ушел в несчастливый поход новгород-северский князь Игорь Святославович, оставив здесь жену свою Евфросинью Ярославовну… Плач Ярославны сохранили навеки для потомков бессмертные строки «Слова о полку Игореве». Здесь же, в Путивле, летом 1606 г. после убийства Лжедмитрия I и воцарения Василия Шуйского началось народное восстание Ивана Болотникова.

В начале войны Ковпак возглавил Путивльский партизанский отряд, который постепенно перерос в соединение партизанских отрядов Сумской области. За 26 месяцев, проведённых соединением Ковпака в немецком тылу и под его непосредственным командованием, было пройдено с боями 10 тысяч километров по 18 областям Украины, Белоруссии и России. Истреблено 18 тысяч фашистов, пущено под откос 62 железнодорожных эшелона, взорвано 256 мостов, уничтожено 96 складов с боеприпасами, обмундированием и продовольствием, до 500 автомашин, 20 танков и броневиков…

Приказ Москвы предписывал соединению Ковпака (воинской части № 00117) пройти рейдом по тылам врага от реки Уборть до Карпатских гор и нанести удар по нефтяным промыслам Дрогобыча. Двухтысячное партизанское соединение 12 июня 1943 г. ушло в тяжелейший рейд в Карпаты, который продолжался более 4-х месяцев. Это был последний рейд Сидора Артемьевича Ковпака…

Ковпак С.А., 1944 г.

Ковпак С.А., 1944 г.

Ковпаковский минер и поэт Платон Воронько написал партизанскую песню, лучше многих подробных описаний рассказывающую о том, что довелось пережить участникам Карпатского рейда, ставшего легендарным:
По высоким Карпатским отрогам,
Там, где Быстрица — злая река,
По звериным тропам и дорогам
Пробирался отряд Ковпака.

Он шумел по днепровским равнинам,
Там, где Припять и Прут голубой,
Чтобы здесь, на Карпатских вершинах,
Дать последний, решительный бой.

Карпатский рейд (12.06 - 20.09.1943)

Карпатский рейд (12.06 — 20.09.1943)

За первый месяц колонна, обогнув с севера Ровно, повернув затем на юг, миновав Тернополь, прошла на запад к Днестру 600 километров. По дороге партизаны пустили под откос 12 вражеских эшелонов, взорвали столько же шоссейных и железнодорожных мостов. Рейд начался удачно. Но в западных районах Украины было много вооружённых отрядов националистов, ненавидевших Советскую власть. За голову генерала Ковпака немецкая администрация обещала выплатить 100 тыс. рейхсмарок.

Ковпак не знал еще тогда, что на сей раз приказ об уничтожении соединения отдал лично Гитлер, поручив привести его в исполнение рейхсфюреру СС Гиммлеру. Причина такого повышенного внимания была выявлена позже. Оказалось, что один из мостов, взорванный ковпаковцами под Тернополем, имел особое значение: по нему проходило в сутки до 80-90 эшелонов. Фашистскому командованию пришлось теперь их возвращать во Львов и Краков, перегонять долгим кружным путем через Румынию и Бессарабию. Узнав об этом, Гитлер, как и следовало ожидать, пришел в ярость. Гиммлер дал слово фюреру выполнить категорический приказ силами находящихся в его распоряжении охранных полков и, в свою очередь, возложил непосредственное руководство операцией против партизан на группенфюрера СС Крюгера.

Ковпак С.А., 1943 г.

Ковпак С.А., 1943 г.

Ковпак вышел к мосту через Днестр у села Сивки, севернее Галича, раньше, чем охрана была сколь-либо серьезно усилена. Ковпаковцы уничтожили охрану прежде, чем она даже успела открыть огонь, а к утру все соединение уже успешно переправилось на другой берег Днестра. Исходной базой для нанесения удара по нефтяным промыслам командование соединения избрало Черный лес к западу от Станислава, но, чтобы попасть туда, нужно еще было форсировать быструю горную речку Ломницу. Задача была не из простых: гитлеровцы, прохлопав Ковпака на Днестре, успели-таки выставить у каждого пригодного для переправы через Ломницу места до батальона пехоты с танками и тяжелым оружием.

Путивльский отряд в походе

Путивльский отряд в походе

Чтобы обмануть противника, распылить его внимание, Дед — так партизаны звали Ковпака (на момент рейда ему было 57 лет), вывел соединение к реке фронтом в 25 километров, выбрав местом переправы брод между селами Медыня и Блудники. В ночь на 17 июля все партизанские орудия и минометы обрушили огонь по  вражескому берегу. Рота за ротой под покровом огня переходила через бурный поток, в то время как группы прикрытия сковывали боем фашистские гарнизоны на обоих флангах – в Медыне и Блудниках. Переправа завершилась удачно.

Партизаны начали подъём по горным тропам к нефтяным промыслам. Фашисты с воздуха обнаружили ковпаковцев. Дальнейший подъём шёл медленно шаг за шагом, проходил под непрерывными атаками вражеских самолетов и с большими потерями. Затем батальоны выслали подрывников для уничтожения нефтепромыслов. Карпаты озарились пламенем пожарищ, ночь превратилась в день. Огонь бушевал несколько суток. Ковпаковцы уничтожили 40 нефтяных вышек, сожгли 13 нефтехранилищ, три нефтеперегонных завода, взорвали нефтепроводы.

Ковпаковцы в Карпатах, 1943 г.

Ковпаковцы в Карпатах, 1943 г.

Обложив соединение Ковпака со всех сторон, группенфюрер Крюгер не стал сразу предпринимать сколь-либо активных наступательных действий. Он знал, что в случае успеха лавры все равно достанутся не ему, а рейхсфюреру СС Гиммлеру, в случае же неудачи отвечать будет за нее он, Крюгер, а потому не спешил. На его стороне был фактор времени. Он ждал, когда партизаны израсходуют свои боеприпасы и продовольствие, чтобы взять их потом «голыми руками». Со своей точки зрения Крюгер действовал правильно, он не учел лишь одного: Ковпак и его партизаны были не из тех, кого можно «взять голыми руками». Потому-то его профессионально грамотный план в конечном счете и провалился.

Ковпаковцы оказались в тяжёлом положении. Немцы блокировали все выходы из гор и начали сжимать кольцо окружения. Партизаны вели тяжёлые бои за каждую высоту, за каждую тропу. Всё выше и выше они поднимались в горы, прорывали одно кольцо окружения войск и оказывались в новом. Разведка доставляла Ковпаку всё более и более тревожные вести: враг подтягивал новые части. По приблизительным расчётам против партизан действовало 40-45 тыс. гитлеровцев. И вся эта сила была направлена против оставшихся полутора тысяч ковпаковцев, из которых 200 – раненые.

Партизанская артиллерия, 1943 г.

Партизанская артиллерия, 1943 г.

Прорываться с тяжёлым вооружением и обозом было очень тяжело. Но прежде чем взорвать орудия, минометы и станковые пулеметы, нужно было заставить фашистов поверить, что прорыв будет у Поляницы, чтобы противник стянул в село как можно больше своих войск. Партизаны вырвались из очередного вражеского кольца. После изнурительного марша они пробились с боями к селу Поляница, расположенному всего в двух километрах от границы с Чехословакией. И обнаружили: все господствующие высоты уже заняты немцами. Как никогда, в тот день артиллеристы и минометчики впервые били по врагу, не жалея снарядов. Немецкие орудия, пытавшиеся было отвечать, были быстро подавлены, и тогда партизаны перенесли огонь на живую силу противника. Когда последние снаряды и мины были выпущены, к орудиям и минометам привязали толовые шашки. Прогремели взрывы, и все было кончено.

Той же ночью внезапным штыковым ударом партизаны прорвали очередное кольцо врага и двинулись к горе Шевка, куда уже спешил 26-й полк СС. Ковпаковцы пришли первыми. Утром немецкие цепи пошли в атаку. Кроме эсэсовцев, здесь были и горные стрелки с изображением цветка эдельвейса на касках. Их встретили сверху смертоносным огнем. Два дня продолжался ожесточенный бой. Противник при поддержке эскадрильи бомбардировщиков непрерывно атаковал с трех сторон, и каждый раз его сбрасывали вниз.

Комиссар отряда Руднев С.В.

Комиссар отряда генерал-майор Герой Советского Союза Руднев С.В.

На склонах Шевки оставались только немецкие трупы… На третьи сутки вражеский натиск ослаб. Боеприпасы у партизан были на исходе, продовольствия — нет вовсе, бойцы получили последнее — по нескольку горстей сахарного песка. Нужно немедленно уходить, причем не прорываться с боем, а незаметно, скрытно от врага, чтобы оторваться от него без потерь и расхода патронов.

Посланным в поиск разведчикам, тропу обнаружить не удалось. Дорогу отыскал сам Ковпак, он участвовал в её строительстве в годы Первой мировой. Это была просека, заросшая кустарником, главное – её не было ни на одной карте. Ночью партизаны исчезли с вершины Шевки. Ведя под уздцы несколько десятков уцелевших лошадей с вьюками, они перебрались на соседнюю гору. А утром немцы обрушили на Шевку сильнейший бомбовый удар, после чего успешно атаковали… пустые окопы. Уничтожить соединение Ковпака не удалось и в этот раз.

И все же обстановка накалилась нестерпимо. Дед чувствовал, еще немного — и конец всему. То, чего не смогли добиться каратели бешеными атаками, непрекращающимися свирепыми бомбардировками с воздуха и огнем артиллерии, — то сделают голод, изнеможение, усталость, вода отравленных колодцев, пустеющие диски автоматов и пулеметов. А Гитлеровцы, несмотря на все свои неудачи, уверены, что соединение доживает последние дни.

Бюст Ковпака С.А. работы скульптора Диденко К.В.

Бюст Ковпака С.А. работы скульптора Диденко К.В.

Было решено прорываться в Делятине, где партизан явно не ждали. Делятин – крупный узел шоссейных и железных дорог. В Делятине шесть мостов. Разгром гарнизона и подрыв мостов парализуют на какое-то время движение на всех магистралях, деморализуют врага, и даст возможность партизанам оторваться от преследования. В победном и трагическом делятинском бою в ночь с 3 на 4 августа 1943 г. было уничтожено около 500 гитлеровцев.

Семьдесят один боец и командир сложили в нем свои головы. Семьдесят вторым стал комиссар Руднев С.В. Впервые за два года соединение понесло такие тяжелые потери. Ранение в ногу получил и командир. Правда, сам город был взят почти без сопротивления, все железнодорожные и шоссейные мосты вокруг него взорваны, штаб Крюгера уничтожен, самому генералу лишь каким-то чудом удалось бежать в броневике, в спешке он не успел даже надеть свои брюки с лампасами – их потом донашивал кто-то из партизан-автоматчиков.

Кровавый и жестокий бой закончился, безусловно, победой партизан и все же стал неудачей, потому что разорванное было вражеское кольцо, вновь оказалось сомкнутым на другом берегу Прута. Непредвиденное случилось именно там: головная ударная группа под командованием комиссара Семена Васильевича Руднева нарвалась на свежий немецкий горнострелковый полк, спешивший на помощь делятинскому гарнизону, которого к этому времени уже не существовало. Небольшая группа в пятьдесят-семьдесят человек приняла страшный удар почти тысячи солдат горнострелкового полка.

Разгром делятинского гарнизона, подрыв мостов и станционных сооружений  ввергли фашистское командование в состояние шока. Когда же генерал Крюгер вновь обрел способность отдавать осмысленные приказы, он обнаружил, что произошло… «чудо»: партизанское соединение, прижатое к Пруту, вдруг бесследно исчезло, словно провалилось сквозь землю. Убедившись, что всем соединением вырваться из окружения не удастся, Ковпак принял решение соединению разбиться на шесть групп, разойтись в разных направлениях, просочиться незаметно в стыках между частями противника, соединиться затем в условленном месте.

Каждой группе предстояло пройти до места сбора 700-800 км, громя по дороге небольшие гарнизоны фашистов, имения, склады. Гитлеровцам так и не удалось уничтожить ни одну из шести групп. Около двух месяцев партизаны шли к месту сбора. К середине октября 1943 г. основная часть ковпаковцев, которым было суждено вернуться с Карпатских гор, встретились на хуторе Конотоп.

За время Карпатского рейда с боями было пройдено 4000 километров, по нескольку раз форсированы реки Случь, Горынь, Збруч, Днестр, Прут и др. Помимо разрушенных нефтепромыслов, было взорвано 14 железнодорожных мостов, 38 мостов на шоссейных дорогах, пущено под откос 19 эшелонов, разрушены лесопильные заводы, электростанции, узлы связи, склады продовольственные и обмундирования, вырезано 108 км. телеграфных и телефонных проводов на 245 направлениях и др. Роздано населению большое количество захваченного у гитлеровцев продовольствия, скота и одежды. В боях за Родину пали смертью храбрых 228 бойцов и командиров, ранено свыше 150 человек, без вести пропало 200 человек.

Последней операции соединения, проведенной под руководством Ковпака, стал одновременный удар ковпаковцев и местных партизан по железнодорожным станциям Олевск и Сновидовичи. Операция имела большое значение для Красной Армии: после освобождения советскими войсками Житомира у отступающих от Коростеня гитлеровцев был только один путь — на Олевск, поэтому железная дорога на этом участке была забита немецкими эшелонами. Свой последний бой гитлеровцам Дед дал в ночь на 15 ноября 1943 г.

В книге «От Путивля до Карпат» Ковпак уделил ему, к сожалению, всего несколько деловитых строк: «На путях станции Олевск стояло более 300 вагонов с авиабомбами, порохом и горючим. Можно представить, что получилось, когда вспыхнули пробитые зажигательными пулями цистерны с горючим и поднялись в воздух вагоны с порохом. Полчаса на путях непрерывно, сразу десятками, рвались авиабомбы. Партизанским ротам пришлось отойти от станции на изрядное расстояние, чтобы уберечься от ливня осколков и сыпавшегося на голову крошева вагонов. За полчаса на станции взорвалось около тысячи тонн авиабомб. Полностью была выведена из строя и станция Сновидовичи. Так мы завершили поход на Карпаты…»

Пришла трудная для Ковпака зима 1943/44 года. Он был активен, как никогда, но и, как никогда раньше, давали знать о себе и годы, и перенесенные испытания. Ковпак страшно исхудал, почти не прикасался к еде. Штабники усаживали генерала за стол чуть не насильно. Мучили Деда и головные боли, и раненая нога. Другой бы на месте Ковпака попросту слег. Но в этом человеке было столько упорства и воли, что он, предельно измотанный и больной, вопреки всему на свете по-прежнему прочно держал руководство соединением, воевал, командовал, ставил командирам боевые задачи, требовал их неуклонного выполнения, проверял исполнение, вникал во все промахи и упущения, пристально следил за работой каждого батальонного, каждого ротного командира, был, как всегда, вездесущ.

Группа командиров Первой Украинской партизанской дивизии

Группа командиров Первой Украинской партизанской дивизии. В первом ряду слева направо: Герои Советского Союза Тутученко, А. Ленкин, П. Вершигора, корреспондент «Правды» Л. Коробов, Герой Советского Союза В. Войцехович, И. Юркин. Во втором ряду между П. Вершигорой Л. Коробовым — Герой Советского Союза Д. Бакрадзе

Из-за ухудшения состояния здоровья Сидор Артемьевич был отозван на Большую землю для лечения и отдыха. В Киеве в Украинском штабе партизанского движение Ковпак передал командование соединением партизанских отрядов Сумской области подполковнику Вершигоре П.П. 4 января 1944 г. Ковпаку С.А. было присвоено звание дважды Героя Советского Союза. А на следующий день соединение выступило в новый грандиозный рейд — на Сан и Вислу. Партизаны ушли в дальний поход без Ковпака, но прошли с боями тысячи километров с его именем на боевом знамени. Потому что 23 февраля 1944 г. соединение было преобразовано в Первую Украинскую партизанскую дивизию имени дважды Героя Советского Союза генерал-майора С.А. Ковпака.

Семь месяцев — до самого своего расформирования 17 августа в связи с освобождением территории нашей страны от гитлеровских оккупантов — Первая Украинская партизанская дивизия имени дважды Героя Советского Союза С.А. Ковпака рейдировала по тылам врага. Тысячи километров прошли с боями ковпаковцы по Украине, Польше, Западной Белоруссии, ходили они и в Неманский край под Восточную Пруссию, видели их и в Чехословакии, и в Австрии. Громили вражеские гарнизоны, взрывали мосты, пускали под откос эшелоны. И всюду, обгоняя их, летели устной молвой и по телеграфным проводам, сея страх и панику в стане противника, грозные слова: «Ковпак идет!»

По материалам книги Т. Гладков, Л. Кизя «Ковпак», М., Молодая гвардия, 1972 г.