Знаменитый военачальник Карл Густав Маннергейм, сделавший блестящую военную карьеру в царской России, был «отцом» независимой Финляндии. И все это благодаря твердости характера и силе духа, которые всякий раз помогали ему с честью выходить из трудного положения. Предки будущего президента имели голландские и немецкие корни и только в XVII веке переехали в Финляндию, где заняли видное положение в обществе.

Барону К.Г. Маннергейму, родившемуся 4 июня 1867 года в коммуне Аскайнен неподалеку от Турку, все в жизни давалось большим трудом. В 1886 году 19-летнего кадета исключили из учебного заведения за самовольную отлучку. Карла Густава эта неудача только закалила — разозлившись на самого себя, он подготовился и сдал университетский экзамен (это было необходимо для поступления в военное училище), после чего поступил в одно из лучших заведений царской России — Николаевское кавалерийское училище.

После его окончания Карл получил первое офицерское звание и отправился служить в полк, расквартированный в Польше. Маннергейм был отличным офицером, поэтому спустя два года его приняли в кавалергардский полк — элитное подразделение, которое принимало участие в почетной охране императора.

Маннергейм попал туда, куда стремился — он быстро делал карьеру, чему немало способствовала женитьба на Анастасии Араповой, дочери московского обер-полицмейстера, генерала Николая Арапова. В 1896 году Маннергейм участвовал в коронации Николая II, к которому он питал самые лучшие чувства до последних дней жизни.

Маннергейм и Гитлер, 1942 г.

Маннергейм и Гитлер, 1942 г.

Война с Японией дала возможность молодому офицеру проявить себя. Но вернувшись в Петербург, он узнал, что его должность в полку сокращена, а следовательно, денежные и семейные дела стали еще запутанней. Однако скоро при дворе вспомнили о толковом и решительном офицере — нужен был человек для поездки в Китай и на Тибет, чтобы узнать настроение тамошних властителей. Фактически это была «шпионская вылазка» — Маннергейму предстояло узнать многое из того, что представляло для этих стран военную тайну. Два с половиной года ушло на выполнение секретного задания. Маннергейм прекрасно с ним справился, а вернувшись, получил новое назначение — стал командиром 13-го уланского полка, расквартированного в Польше.

Полк подчинялся великому князю Михаилу Николаевичу, и толковый, храбрый командир постоянно находился в центре внимания царского двора. С началом Первой мировой войны Карл Густав, благодаря своей храбрости и командирским талантам, в течение трех лет дорос до командира кавалерийской дивизии и получил звание генерал-майора. Но тут случилась Февральская революция 1917 года, следом к власти пришли большевики. Маннергейм не принял новую власть: он уволился с воинской службы и уехал в Финляндию, которая к тому моменту провозгласила независимость и остро нуждалась в военных профессионалах.

Оборонительные сооружения "линии Маннергейма"

Оборонительные сооружения «линии Маннергейма»

Маннергейм, кадровый офицер, воспитанный в аристократических кругах, никогда не питал иллюзий по поводу революций и социалистических преобразований. Поэтому, когда премьер-министр Финляндии Свинхувуд назначил его главнокомандующим несуществующей армией, царский генерал фактически создал ее из ничего и решительно приступил к искоренению революционной «заразы».

Разоружив финскую Красную гвардию и русские гарнизоны, которые на тот момент еще находились в стране, он встал перед новой задачей — местные социал-демократы произвели государственный переворот и объявили гражданскую войну. В течение четырех месяцев армия Маннергейма дралась с Красной гвардией, пытавшейся повести Финляндию по пути «обольшевиченной» России. Крови было пролито немало с обеих сторон, и бывший царский генерал, получивший в Финляндии новое звание — генерал от кавалерии, — проявил себя весьма решительным и жестоким командиром.

Впоследствии маршала нередко обвиняли в чрезмерном кровопролитии, даже называли «Мясником». Но тут правительство заключило договор с Германией, и Маннергейм должен был подчиниться немецкому командованию. Карл не любил немцев, поэтому он предпочел оставить службу.

К чести финского правительства, спустя несколько месяцев оно предложило освободителю страны занять дипломатический пост. Но в ноябре 1918 года Германия капитулировала, правительство ушло в отставку, и Маннергейма избрали регентом королевства — так называлась должность временного главы государства.

В этот решающий момент бывший генерал царской армии мог изменить не только судьбу Финляндии (что он и сделал), но и судьбу России. Генерал, имеющий закаленную в боях армию, был готов объявить войну большевикам и вместе с частями Белой гвардии наступать на Петроград. Как бы там ни было, Карл Густав, который до 50 лет служил верой и правдой Николаю II и до конца своих дней держал на рабочем столе фотографию монарха с его дарственной надписью, хотел отплатить добром стране, которая так много для него сделала. Правда, у будущего маршала было одно условие — он хотел, чтобы после победы над большевиками Финляндия осталась независимой. Но эта цена — независимость крохотной страны — показалась вождям Белого движения непомерно высокой.

Маршал Финляндии (это почетное звание он получил в 1940-х годах) догадывался, что СССР, интенсивно готовившийся к войне, рано или поздно попробует завоевать Финляндию. А так как живую силу взять было неоткуда, маршал сосредоточился на ее техническом перевооружении. Одним из главных проектов было строительство «линии Маннергейма». Это фортификационное укрепление, которое начали еще строить в 1920-х годах, носило наименование «линия Энкеля» (Энкель — полковник императорской армии), но только при Маннергейме линия приобрела нужный вид.

Ее главный фортификационный пояс имел длину около 135 км и глубину до 90 км. Ему предшествовало предполье с разнообразными укреплениями — рвами, завалами, проволочными заграждениями, надолбами — шириной до 15-20 км. Толщина стен и перекрытий дотов из железобетона и гранита достигала 2 метров.

30 ноября 1939 года, когда Сталин напал на Финляндию, эти сооружения сыграли важнейшую роль в обороне страны. Четыре месяца спустя советские войска ценой громадных потерь (около 200 тысяч человек против 50 тысяч финнов) сумели прорвать оборону и заставили Маннергейма капитулировать. Однако упорное сопротивление финской армии заставило советское руководство переменить планы по завоеванию этой страны. Тем самым она избежала участи прибалтийских стран и Западной Украины. Финны передали СССР 12% своей территории, и на этом конфликт был временно исчерпан. Однако прошло чуть меньше года, и маршалу снова пришлось вступить в бой: началась Вторая мировая война.

Как известно, финны до 1944 года воевали на стороне Гитлера. Однако благодаря твердости Маннергейма они избежали полновесного участия в войне: дойдя до исторической российско-финской границы, Маннергейм приказал стабилизировать фронт. Ленинград хоть и был блокирован с севера финскими войсками, однако они не обстреливали город со своих орудий. Многие считают, что подобное поведение финской стороны было обусловлено тактикой Маннергейма, который умел ладить с Гитлером и убеждать его в собственной правоте.

Так же дипломатично он вел себя и с советскими властями. Сталин знал о множестве его побед на фронтах Первой мировой и, вероятно, испытывал невольное уважение — такое же, как перед сослуживцем Маннергейма генералом Брусиловым и бывшим полковником царской армии Борисом Шапошниковым, ставшим начштабом РККА. Возможно, отсюда происходила сдержанность «отца народов», который фактически дважды проигрывал Маннергейму, хотя внешне все выглядело так, как будто победил Сталин.

Маршал Маннергейм руководил Финляндией до 1946 года, пока по состоянию здоровья не подал в отставку. Он умер 27 января 1951 года в возрасте 83 лет в Лозанне и был похоронен на военном кладбище в Хельсинки, рядом со своими солдатами, которые отдали свои жизни за свободу страны.

Из статьи Д. Куприянова «Победитель Сталина», журнал «Загадки истории», №10 2014 г., с. 8-9.