Подводники-черноморцы ни в чем не уступали своим собратьям по Балтийскому и Северному флотам. Условия боевых действий на этом морском театре отличались от Балтики и Севера своей спецификой, но не степенью сложности и трудности задач, которые пришлось выполнять: были они такими же чрезвычайно сложными.

Своим торпедным, минным и артиллерийским оружием моряки Черноморского флота потопили 85 транспортов, боевых кораблей и вспомогательных судов противника, а также повредили 12 транспортов и боевых кораблей. Итого 97 боевых и транспортных единиц врага. Это, конечно, меньше, чем у подводников Балтики или, тем более, североморцев.

Но они полностью выполнили свою задачу не только по прерыванию транспортных артерий врага, по которым он пытался осуществлять снабжение морским путем группировки своих войск на южном направлении, но и оказали неоценимую помощь нашим войскам, действовавшим на кавказском и крымском направлениях, своими транспортными перевозками топлива, оружия, продовольствия.

Ни с чем не сравнима помощь подводников и при эвакуации после многомесячной героической обороны Одессы и Севастополя, когда вывозили из этих осажденных с суши морских крепостей раненых, а затем — личный состав морской пехоты и последних героических защитников из состава армейских частей, руководителей обороны.

ПЛ "Щука" Черноморский флот

ПЛ "Щука" Черноморский флот

7 черноморских подводных лодок были награждены орденами Красного Знамени, и 5 лодок стали гвардейскими. 1-я бригада подводных лодок стала Краснознаменной и была удостоена почетного наименования «Севастопольская». 2-я бригада подлодок награждена высшей морской наградой страны — орденом Ушакова 1-й степени и удостоена почетного наименования «Констанцская». 6 черноморских подводников стали Героями Советского Союза. От воздействия противника погибли 24 подводные лодки. Самым тяжелым оказался 1942 г., когда погибло 11 лодок.

Необходимо отметить, что Черноморский флот всю войну доминировал на Черном море, не дал возможности противнику провести ни одной морской операции, полностью лишил его шансов хоть в какой-то степени содействовать захвату Одессы и Севастополя с моря. Эти две морские крепости, выдержавшие беспримерную в истории войн многомесячную оборону, были оставлены защитниками только по приказу Ставки при громадном превосходстве сухопутных сил противника, в частности, авиации и танков.

В планах гитлеровского командования по захвату Киева, Донбасса и Ростова в результате прорыва нашего Юго-Западного фронта большое значение отводилось Черному морю. Генеральный штаб германской армии рассчитывал с помощью мощных ударов авиации уничтожить или вывести из строя основные силы советского флота, оставшиеся корабли заблокировать в базах, тем самым обеспечив полную блокаду наших баз с моря, и в считанные недели основные базы Черноморского флота захватить с суши. В первую очередь речь шла об Одессе и Севастополе.

Для выполнения этой цели на румынских аэродромах было сосредоточено 1195 самолетов, из которых 420 бомбардировщиков, 346 истребителей, 150 самолетов-разведчиков. Морской флот противника к началу войны располагал 4 эскадренными миноносцами, 3 миноносцами, одной подводной лодкой, 18 другими боевыми кораблями: минными заградителями, тральщиками, мониторами, катера-ми-охотниками за подводными лодками. Кроме того, 18 сторожевых катеров имелось в устье Дуная.

В ходе войны шло непрерывное наращивание сил и средств флота противника, так что к 1942-1943 гг. общее число боевых кораблей было доведено до нескольких десятков. Немцы умудрились даже переправить на Черное море 6 подводных лодок (по шоссе на специально оборудованном автотранспорте). Правда, особых успехов эти подводные лодки не достигли. Потери от подводных лодок немцев на Черном море составили лишь 1,5% боевых кораблей и 2,5% транспортных судов.

По корабельному составу значительное преимущество на Черном море было на нашей стороне: один линкор, 13 эсминцев, 3 лидера, 2 СКР, 15 тральщиков, 84 торпедных катера и 47 подводных лодок. Такое громадное превосходство в силах и средствах на море немцы решили компенсировать в какой-то мере своей авиацией. В связи с этим и сосредоточили они на румынских аэродромах большое количество бомбардировщиков (у нас было 136 бомбардировщиков). Именно авиация противника и наносила основные удары по нашим силам и средствам на Черном море.

В первый же день войны подводные лодки вышли в дальний дозор: в районах между Констанцой и Суликой, а также Констанцой и Бургасом начались минные постановки. Как и на всех приморских театрах военных действий, сухопутные войска значительно зависели от морских перевозок. Для немцев особенно важны были перевозки жидкого топлива с нефтепромыслов и баз Румынии.

Первыми на Черноморском флоте отличились летчики морской авиации, которые в ночь на 23 июня нанесли удар по нефтехранилищу в Констанце, а затем 24 и 25 июня нанесли повторные удары. Несколько позднее авиация нанесла удары по нефтепромыслам Плоешти. В целом за июнь-июль-август были уничтожены сотни тысяч тонн нефти.

Подводные лодки, развернувшиеся в первые же дни войны на основные коммуникации противника в юго-западной части Черного моря, тоже сыграли свою роль в срыве вражеских перевозок. Отличились экипажи подводных лодок «Щ-211» (капитан-лейтенант Девятов А.Д.), «Щ-214» (капитан-лейтенант Власов В.Я.), «Щ-215» (капитан-лейтенант Апостолов Г.П.). При первом же выходе на боевое патрулирование они потопили два транспорта, два танкера и шхуну немцев.

Однако общие итоги первого полугодия войны были для подводного флота неутешительны. Командующий флотом вице-адмирал Октябрьский Ф.С. дал суровую оценку действиям подводников в 1941 г. Вот что, в частности, было зафиксировано в приказе по этому вопросу: «Итоги подводной войны ЧФ за 6 месяцев войны показывают абсолютно неудовлетворительные результаты — при выполнении моих приказаний в части использования подводных лодок. …За полгода потоплено 7 транспортов противника, в то же время погибло 7 наших подводных лодок».

Далее командующий флотом приводит сравнение с подводниками Северного флота, которые, имея в 3 раза меньше ПЛ, потопили за этот же период 48 транспортов, не потеряв ни одной ПЛ. Указаны в приказе и конкретные недостатки и причины таких низких результатов. Но черноморские подводники быстро приобрели опыт и в новом, 1942 г. уже получили другие результаты.

Участие в обороне Одессы

На сухопутном фронте южного направления обстановка складывалась чрезвычайно тяжелая. Особенно тяжко было под Одессой, где противник сосредоточил вначале 11 дивизий. В связи с тем, что под Одессой немцы получили хороший отпор и с ходу взять ее не смогли, группировку своих войск они усилили до 18 дивизий. Превосходство врага было многократное и по живой силе, и по бронетанковой технике, и по авиации.

В результате героической обороны защитников Одессы немцы смогли войти в город только 17 октября 1941 г. По решению Ставки Верховного командования наши части оставили Одессу. Черноморский флот на протяжении всего времени обороны Одессы обеспечивал морские сообщения, переправляя в осажденный город войска, вооружение, боеприпасы. Громадную роль выполнил флот при эвакуации Одесского оборонительного района. С 1 по 16 октября морем было вывезено 80 тыс. защитников Одессы с боевой техникой и вооружением и 15 тыс. гражданских лиц. За одну только ночь 16 октября было эвакуировано 35 тыс. советских солдат и офицеров.

Разумеется, все это время подводные лодки не только действовали на коммуникациях противника, но принимали участие и в снабжении защитников Одессы, и при эвакуации. Необходимо сказать, что, прежде чем оставить город, из него было вывезено ценное оборудование заводов, сырье, оружие, ценные грузы. В первую очередь вывозились раненые и гражданское население. Руководство обороной города, представители местных властей покидали город последними (в отличие от немецкой эвакуации, например, Данцига).

Несмотря на то что противник превосходил по численности во всех направлениях (живая сила, танки, артиллерия, авиация), советские войска вместе с флотом успешно выполнили свою задачу, на длительный срок сковав крупнейшую группировку войск противника. Захватчики потеряли под Одессой 160 тыс. солдат и офицеров.

Помощь осаждённому Севастополю

В начале октября превосходящими силами противника была отрезана крымская группировка советских войск. В тяжелых изматывающих боях войска Приморской армии вынуждены были отойти к Севастополю. Началась невиданная в истории морских крепостей оборона Севастополя. 29 октября в городе было объявлено осадное положение, и в этот же день немцы начали штурм Севастополя. Снова, несмотря на громадный численный перевес сил и средств, противник не только не смог овладеть городом, но и, потеряв большое число своих солдат и офицеров, прочно застрял на подступах к Севастополю на много месяцев.

И вновь Черноморский флот играл важнейшую роль в снабжении защитников города всем необходимым. Наряду с Севастополем флот обеспечивал перевозку необходимых грузов для Керчи, Алушты, Судака. Немцы усилили блокаду Севастополя с моря, пытаясь изолировать город, пресечь его снабжение. Особенно много неприятностей приносила морякам вражеская авиация, забрасывая подходы к порту, бухты и фарватеры большим количеством новых типов мин (магнитных, акустических, инерционных).

Мощные налеты производились и на суда и корабли, обеспечивающие перевозки. В этих условиях сыграли свою роль и подводные лодки. На первый взгляд, много ли груза можно доставить на подводной лодке? Однако зачастую и лишь несколько тонн его или даже несколько сот килограммов, крайне необходимого для обороны, спасали положение.

Ставка Гитлера, осознав, что план быстрого взятия Севастополя провалился, сосредоточила под Севастополем к июню 1942 г. 203 800 солдат и офицеров, 450 танков, 600 самолетов, 780 орудий, среди которых была и пресловутая «Дора» — орудие чудовищного размера и калибра 800 мм, а также много орудий 305 мм и мортир 615 мм.

Со 2 июня 1942 г. начался особенно сильный штурм Севастополя: 2-3 июня в налетах на город в общей сложности участвовало 587 самолетов, сбросивших 7000 бомб. До 7 июня немцы провели более 9 тыс. самолето-вылетов, сбросив 48 000 бомб. Артиллерия врага выпустила 126 тыс. снарядов. Начиная с 7 июня немцы ежедневно совершали около 2 тыс. самолето-вылетов.

И снова, как и раньше, затея немцев со взятием Севастополя провалилась. Только за два последних месяца 1941 г. на транспортах и боевых кораблях флота было доставлено в Севастополь 33 992 солдата и офицера, 4761 тонны боеприпасов, 3963 тонны продовольствия, 9096 тонн жидкого топлива, 178 автомобилей, около 100 орудий и танков, 5408 тонн других грузов.

Прорыв надводных кораблей в осажденный Севастополь становился практически невозможным. Флот понес большие потери. В 1942 г. с учетом сложившейся обстановки командование Черноморского флота (вице-адмирал Октябрьский Ф.С.) приняло решение для доставки боеприпасов, продовольствия, горючего в полную меру использовать подводные лодки. Обратным рейсом лодки вывозили раненых, а затем (когда речь зашла об эвакуации защитников города) личный состав кораблей и частей морской пехоты.

Выходили лодки из Новороссийска и, двигаясь днем в подводном положении, ночью всплывали в надводное. Если при подходе к Севастополю было дневное время, то входили в бухту в подводном положении (под перископом). Если раз грузку не успевали произвести в ночное время (разгрузка шла только ночью), то лодка ложилась на грунт в районе акватории порта и дожидалась темноты.

В целом в снабжении Севастополя и эвакуации защитников участвовало 24 подводных лодки. Подводные лодки за это время совершили в Севастополь 81 боевой поход: в 69 случаях груз был доставлен, в 12 случаях лодки до места назначения не дошли. В общей сложности подводные лодки доставили его защитникам около 4000 тонн боеприпасов, бензина, продовольствия. Из осажденного Севастополя обратным рейсом вывезли 1300 раненых воинов, стариков, женщин и детей.

Условия, в которых приходилось действовать подводным лодкам, были поистине адские. Только за четверо суток (с 1 по 4 июля 1942 г.) вражеская авиация и противолодочные катера сбросили на 5 лодок, участвовавших в это время в перевозках, 4 тыс. глубинных бомб. В среднем по 800 (!) глубинных бомб на одну подводную лодку за четверо суток, т.е. ежесуточно в среднем по 200 бомб на одну лодку. («Боевой путь Советского ВМФ», т. 3, коллектив авторов под руководством А.В. Басова, М., 1974.) Знали ли что-либо подобное какие-либо другие подводники (немецкие, американские, японские, английские)?

30 июня 1942 г. Ставка Верховного главнокомандования приняла решение оставить Севастополь. Силы обороны города к этому времени окончательно иссякли. Началась эвакуация оставшихся защитников города. Эвакуация надводными кораблями была невозможна под непрерывным обстрелом береговой артиллерии и бомбовыми налетами авиации. В Севастополь могли прорываться только подводные лодки и быстроходные катера. Именно они эвакуировали часть героических защитников города, другая часть пробилась в горы к крымским партизанам.

Севастополь продержался в осаде 8 месяцев — невиданный срок в истории обороны морских крепостей. На все это время к нему была прикована громадная группировка вражеских войск. Только за период третьего штурма Севастополя немцы потеряли под Севастополем 150 000 человек убитыми и ранеными, 250 танков, около 250 орудий, более 300 самолетов. А в целом за время осады города немцы потеряли 300 000 человек убитыми и ранеными.

Надводные корабли с января по июнь 1942 г. совершили в Севастополь 98 рейсов (3 крейсера, два лидера, один минный заградитель, 10 эсминцев, один СКР). «Самоотверженная борьба севастопольцев служит примером героизма для всей Красной Армии и советского народа» — такую оценку дал защитникам Севастополя Сталин И.В. в телеграмме от имени Ставки Верховного главнокомандования.

После оставления Севастополя борьба на Черном море еще более ужесточилась. Начиналась битва за Кавказ, для чего немецкое командование сосредоточило силы и средства, значительно превосходящие все, что имелось на этом направлении у нас: по численности пехоты — в 1,5 раза, по минометам и артиллерии — почти в 2 раза, по танкам — более чем в 9 раз, по самолетам — в 8 раз.

К этому времени в составе своих военно-морских сил на Черном море немцы имели один вспомогательный крейсер, 7 миноносцев, 4 сторожевых корабля, 4 канонерские лодки, 7 подводных лодок (общее число подводных лодок к 1 октября 1943 г. было доведено до 14), 16 торпедных катеров, 13 тральщиков, 30 сторожевых катеров. Общее число боевых кораблей разных типов было доведено до 100. Примерно столько же было в составе немецкого флота самоходных барж.

Захват немцами баз и аэродромов в Крыму и на Северном Кавказе значительно облегчил их боевые действия и усложнил наши. Хотя группировки воздушных сил на этом направлении как у немцев, так и у нас сократились, но преимущество по числу самолетов оставалось на их стороне. Несмотря на превосходство противника в воздухе, наши перевозки морским путем не прекращались ни на один день. С июля 1942 г. по январь 1943 г. боевые корабли и транспорты совершили более 5 тыс. рейсов с войсками и грузами.

Из книги Г. Дрожжин «Лучшие подводные асы Второй мировой», М., «Яуза», «Эксмо», 2010 г., с. 536-543.