Бросок 3-го Украинского фронта через Дунай к югу от  Будапешта существенно изменил обстановку на подступах к городу. Следующий шаг советского командования был очевиден: выход в тыл защитникам венгерской столицы через «линию Маргариты». Немецкая разведка развеивала последние иллюзии командующих. Отдел «армии Востока» (Fremde Нееге Ost) докладывал о готовящемся советском наступлении еще 12 декабря 1944 г. Противостоящую войскам Толбухина оборону никак нельзя была назвать устойчивой.

100-километровая «линия Маргариты» оборонялась немецкими и венгерскими соединениями общей «боевой численностью» около 7800 человек. Наиболее многочисленными среди них были 271-я и народно-гренадерская дивизия и венгерская 23-я резервная дивизия (3 тыс.), немецкая 153-я учебная дивизия. 14 декабря Фретгер-Пико, командующий немецкой 6-й армией, докладывал, что 36-километровый фронт «линии Маргариты», пролегающий между озером Веленце и Будапештом, может быть сокрушен любым сколько-нибудь сильным ударом Красной армии. Его обороняло всего около 2 тыс. человек в расчете на «боевую численность».

Будучи верны своей активной стратегии, немцы решили ликвидировать угрозу Будапешту с юга контрударом между озерами Веленце и Балатон. Следуя указаниям Гитлера, германское верховное командование подготовило операцию с кодовым наименованием «Поздняя жатва» («Spaetlese»). Для ее проведения были собраны немецкие 3, 6 и 8-я танковые дивизии (около 400 единиц бронетехники и 40 тыс. человек). В контрнаступлении также должна была принять участие венгерская дивизия «Сент Ласло». Несколько раз наступление откладывалось из-за плохой погоды, нехватки топлива и боеприпасов. Сначала дата начала контрнаступления сместилась на 20 декабря, затем на 22 декабря.

Эсэсовец с фаустпатроном, 1945 г.

Эсэсовец с фаустпатроном, 1945 г.

Неожиданно в немецкие планы вмешались успешные действия 2-го Украинского фронта к северу от Будапешта. Это заставило изъять часть сил из ударной группировки, подготовленной к операции «Поздняя жатва». Планировалось  использование главных сил 3-й и 6-й танковой дивизии против 2-го Украинского фронта, а танковых частей — против 3-го Украинского фронта. Были оставлены не просто танки, а танковые боевые группы трех дивизий (точнее будет даже сказать, «бронегруппы»). В них вошли танковые полки, батальоны мотопехоты на БТРах (по одному из каждой дивизии) и артиллерийские дивизионы на самоходных орудиях из состава артиллерийских полков танковых дивизий.

Формирование бронегрупп началось с момента появления в германских танковых войсках САУ в артполках и батальонов мотопехоты на БТРах. Во-первых, такие боевые группы могли свободно передвигаться по пересеченной местности, будучи полностью оснащены гусеничной и полугусеничной техникой. Во-вторых, вся техника такой боевой группы была бронирована. Пехота была укрыта от налетов артиллерии броней БТРов, артиллерия — броней САУ «Хуммель» и «Веспе». Это делало бронегруппы устойчивей к заградительному огню артиллерии и контрбатарейной борьбе. Главным недостатком бронегрупп была небольшая численность (всего батальон пехоты), лишь в некоторой степени компенсировавшаяся высокими боевыми качествами. Чаще всего бронегруппы выделялись для решения наиболее трудных и глубоких задач в рамках общего наступления танковой дивизии.

САУ "Хуммель", предположительно из группы фон Папе

САУ «Хуммель», предположительно из группы фон Папе

В сущности, Гудериан оставил для «Поздней жатвы» элитные боевые группы с повышенными ударными возможностями. Также в состав бронегруппы вошли танковые батальоны на «Пантерах», изъятые из состава 26-й танковой дивизии и учебной танковой дивизии (Panzer Lehr). 21 декабря, уже после начала советского наступления, бронегруппы были объединены под командованием генерал-майора Гюнтера фон Папе. Это был молодой (1907 г. рождения) генерал, служивший в танковых войсках с начала Второй мировой войны и успевший получить Рыцарский крест с Дубовыми листьями. Фон Папе командовал дивизией «Фельдхернхалле» в Будапеште, но его штаб был спешно переброшен на западный берег Дуная и принял командование тремя бронегруппами и остатками 271-й пехотной дивизии. Всего группа фон Папе насчитывала около 300-350 танков, эскортируемых немногочисленной пехотой.

Ставкой Верховного Главнокомандования войскам 3-го Украинского фронта была поставлена задача — прорвать оборону противника юго-западнее Будапешта. Далее следовало нанести удар из района оз. Веленце в направлении Бичке с выходом основных сил фронта к Дунаю на участке от Эстергома до Несмея. Тем самым оборонявшимся в районе Будапешта немецким и венгерским войскам отрезались пути отхода на запад, и город должен был пасть к ногам советских войск, как спелый плод.

Для решения поставленной задачи Толбухин решил сосредоточить основные силы 46-й армии и 4-й гв. армии на узких участках северо-восточнее и юго-западнее озера Веленце и прорвать здесь тактическую оборону противника. Главный удар должна была наносить 4-я гв. армия. После ввода в прорыв подвижных соединений в общем направлении на Бичке с продвижением далее к Дунаю группировка противника рассекалась надвое. Продвижение за танковыми и механизированными корпусами пехоты создавало плотное кольцо окружения будапештской группировки с запада. 46-я армия впоследствии должна была занять внутренний фронт окружения, а 4-я гв. армия — внешний. Подвижные соединения фронта распределялись следующим образом. 2-й гв. мехкорпус передавался в подчинение командарма 46-й армии, 7-й мехкорпус — командующему 4-й гв. армии. В подчинении командования фронта оставались 18-й танковый и 5-й гв. кавалерийский корпус.

Наступление началось 20 декабря 1944 г. Первой в 11.15 утра после часовой артподготовки перешла в наступление 4-я гв. армия. В 11.45 утра после 40-минутной артподготовки за ней последовала 46-я армия. Уже в первый час боя была полностью очищена от противника первая траншея. К 14.00 наступающие овладели второй и третьей линией траншей. К концу дня продвижение составило 4-6 км. На второй день наступления в бой были введены вторые эшелоны стрелковых корпусов, 7-й и 2-й гв. мехкорпуса. Одновременно последовал контрудар по наступающим частям 46-й армии. В результате контратаки немцам удалось создать угрозу тылу пробивающемуся вперед 10-му гв. стрелковому корпусу.

Однако остановить советское наступление им не удалось. Шоссе севернее озера Веленце было перекрыто противотанковой артиллерией, и развить первоначальный успех контратакующим немецким танкам не удалось. Тем не менее, наличие в полосе советского наступления достаточно большого количества танков противника (пусть и без пехоты) сдерживало наступление обеих армий. Вступивший в соприкосновение с противником в 10.00 21 декабря 2-й гв. мехкорпус взломать оборону противника не смог и медленно продвигался вместе с пехотой. Также 21 декабря 4-я гв. армия начала штурм Секешфехервара. Штурм города шел в целом успешно, но быстрого успеха не обещал. 7-й мехкорпус, который должен был ударить в обход Секешфехервара, не смог оторваться от пехоты и двигался в ее боевых порядках.

Под Секешфехерваром немцы были вынуждены бросить в бой даже специальное подразделение в советской униформе с танками Т-34. Отряд, оснащенный трофейной техникой и обмундированием, был подготовлен для выполнения специальных задач в наступлении. Теперь он был использован для затыкания дыр во фронте.

На третий день операции наступил час резерва командующего фронтом. По первоначальному плану предполагалось его использовать под Секешфехерваром Поскольку наибольший успех наметился в полосе 46-й армии, было решено перенацелить 18-й танковый корпус в ее боевые порядки. Надо сказать, что этот экспромт был хорошо подготовлен — вариант со сменой направления удара 18-го танкового корпуса был проработан заранее. Корпус был хорошо укомплектован боевой техникой — на 16 декабря в строю насчитывалось 190 Т-34, 20 ИСУ-122 и 20 СУ-85. Гораздо хуже было с автотранспортом: корпус был укомплектован машинами лишь на 50 %. Мотострелковая бригада корпуса все время боев за Будапешт была вынуждена передвигаться пешком.

Поначалу ввод свежего танкового корпуса не принес ожидаемого успеха. Условия местности вынудили наступать на узком фронте вдоль дороги. Понеся потери, 110-я бригада корпуса откатилась назад. Только подтянув корпусную артиллерию 31-го стрелкового корпуса, оборону противника удалось сокрушить. Однако этот рубеж стал последним на пути наступающих. 18-й танковый корпус вышел на оперативный простор и двинулся в направлении Бичке. В тот же день, 22 декабря, немецким командованием была предпринята отчаянная попытка остановить продвижение советских войск контрударом массы танков группы фон Папе.

Опершись на рубеж озера Веленце как на непреодолимую естественную преграду, немцы нанесли удары во фланг наступающим частям 46-й армии. Однако выпады бронегрупп не смогли остановить продвижение советских войск. Немецкие бронегруппы контратаковали, а их встречал огонь противотанковой артиллерии и танков 18-го танкового корпуса. Решение ввести корпус из резерва фронта в полосе 46-й армии оказалось как нельзя кстати. Разгорелись тяжелые танковые бои. Потери при этом были сравнительно невелики. Пострадавшая в наибольшей степени 170-я танковая бригада 18-го танкового корпуса потеряла 22 декабря девять Т-34 сгоревшими и 4 подбитыми.

Свой первоначальный успех с перехватом проходящего мимо оз. Веленце шоссе бронегруппам закрепить не удалось. В отчете, подготовленном по итогам боев штабом 46-й армии, отмечается: «День 22.12.1944 г. являлся решающим днем в боях по прорыву линии «Маргарита». В условиях сложной и быстро меняющейся обстановки войска сумели, не прекращая стремительного наступления на главном направлении, частью сил ликвидировать крупную группировку танков противника, прорвавшихся и угрожавших нашим наступающим войскам во фланг и тыл». После отражения контрудара группы фон Папе попытки немцев сдержать советское наступление в обороне были безуспешными.

Важный узел дорог Бичке был взят 24 декабря за счет обхода с запада 170-й танковой бригадой. Не ожидавшие удара с тыла немцы поспешно откатились на север и северо-восток, бросая технику. Было захвачено 108 и уничтожено почти 200 автомашин, взято в плен 646 солдат и офицеров противника.

Далее 18-й танковый корпус продвигался, почти не встречая сопротивления противника, и практически без потерь. После пятичасового боя в 13.00 части корпуса заняли Эстергом и тем самым замкнули кольцо окружения вокруг Будапешта. Вскоре после захвата Эстергома на захваченный 18-м корпусом рубеж вышла пехота. Теперь его задачей стало образование внешнего фронта окружения как можно дальше от Будапешта. Оставив одну бригаду в Эстергоме на случай попытки немецко-венгерских войск прорваться из Будапешта, корпус двинулся вдоль Дуная на запад. В 12.30 27 декабря 170-я танковая бригада захватила на станции Писке три эшелона с ремонтной бронетехникой. Трофеями советских танкистов стали: 51 танк, 14 бронетранспортеров и 26 автомашин. 31 декабря оперативной директивой штаба 3-го Украинского фронта 18-й танковый корпус сдавал захваченные позиции пехоте и выводился в тыл.

К 27 декабря 1944 г. кольцо окружения вокруг Будапешта окончательно сомкнулось. Были окружены 8-я и 22-я кавалерийские дивизии СС, 13-я танковая дивизия, дивизия СА «Фельдхернхалле», часть 271-й народно-гренадерской дивизии, 10-я венгерская пехотная дивизия, 12-я венгерская резервная дивизия, венгерская танковая дивизия, часть 1-й венгерской гусарской дивизии и ряд отдельных батальонов и дивизионов, в том числе венгерские добровольческие формирования. Относительно численности окруженных войск противника в советских источниках приводились противоречивые данные. Окончательная цифра достигла 180 тыс. человек. Ее можно интерпретировать как численность первоначально окруженных частей противника в 100 тыс. человек вместе с предполагавшейся советским командованием мобилизацией в городе еще 80 тыс. человек.

Однако венгерское население относилось к продолжению войны без особого энтузиазма, и массового вступления в ряды защитников Будапешта все же не было. Например, добровольческий батальон «Ваннай» насчитывал всего около 1000 человек, университетские штурмовые батальоны — также около 1000 человек каждый. Более того, часть военнослужащих окруженных венгерских частей прямо или косвенно уклонялись от боевых действий. В Венгрию были направлены последние немецкие резервы на Восточном фронте. Из-под Варшавы на юг был переброшен IV танковый корпус СС. Также под Будапешт отправились 96-я и 711-я пехотные дивизии. Это перемещение было сделано фюрером вопреки мнению начальника германского Генерального штаба. Освобождение от блокады Будапешта было для Гитлера важнее, чем оборона Восточной Германии.

Точный подсчет защитников Будапешта затрудняется тем, что защитники города представляли собой конгломерат различных частей. Как это часто бывает в ходе окружений, оборонявшие Будапешт соединения были разорваны между городом и внешним кольцом окружения. Так, из четырех танко-гренадерских батальонов дивизии «Фельдхернхалле» один остался вне города. Та же ситуация наблюдалась в 13-й танковой дивизии — один танко-гренадерский батальон, противотанковый дивизион и ряд тыловых частей оказались вне «котла». Особенно печальные последствия имело для обеих немецких дивизий отсутствие санитарных подразделений, оказавшихся вне окружения.

Согласно данным, приведенным в книге венгерского историка Кристиана Унгвари, общая численность венгерских частей и соединений, полиции и добровольческих формирований, окруженных в Будапеште, составляла 55 100 человек. Немецкие части и соединения насчитывали 42 600 человек, включая примерно 1500 больных и раненых в будапештских госпиталях.

В феврале 1945 г. едва ли не половина танковых дивизий немцев на Восточном фронте была задействована в Венгрии. Следует отметить, что в отличие от многих других прорывов к окруженным группировкам пробивание коридора в Будапешт не должно было завершиться эвакуацией гарнизона города. Напротив, предполагалось усилить оборону города и восстановить линию фронта по Дунаю.

Направление деблокирующего удара могло проходить по одному из двух направлений. Наступление из района Секешфехервара (так называемый план «Паула») обещало успех ввиду подходящей для использования танков местности. Город Секешфехервар является вторым по значению узлом дорог в Венгрии. В районе Секешфехервара сходятся шесть железных и больше десяти шоссейных и грунтовых дорог, четыре из которых подходят к городу с запада, две с севера, две с юга и две со стороны Будапешта. Однако в этом случае требовалось на 900 кубометров больше топлива, а сосредоточение войск задерживалось на пять дней. Вторым вариантом было наступление по кратчайшему расстоянию до Будапешта, практически параллельно руслу Дуная севернее озера Веленце. Этот вариант получил наименование «Конрад». Его основным недостатком была необходимость наступать по лесисто-гористой местности, основным преимуществом — момент внезапности…

Первыми в новом, 1945 г. перешли в наступление советские войска. 1 января в 11.00 пять стрелковых дивизий центра 4-й гв. армии перешли в наступление с целью захвата Мора. Наступающие были встречены сильным огнем и успеха не имели. Во второй половине дня начался сильный снегопад. Несмотря на исключительно плохую видимость, активизировалась немецкая авиация. Группами по несколько самолетов она бомбила ближний тыл советских войск в полосе наступления по плану «Конрад». Эти небольшие группы (от 3 до 10 машин) самолетов стали предвестниками немецкого наступления. Времена изменились, и вместо крупных масс «Штук» теперь действовали мелкие группы истребителей с бомбами.

1 января с 22.00 началось прощупывание советской обороны небольшими группами танков с пехотой, а в 2.30 2 января в бой были введены главные силы IV танкового корпуса СС. Сильным ударом на узком фронте оборона 80-й гв. стрелковой дивизии была прорвана, немцы вышли на тылы полков и атаковали штаб соединения в Агостиане. Управление частями дивизии было нарушено. Одновременно в период с 1.00 до 5.00 2 января на правый берег Дуная был высажен десант из состава 96-й пехотной дивизии. Десанту удалось выбить части 4-й гв. стрелковой дивизии из ряда населенных пунктов на берегу Дуная.

Вскоре высадившаяся пехота соединилась с наступавшими с запада танками. Часть сил 80-й гв. стрелковой дивизии и 170-я танковая бригада 18-го танкового корпуса (27 Т-34) попали в окружение. С самого начала выделились два направления наступления противника: вдоль Дуная и через Агостиан. Соответственно, на первом действовал IV танковый корпус СС, а на втором — боевая группа фон Папе. На какое-то время немцев удалось удержать на перевале у горы Агостиан Горба. Однако заслон на перевале, продержавшись под ударами танков весь день 2 января, был на следующее утро обойден с флангов пехотой противника.

Командующий фронтом Толбухин решил, сдерживая противника боем передовых частей, максимально быстро создать новый фронт обороны на глубине 16-20 км от уже прорванных позиций 4-й гв. армии. Как наиболее опасное на тот момент было определено направление вдоль берега Дуная. Быстрее всего на новый рубеж обороны могли быть выдвинуты подвижные соединения, и 18-й танковый корпус (без 170-й бригады) получил приказ выйти на позиции на пути немецкого прорыва. Сюда же выдвигалась 86-я стрелковая дивизия и 2-й гв. мехкорпус 46-й армии. Фронт двух соединений разворачивался на 180 градусов, преграждая путь противнику к Будапешту вдоль берега Дуная.

3 января новая линия обороны была проверена на прочность ударами немецких танковых соединений. Выдвинутые приказами Захарова и Толбухина резервы вступили в бой. Наступавшие вдоль берега Дуная части IV танкового корпуса СС столкнулись с обороной 86-й гв. стрелковой дивизии и 18-го танкового корпуса, усиленной противотанковой артиллерией. Условия местности не благоприятствовали маневренным действиям, и советские танкисты встретили противника огнем с места и из засад. Сломить их сопротивление или нащупать просвет в обороне немцам не удалось.

По итогам боев 3 января обе стороны внесли изменения в свои планы. Сильный заслон на пути к Будапешту, созданный переброшенными от Будапешта частями 46-й армии и 18-м танковым корпусом, вынуждал немцев искать пути обхода. «Тотенкопф» был развернут на юго-восток, к Жамбеку. «Викинг», соответственно, был развернут еще дальше на юг, в направлении Бичке, для развития успеха группы фон Папе. Замедление темпов наступления также заставляло немцев искать резервы для усиления ударной группировки. С этой целью с северного берега Дуная возвращались главные силы 6-й танковой дивизии. Теперь она должна была воссоединиться со своей бронегруппой.

Начавшееся немецкое контрнаступление также заставило резко форсировать переброску на западный берег Дуная свежеприбывшего 1-го гв. механизированного корпуса. По плану он должен был переправляться по 60-тонному понтонному мосту. Однако мост был снесен ледоходом (по реке шла сплошная шуга) и в итоге переправа была организована двумя паромами, буксировавшимися бронекатерами. Естественно, это существенно снизило темпы переправы. К 6.00 4 января через Дунай был переправлен только боевой состав, без тылов и большей части автотранспорта. Выдвижение мотострелков на линию фронта происходило уже пешим маршем.

События 4 января продемонстрировали правильность принятых Толбухиным и Захаровым решений. Именно собранная ими группа Филлиповского предотвратила выход немцев в этот день на оперативный простор. Обойдя с фланга 93-ю стрелковую дивизию в Таряне и сбив с позиций 12-ю гв. кавдивизию, немецкие танки устремились на юг к Бичке. Казалось, оставался всего один шаг до того, чтобы прорваться из горно-лесного района на равнину. Однако во второй половине дня 4 января последовал контрудар во фланг наступающим на юг немецким частям силами подоспевших подвижных частей группы Филлиповского. Под угрозой окружения вырвавшиеся вперед немецкие части были вынуждены отступить. К вечеру на позиции вышли стрелковые части группы, и оборона на подступах к Бичке стала достаточно плотной, чтобы выдержать удар танков противника.

На северном участке наступления 4 января немцы вновь применили прием с форсированием Дуная, позволивший им обойти с фланга и оттеснить на восток 86-ю дивизию. Однако советская оборона была «армирована» 18-м танковым и 2 гв. механизированным корпусами, остановившими продвижение противника. Нельзя не отметить довольно удачное решение советского командования: на пути противника выстраивался заслон пехоты 4-й гв. и 46-й армий, а между ними была гибкая связка в лице подвижных соединений. В ночь на 4 января 80-я гв. стрелковая дивизия и 170-я танковая бригады по приказу командующего 4-й гв. армии пробивались из окружения по горно-лесным дорогам. К своим вышли одиннадцать Т-34 и одиннадцать СУ-85, а также около 100 автомашин. Танкистам удалось даже вывезти раненых.

В своих мемуарах командир корпуса Бирюков Н.И.привел описание выхода из окружения, сделанное начальником штаба полка 80-й дивизии майором  Овсянниковым Н.Н.: «Предположив, что командование 3-го Украинского фронта, даже при значительном поражении нашей армии, не может оставить стратегического пункта — города Бичке, узла магистралей на Будапешт, Секешфехервар, Вену, я решил вывести наш отряд к этому городу. Технических средств связи у нас не было. У меня была карта данной местности и компас. Шесть суток мы шли по вершинам гор. Крутые, почти отвесные обрывы, изнурительные подъемы, чащи колючего кустарника, отсутствие воды, непрерывная напряженность внимания, зрения и слуха, бомбежки с воздуха своей и чужой авиации, «вечная» мокрота обуви, одежды и голод — вот обстановка, в которой мы совершали свою злосчастную «экспедицию». (Бирюков Н.И. «Трудная наука побеждать», М.: Воениздат, 1968, с. 208-209).

С прибытием 40-й и 41 -й гв. стрелковых дивизий оборона на подступах к Бичке обрела необходимую устойчивость. Даже прибавление к немецкой ударной группировке главных сил 6-й танковой дивизии 6 января не изменило ситуацию. Все немецкие атаки на Бичке были отражены. По итогам нескольких дней боев командир наиболее отличившейся в тех боях 16-й механизированной бригады полковник Малышев М.Ф. был награжден орденом Красного Знамени.

С утра 7 января немцы перешли в наступление в направлении на Жамбек. На их пути оказался 382-й гв. самоходный артполк СУ-100. Под натиском противника пехота 49-й стрелковой дивизии отошла и оставила СУ-100 один на один с наступающими немецкими частями. Немцы бросили против самоходок пехоту. В ход пошли гранаты и бутылки с горючей смесью, а не имевшие пулеметов самоходки отбивались силами экипажей. За день боя полк потерял половину состава — 9 САУ сгоревшими и 2 подбитыми. Однако прорыва советской обороны на этом направлении не произошло. 8 января 1945 г. первое немецкое наступление с целью деблокировать Будапешт, оставшееся в истории как операция «Конрад I», было остановлено.

продолжение

По материалам книги И.Б. Мощанский, А.В. Исаев «Триумфы и трагедии Великой войны», М., «Вече», 2010. с. 551– 565.