Белоруссия, оккупированная врагом с августа 1941 года, стала партизанской республикой — второй Брестской крепостью. Кровавому режиму фашистов народ противопоставил подпольную борьбу и вооруженное сопротивление. Белорусская земля горела под ногами захватчиков: их гарнизоны всегда ждали нападения партизан. Белорусские дороги и железнодорожные линии регулярно взрывались, уничтожая боевую технику и живую силу. Белорусские леса укрыли народных мстителей и стали запретной зоной для оккупантов.

В стратегических планах рейха Белоруссия занимала важное место. Для страны это база сырья, продовольствия, рабочей силы. Для вермахта это заслон на пути в Прибалтику, Восточную Пруссию, Польшу. Поэтому здесь заранее была подготовлена глубоко эшелонированная оборона протяженностью 250-270 километров. Система полевых укреплений сочеталась с естественными преградами, реками, болотами.

Задержать наступление советских войск любой ценой — главная задача, которую поставил перед подчиненными командующий группой армий «Центр» Клюге. 1 октября 1943 года был издан приказ: «Отныне покончить с отходом». «Покончить с отходом» не удалось — приказ не был выполнен! Белоруссия была освобождена летом 1944 г. в ходе операции «Багратион».

Одновременный удар по всему фронту поставил группу армий «Центр» перед катастрофой. За пять дней (23-28 июня 1944 года) наступления оборона противника была прорвана на всех направлениях 520-километрового фронта. Войска продвинулись на запад на 80-150 километров, освободив сотни населенных пунктов, крупных городов. Было окружено и уничтожено 13 дивизий врага. 28 июня Гитлер сместил генерал-фельдмаршала Э. Буша с поста командующего группой армий «Центр» — на его место был назначен генерал-фельдмаршал В. Модель.

Но Модель уже не мог ничего изменить! Три «котла» за шесть дней в районах Витебска, Могилева, Бобруйска! Ход войны не подчинялся тем, кто затеял поход на восток. Второй год наступление шло только на запад. 28 июня Ставка отдала приказ: сходящимися ударами окружить противника в районе Минска и освободить столицу Белоруссии. В течение двух дней войска трех фронтов замкнули кольцо. 3 июля 1944 года был освобожден Минск. На востоке от города была окружена группа немецких дивизий. С 5 по 11 июля шли тяжелые бои. Врагу не удалось прорваться на запад: противник потерял 70 тысяч человек убитыми, 35 тысяч пленными (в том числе 12 генералов, командиров дивизий и корпусов).

«Непокоренный человек», скульптор С. Селиханов

«Непокоренный человек», скульптор С. Селиханов

К середине июля основные силы группы армий «Центр» были разгромлены. Развивая наступление, наши войска вступили в Прибалтику и восточную Польшу. В результате операции «Багратион» полоса фронта более 1100 км передвинулась вперед на 550-600 километров, что обеспечило успех действий на других направлениях…

За годы войны погиб каждый третий житель Белоруссии; в целом к лету 1944 года — 2200 тысяч местных жителей и военнопленных;  в Германию было угнано около 380 тысяч человек; в руины превращены 209 городов и районных центров, сожжены 9200 деревень (1,2 миллиона зданий); без крова остались около 3 миллионов человек. Хатынь! Ни на одной самой подробной географической карте вы не найдете сегодня этой белорусской деревни. Она была уничтожена фашистскими карателями. Это произошло 22 марта 1943 года.

В этот день в деревню вошел 118-й батальон белорусской охранной полиции и окружил её. Батальон был сформирован из советских военнопленных пожелавших сотрудничать с оккупантами. В операции также участвовала немецкая бригада штандартенфюрера (полковника) СС Оскара Дирлевангера. Командовал расправой бывший кадровый старший лейтенант Красной армии, а к тому времени начальник штаба 118-го батальона Григорий Васюра. Жители Хатыни ничего не знали о том, что утром того же дня в 6 км от деревни партизаны расстреляли автомашину и убили командира одной из рот 118-го карательного полицейского батальона, размещенного в Плещеницах. Им был Ганс Вёльке — чемпион Олимпийских игр 1936 года в Берлине. Гитлеровцы решили отомстить за смерть своего офицера-олимпийца.

"Кладбище деревень", на котором символически похоронены 185 белорусских деревень, разделивших судьбу Хатыни. 186-я невозрождённая деревня - это сама Хатынь

«Кладбище деревень», на котором символически похоронены 185 белорусских деревень, разделивших судьбу Хатыни. 186-я невозрождённая деревня — это сама Хатынь

Карательный отряд окружил деревню. Все население Хатыни, от мала до велика, фашисты согнали в один из сараев. Тех, кто пытался бежать – расстреливали. Сюда привели семью Иосифа и Анны Барановских с 9 детьми; Александра и Александры Новицких с 7 детьми, столько же детей было в семье Казимира и Елены Иотко, самому маленькому, Юзику, исполнился 1 год. В сарай пригнали и двухлетних Мишу Желобковича, Лену Миронович, Вову Карабана. Не дрогнули каменные сердца изуверов, когда они вели в сарай 19-летнюю Веру Яскевич с 7-недельным сыном Толиком.

Когда все население деревни было согнано в сарай, фашисты заперли дверь, обложили сарай соломой, облили бензином и подожгли. Огромное зловещее пламя взметнулось в небо. В дыму задыхались и плакали дети. Тех, кто пытался вырваться из огня, каратели расстреливали из автоматов. Хатынская земля темнела от крови, содрогалась от мук людских. 149 жителей Хатыни заживо сгорели в огне. Среди них — 76 детей.

Деревню каратели разграбили и сожгли. Но не все хатынцы погибли, как считали каратели. Три человека — Виктор Желобкович, Антон Барановский, Иосиф Каминский — вышли из огня. Они выжили, они рассказали о фашизме, его кровавом лице, они сказали войне — «Нет!».

…Когда под напором десятков людей рухнули двери сарая и люди, полные ужаса, в охваченной пламенем одежде бросились врассыпную, фашисты открыли по убегавшим огонь. В горящей одежде, крепко держа за руку семилетнего Витю, бежала Анна Желобкович. Она старалась прикрыть сына от пуль своим телом. И вдруг упала, скошенная свинцовой смертью, упала, увлекая за собой раненного в руку Витю. Так и пролежал он до ухода карателей у трупа самого родного на свете человека — матери, дважды подарившей ему жизнь.

Из девяти детей семьи Иосифа и Анны Барановских в живых остался один — 12-летний Антон. Выбежав из горящего сарая, он был ранен в обе ноги, упал, и гитлеровцы приняли его за мертвого. Третий свидетель хатынской трагедии — Иосиф Иосифович Каминский. Израненный, обгоревший, он среди трупов односельчан нашел изувеченное тело своего сына Адама. Адам еще дышал. Отец поднял на руки сына и понес его к лесу, но не донес. Мальчик умер.

Отец и сын послужили прототипом центральной шестиметровой бронзовой скульптуры «Непокоренный человек» мемориального комплекса, который стоит сейчас на месте страшной трагедии. Натруженные крестьянские руки непокоренного человека с убитым ребенком на руках, вставшего живым из огня, горестно и бережно держат тело замученного мальчика. Боль и гнев, скорбь и месть выражены на его лице. И, кажется, бронзовые уста непокоренного говорят: «Будь проклят, фашизм!»

Страшную судьбу Хатыни, когда от деревни остается одна могила деревни, не одного человека, не двух и не трех, а целой деревни, в которой жили десятки и сотни людей, повторили в Белоруссии и другие деревни. В феврале 1943 года фашистские солдаты окружили деревню Ладеево и сожгли 42 человека. Кровавая трагедия произошла 11 сентября 1942 года в деревне Дремлево. Пьяные эсэсовцы подожгли и расстреляли 286 жителей, из них — 124 ребенка. Только трое раненых и обгоревших подростков — Ярмошук Николай, Данилюк Михаил, Юрасик Дмитрий — остались в живых. Они и явились свидетелями этого чудовищного злодеяния.

В деревне Ала Светлогорского района было расстреляно и сожжено 1758 человек, из них 950 детей. Страшная мучительная смерть постигла детей деревни Байки Пружанского района. 22 января 1944 года на них было направлено 15 обученных собак. По улицам деревни собаки таскали изуродованные тела малышей. Мужчины были расстреляны, женщины сожжены заживо. Всего в Белоруссии было сожжено 186 деревень вместе с жителями.