Батый (Бату, Саин-хан) 1208-1255 — монгольский хан, внук Чингисхана, предводитель общемонгольского похода в Восточную и Центральную Европу в 1236-1242 годах. Джучи-хан, отец Батыя, погиб в ходе междоусобной войны. Юный хан Бату был вынужден скитаться и постоянно опасаться за свою жизнь. При поддержке опытного полководца Субэдэя Бату избрали джихангиром — верховным военным предводителем.

Джучи-хан, сын великого завоевателя Чингисхана, получил по отцовскому разделу земельные владения монголов от Аральского моря на запад и северо-запад. Удельным ханом чингисид Батый стал в 1227 году, когда новый верховный правитель огромной Монгольской державы Угедей (третий сын Чингисхана) передал ему земли отца Джучи, в которые входили Кавказ и Хорезм (владения монголов в Средней Азии). Земли хана Батыя граничили с теми странами на Западе, которые предстояло завоевывать монгольскому войску — так велел его дед, величайший завоеватель в мировой истории.

То, что молодой Батый, получивший вместе с ханским троном окраинные, восточные владения Монгольской державы, продолжит завоевания великого деда, было очевидным. Исторически степные кочевые народы двигались по проторенному за многие столетия пути — с Востока на Запад. Основатель же Монгольского государства за свою долгую жизнь так и не успел покорить всю Вселенную, о чем он так мечтал. Это Чингисхан завещал потомкам — своим детям и внукам. Пока же монголы копили силы.

Татарин с лошадью, средневековый персидский рисунок

Татарин с лошадью, средневековый персидский рисунок

Наконец, на курултае (съезде) чингисидов, собранном по инициативе второго сына великого хана Октая в 1229 году, было решено привести план «потрясателя Вселенной» в исполнение и завоевать Китай, Корею, Индию и Европу.

Главный удар вновь направлялся на Запад. Для покорения кипчаков (половцев), русских княжеств и волжских булгар было собрано огромное конное войско, которое должен был возглавить Батый. Его братья Урда, Шейбан и Тангут, его двоюродные братья, среди которых были будущие великие ханы (монгольские императоры) — Куюк, сын Угедея, и Менке, сын Тулуя, вместе со своими войсками также поступали под его командование. В поход уходили не только монгольские войска, но и войска подвластных им кочевых народов.

Батыя сопровождали также выдающиеся полководцы монгольской державы — Субэдей и Бурундай. Субэдей уже воевал в кипчакских степях и в Волжской Булгарии. Он же был одним из победителей в битве монголов с объединенным войском русских князей и половцев на реке Калка в 1223 году.

В феврале 1236 года огромное монгольское войско, собранное в верховьях Иртыша, выступило в поход. Хан Батый вел под своими знаменами 120-140 тысяч человек, но многие исследователи называют цифру гораздо большую. За год монголы завоевали Среднее Поволжье, Половецкую степь и земли камских булгар. Любое сопротивление жестоко каралось. Города и селения сжигались, их защитники поголовно истреблялись. Десятки тысяч людей становились рабами степных ханов и в семьях рядовых монгольских воинов.

Дав своей многочисленной коннице отдохнуть в привольных степях, хан Батый в 1237 году начал свой первый поход на Русь. Вначале он напал на Рязанское княжество, граничившее с Диким полем. Рязанцы решили встретить врага в приграничье — у воронежских лесов. Высланные туда дружины все полегли в неравной сече. Рязанский князь обратился за помощью к другим удельным князьям-соседям, но те оказались безучастными к судьбе Рязанщины, хотя беда пришла на Русь общая.

Рязанский князь Юрий Игоревич, его дружина и простые рязанцы и не думали сдаваться на милость врага. На издевательское требование привести в его стан жен и дочерей горожан Батый получил ответ: «Когда нас не будет, возьмешь все». Обращаясь к своим дружинникам, князь сказал: «Лучше нам смертию славу вечную добыть, нежели во власти поганых быть». Рязань затворила крепостные ворота и изготовилась к защите. Все горожане, способные держать в руках оружие, поднялись на крепостные стены.

16 декабря 1237 года монголы осадили город Рязань. Чтобы измотать ее защитников, штурм крепостных стен велся беспрерывно, днем и ночью. Штурмующие отряды сменяли друг друга, отдыхали и вновь устремлялись на приступ русского города. 21 декабря неприятель ворвался через пролом в город. Сдержать этот многотысячный поток монголов рязанцы были уже не в силах. Последние схватки проходили на горящих улицах, и победа воинам хана Батыя досталась дорогой ценой.

Однако уже вскоре завоевателей ждала расплата за уничтожение Рязани и истребление ее жителей. Один из воевод князя Юрия Игоревича — Евпатий Коловрат, бывший в дальней поездке, узнав о вражеском нашествии, собрал воинский отряд в несколько тысяч человек и стал неожиданно нападать на незваных пришельцев. В схватках с воинами рязанского воеводы монголы стали нести большие потери. В одном из боев отряд Евпатия Коловрата был окружен, и остатки его погибли вместе с отважным воеводой под градом камней, которыми стреляли метательные машины (наиболее мощные из этих китайских изобретений метали огромные камни, весом до 160 килограммов, на несколько сот метров).

Монголо-татары, быстро опустошив рязанскую землю, перебив большую часть ее жителей и взяв многочисленный полон, двинулись против Владимиро-Суздальского княжества. Хан Батый повел свое войско не прямо на стольный град Владимир, а в обход, через Коломну и Москву, чтобы миновать глухие Мещерские леса, которых степняки побаивались.

Навстречу врагу из Владимира вышло княжеское войско, во много раз уступавшее по численности силам Батыя. В упорном и неравном сражении под Коломной княжеская рать была разбита, и большая часть русских воинов погибли на поле брани. Затем монголо-татары сожгли Москву, тогда небольшую деревянную крепость, взяв ее приступом. Такая же участь постигла и все прочие небольшие русские городки, защищенные деревянными стенами, которые встречались на пути ханского войска.

3 февраля 1238 года Батый подошел к Владимиру и осадил его. Великого князя владимирского Юрия Всеволодовича не было в городе, он собирал дружины на севере своих владений. Встретив решительное сопротивление владимирцев, и не надеясь на скорый победный штурм, Батый с частью своего войска двинулся к Суздалю, одному из самых больших городов на Руси, взял его и сжег, истребив всех жителей.

После этого хан Батый возвратился к осажденному Владимиру и начал устанавливать вокруг него стенобитные машины. Чтобы не дать защитникам Владимира вырваться из него, город за одну ночь обнесли крепким тыном. 7 февраля столица Владимиро-Суздальского княжества была взята штурмом с трех сторон (от Золотых ворот, с севера и со стороны реки Клязьмы) и сожжена. Такая же участь постигла все другие города на земле Владимирщины, взятые с боя завоевателями. На месте цветущих городских поселений оставались только пепелища и развалины.

Тем временем великий князь владимирский Юрий Всеволодович успел собрать небольшое войско на берегах реки Сити, куда сходились дороги из Новгорода и с Русского Севера, из Белоозера. 4 марта 1238 года на реке Сити рать великого князя владимирского сошлась с полчищами Батыя. Появление вражеской конницы оказалось неожиданным для владимирцев, и они не успели построиться в боевой порядок. Битва закончилась полной победой монголо-татар — слишком неравными оказались силы сторон, хотя русские ратники бились с великим мужеством и стойкостью. Это были последние защитники Владимиро-Суэдальской Руси, погибшие вместе с великим князем Юрием Всеволодовичем.

Затем ханские войска двинулись на владения Вольного Новгорода, но до него не дошли. Начиналась весенняя распутица. Монголы две недели осаждали город Торжок и только после нескольких штурмов смогли его взять. В начале апреля Батыево войско, не дойдя до Новгорода 200 километров, около урочища Игнач Крест повернуло назад, в южные степи.

Монголо-татары сжигали и грабили все на своем обратном пути в Дикое поле. Но ни один русский город не сдался завоевателям без боя. Однако раздробленная на многочисленные удельные княжества Русь так и не смогла объединиться против общего врага. Каждый князь бесстрашно и храбро во главе своей дружины защищал собственный удел и погибал в неравных битвах. К совместной защите Руси никто из них тогда не стремился.

На обратном пути хан Батый совершенно неожиданно задержался на 7 недель под стенами небольшого русского городка Козельска. Собравшись на вече, горожане решили защищаться до последнего человека. Только с помощью стенобитных машин, которыми управляли пленные китайские инженеры, ханскому войску удалось ворваться в город, проломив сперва деревянные крепостные стены, а потом взяв штурмом еще и внутренний крепостной вал. Во время штурма хан потерял 4 тысячи своих воинов. Батый назвал Козельск «злым городом» и приказал перебить в нем всех жителей, не пощадив и младенцев. Разрушив город до основания, завоеватели ушли в волжские степи.

Отдохнув и собравшись с силами, чингисиды во главе с ханом Батыем в 1239 году совершили новый поход. Войска Батыя разбили половцев во главе с ханом Котяном, подавили восстание мордовских племен, взяли Переяславль и Чернигов, вторглись в Крым. Затем разгрому подверглась Южная Русь и западные территории. Расчеты степных завоевателей на легкую победу вновь не оправдались. Города русичей приходилось брать штурмом. После овладения Киевом Батыевы полчища продолжили завоевательный поход по Русской земле. Опустошению подверглась Юго-Западная Русь — Волынская и Галицкая земли. Здесь, как и в Северо-Восточной Руси, население спасалось в глухих лесах.

Так с 1237-го по 1240 год Русь подверглась небывалому в ее истории разорению, большинство ее городов превратилось в пепелища, а многие десятки тысяч людей были уведены в полон.

В конце 1240 года монголо-татары тремя большими отрядами вторглись в Центральную Европу — в Польшу, Чехию, Венгрию, Далмацию, Валахию, Трансильванию. Сам хан Батый во главе основных сил вышел на Венгерскую равнину со стороны Галиции. Весть о движении степного народа привела в ужас Западную Европу. Весной 1241 года монголо-татары в сражении при Лигнице в Нижней Силезии разбили 20-тысячное рыцарское войско Тевтонского ордена, немецких и польских феодалов. Казалось, что и к западу от испепеленной Русской земли ханское войско ждут пусть хоть и трудные, но все же успешные завоевания.

Но вскоре в Моравии, под Оломоуцем, хан Батый столкнулся с сильным сопротивлением чешского и немецкого тяжеловооруженного рыцарского войска. Теперь хану Батыю приходилось брать не русские города с деревянными крепостными стенами, а хорошо укрепленные каменные замки и крепости, защитники которых и не думали сражаться в чистом поле с Батыевой конницей.

Сильное сопротивление армия чингисида встретила в Венгрии. Крупное сражение монголов с венграми произошло на реке Сайо в марте 1241 года. Венгерский король приказал своим и союзным войскам встать на противоположном берегу реки укрепленным лагерем, окружив его обозными повозками, а мост через Сайо усиленно охранять. Ночью монголы захватили мост и речные броды и, перейдя через них, встали на соседних с королевским лагерем холмах. Рыцари попытались было атаковать их, но были отбиты ханскими лучниками и камнеметными машинами.

Когда из укрепленного лагеря вышел второй рыцарский отряд для атаки, монголы окружили его и уничтожили. Хан Батый приказал оставить свободным проход к Дунаю, в который и устремились отступавшие венгры и их союзники. Монгольские конные лучники повели преследование, внезапными наскоками отрезая хвостовую часть королевского войска и уничтожая ее. В течение шести дней оно было почти полностью уничтожено. На плечах бежавших венгров монголо-татары ворвались в их столицу город Пешт.

После взятия венгерской столицы ханские войска под командованием Субэдея и Кадана разорили многие города Венгрии и преследовали ее короля, отступившего в Далмацию. Одновременно большой отряд Кадана прошел Славонию, Кроацию и Сербию, грабя и сжигая все на своем пути.

Монголо-татары дошли до берегов Адриатики и, к облегчению всей Европы, повернули своих коней обратно на восток, в степи. Случилось это весной 1242 года. Хан Батый, чьи войска понесли значительные потери в двух походах против Русской земли, не решался оставить в своем тылу завоеванную, но не покоренную страну. В 1243 г. образовалось государство Золотая Орда, во главе которого встал Батый. Русь не стала «ордынским улусом», сохранила собственную культуру, веру. На территории русских княжеств фактически не было ордынской администрации. Батый оказывал уважение великому князю владимирскому Ярославу Всеволодовичу, назначив его старшим над всеми русскими князьями.

Свою власть в Золотой Орде хан Батый поддерживал военной силой, подкупами и вероломством. В 1251 году он участвовал в государственном перевороте в Монгольской империи, во время которого при его поддержке великим ханом стал Мунке. Однако хан Батый и при нем чувствовал себя вполне независимым правителем.
Батый развил военное искусство своих предшественников, прежде всего своего великого деда и отца. Для него были характерны внезапные нападения, стремительность действий большими массами конницы, уклонение от крупных сражений, которые всегда грозили большими потерями воинов и коней, изматывание противника действиями легкой конницы.

Евпатий Коловрат

Боярин Евпатий Коловрат (в некоторых редакциях «Повести о разорении Рязани Батыем» указано его отчество — Львович), приближенный рязанского князя Юрия Ингоревича, предвидя неизбежное столкновение с ордой захватчиков, был отправлен князем в Чернигов за помощью. Правда, собрать удалось очень немногих — всего триста конных добровольцев отправились с Коловратом на помощь рязанцам.

Памятник Евпатию Коловрату в Рязани

Памятник Евпатию Коловрату в Рязани

Каковы же были ужас и гнев ратников, когда вместо цветущего города-крепости, какой всегда была Рязань, они увидели дымящиеся руины, заваленные трупами!.. Во время лютого штурма, длившегося шесть дней, пришельцы из степей не пощадили ни одного горожанина. Как свидетельствует летопись, «множество народу полегшего: одни убиты, другие посечены, а иные потоплены».

При виде испепеленного родного города сердца Евпатия Коловрата и его соратников облились кровью. В несколько дней к отряду черниговских добровольцев добавились еще 1400 чудом уцелевших рязанцев — те, кто во время осады по разным обстоятельствам задержался вне города. Средь них почти не оказалось профессиональных воинов, большинство были пешими. Все ратники в дружине Коловрата знали, что идут на верную смерть — ведь 1700 бойцов при любом раскладе не могли одолеть 300-тысячную рать. Но все горели желанием отомстить за погибших близких и сожженные храмы уничтоженной Рязани…

Началась погоня. Небольшая дружина с трудом настигла стремительно продвигавшуюся Батыеву орду в Суздальской земле и с яростью врубилась в боевые порядки врага. Внезапное нападение ошеломило степняков: они были уверены, что на них напали чудесным образом воскресшие рязанцы.

Бой был таким яростным, что, по свидетельству летописца, Коловрат сломал не один меч и вынужден был сражаться вражескими… Лишь с превеликим трудом татаро-монголам удалось взять в плен пятерых израненных бойцов из отряда Коловрата. Когда их спросили, кто они, какой веры и почему так много делают зла Батыю, дружинники отвечали:
— Веры мы христианской, слуги великого князя Юрия Ингоревича Рязанского, а от полка мы Евпатия Коловрата…

В ответ Батый повелел сразиться с Коловратом своему шурину, знаменитому богатырю Хоставрулу. Тот хвастливо заявил, что захватит русского витязя живым, и выехал сразиться с Коловратом один на один. Но славянский меч оказался прочнее: Евпатий разрубил противника надвое вплоть до седла. По преданию, после этого пораженный Батый направил к Коловрату переговорщика, который спросил у русских, чего они хотят. Ответом было одно слово: «Умереть!»

Местом последнего боя дружины Коловрата стал берег Плещеева озера. Видя, что одолеть яростно бьющихся русских они не в силах, захватчики применили против них осадные орудия, которые использовались во время штурма городов, — камнеметные пороки. Лишь таким способом им удалось убить русского витязя Евпатия Коловрата и его дружинников, до последнего мига продолжавших разить врага.

По преданию, тело погибшего богатыря принесли Батыю. Татарские мурзы, собравшись над убитым, сказали:
— Мы со многими царями, во многих землях, на многих битвах бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно, на конях разъезжая, бьются — один с тысячею, а два — со тьмою. Ни один из них не съедет живым с побоища.
Батый же отозвался о павшем противнике так:
— О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиной, и многих богатырей сильной орды моей побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня — держал бы его у самого сердца своего.

В воздаяние небывалого мужества и доблести Батый приказал похоронить Евпатия Коловрата с воинскими почестями, а немногочисленных уцелевших воинов его дружины отпустил из плена. По преданию, Евпатий Коловрат был погребен 11 января 1238 года в Рязанском соборе. 18 октября 2007 года в Рязани был установлен памятник легендарному герою, который погиб, но в памяти русского народа так и остался непобежденным.

Статья написана с использованием материалов книги А.В. Шишов «Сто великих военачальников»,  М., «Вече», 2011 г., с. 102-106