В годы Великой Отечественной войны на Черноморском и Северном флоте отличились экипажи торпедных катеров, выросло немало мастеров торпедных атак. Широко известно имя бесстрашного катерника Героя Советского Союза капитан-лейтенанта Константина Кочиева. Однажды два торпедных катера под его командованием получили задание произвести налет на корабли противника в порту. Шли ночью.

Дозорные корабли врага обнаружили катера, но не поняли, кто идет — свои или чужие. Запросили опознавательные. Наш головной катер ответил неразборчивым сигналом и продолжал идти прежним курсом. Дозор снова запросил, но катера смело шли вперед. Вот в воздух взвились предупредительные ракеты. Но уже ничто не могло спасти противника.

Катера Олега Чепика и Михаила Турина стремительно ворвались в порт и нанесли торпедный удар по вражеским кораблям. Противник открыл ураганный огонь. Когда, умело маневрируя, катера выходили из порта, катер Турина попал в зону огня береговой батареи. От разрывов снарядов он получил около восьмидесяти осколочных пробоин, погибла часть экипажа, отказал мотор, и катер резко сбавил ход. Но товарищей не бросают в беде. И катер Чепика ставит дымовую завесу, подходит к поврежденному катеру и быстро пересаживает на него мотористов.

Герои-катерники: Д. Колотий, Герой Советского Союза Лозовский В.М., дважды Герой Советского Союза Шабалин А.О.

Герои-катерники: Д. Колотий, Герой Советского Союза Лозовский В.М., дважды Герой Советского Союза Шабалин А.О.

Затем, отойдя от катера, Чепик начинает маневрировать на виду у врага с целью отвлечь на себя артиллерийский огонь. А в это время на катере Турина идет борьба за ввод в действие мотора. Вот он заработал! И тогда, дав полный ход, оба катера уходят из зоны огня и благополучно возвращаются в базу. Смекалка, военная хитрость в сочетании с высокими боевыми качествами помогли в этом бою катернинам успешно выполнить ответственную задачу…

Катера — небольшие стремительные корабли (двенадцать человек экипажа), управляемые отважными моряками, наносили серьезный урон противнику. Даже враги вынуждены были это признать. Анализируя состояние немецких морских коммуникаций на севере в 1943 году, историк Мейстер писал: «…Русские катера нападали днем так же, как и ночью. Часто они поджидали немецкие караваны, укрываясь за скалами в маленьких бухтах… Русские торпедные катера стали постоянно растущей угрозой для немецких конвоев».

Особенно мощные удары по врагу экипажи торпедных катеров Северного флота начали наносить в 1944 году, когда была сформирована специальная бригада из этих кораблей. Моряки этой бригады в годы войны уничтожили свыше шестидесяти судов противника. Бригада была награждена орденом Красного Знамени и орденом Ушакова I степени.

В июле 1944 года наша воздушная разведка сообщила о большом конвое противника в Варангер-фиорде — около тридцати вымпелов. Невзирая на численное превосходство сил охранения, торпедные катера под командованием командира дивизиона капитана 2 ранга В. Алексеева пошли на сближение с конвоем. С кораблей охранения и береговых батарей противник открыл шквальный огонь. Казалось, нельзя пробиться сквозь эту заградительную стену. Но катерники мужественно устремились в атаку. Минутами исчислялось время жаркого боя, в котором противник потерял три транспорта, дрифтербот и два сторожевика.

В то лето Северный флот, окрепший и закаленный в боях, особенно активизировал свои действия. На «морской дороге», огибающей норвежское побережье (по ней шло снабжение фашистской заполярной армии, и вывозился печенгский никель), появились вслед за подводниками и летчиками наши торпедные катера, которые предназначались ранее лишь для ночных боев, теперь они стали дерзко и массированно атаковать противника под незаходящим солнцем полярного дня.

Враг сводил свои транспорты в крупные конвои с сильным охранением: по четыре и пять эскортных кораблей на каждое большое судно. Но это не спасало фашистов от потерь. В середине августа воздушная разведка обнаружила за Нордкапом большой конвой: прижимаясь к фиордам и островам, двигалась на восток целая армада — три с лишним десятка военных транспортов и боевых кораблей. Под командованием капитана 3 ранга С. Коршуновича катерники вышли на перехват каравана.

Впереди двигались два дымзавесчика — катера старших лейтенантов Быкова и Дамысловского. Дистанция до конвоя сокращалась. Ревели катерные моторы, переключенные на максимальные обороты. Над палубами вражеских миноносцев обозначились вспышки первых залпов. К катерам устремились красные трассы, а следом зеленые, белые. Конвой ощетинился лавиной огня. В стороне с треском разорвались коснувшиеся воды снаряды.

На фоне грозного фейерверка хорошо был виден 242-й — катер Быкова. Он держал курс вдоль конвоя. За ним черным шлейфом расстилалась растущая с каждой минутой дымовая завеса. Сброшены в воду и дымовые шашки для усиления завесы.

Наступила пора действовать. Каждый из четырнадцати катеров знал свой маневр и цель. Огонь усилился, казалось, что трассы снарядов сплошной стеной уперлись в воду прямо перед катерами. Всем ли удастся прорваться через эту огненную стену к своим целям? Многие ли успеют, выпустив торпеды, уйти обратно? Маневрируя ходами, чтобы сбить пристрелку противника, наши катера устремились в атаку.

Под покровом дымовой завесы, которая мешала противнику вести прицельный огонь, первыми с короткой дистанции выпустили торпеды по транспортам катера старших лейтенантов Киреева, Желвакова, Диренко, Данилевского и других. Храбрые экипажи этих кораблей не знали страха в бою.

Менее чем за полчаса конвой был разгромлен, были потоплены 9 фашистских кораблей. В бою погиб наш катер — старшего лейтенанта Карташова. Но надо иметь в виду, что наши моряки побеждали врага не только исключительно своей безграничной смелости, шли напролом под ливень свинца, ошеломляя и подавляя этим неприятеля. Нет, они хорошо понимали, что смелость хороша, когда подкреплена воинским мастерством, и потому упорно обучались передовым приемам ведения боя. Сочетая мастерство и умение, моряки дерзко под носом врага ставили мины на рубежах его сообщений. Во время высадки десантов шли в самое пекло.

Моряки катеров первыми бросались в холодную воду, отыскивая безопасные проходы на берегу. Иногда моряки переносили на себе пехотинцев или, стоя в воде, друг за другом, образовывали живой мост, по которому пехотинцы сбегали на сушу. Они хорошо помнили воинское правило «Сам погибай, а товарища выручай!» Каждый катерник всегда готов был принять на себя главную опасность, оберегая от нее соседа. В боевом товариществе — залог победы!.. В годы Великой Отечественной войны героически сражались и катерники Северного флота.