7 ноября в Москве на Красной площади, несмотря на близость фронта, состоялся парад войск. Он оказал огромное влияние на подъем морального духа Красной Ар­мии, всего народа. С Красной площади войска двигались на фронт… В этот день с трибуны Мавзолея прозвучали имена славных предков, не раз спасавших Отечество от иноземных захватчиков: Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, Александра Суворова и Михаила Кутузова. Обращение к героическим страницам отечественной истории в критические дни обороны Москвы пробуждало у защитников столицы патриотические чувства, укрепляло боевой дух.

Датой возобновления сра­жения под Москвой германским командованием было назначено 15 ноября, но в реальности 4-я армия перешла к активным действиям 18 ноября, а дивизия СС «Райх» — только 19-го. Планы были достаточно обширными: вновь речь шла о Рыбинске, Ярославле и Горьком, об огромном «кольце» в районе Москвы. В действительности же у немцев просто не было сил на двойной охват гигантского города, да и проблемы со снабжением 2-й танковой группы оставались крайне ост­рыми. В результате фон Бок просто направил все три танко­вые группы прямо на Москву — через Тулу — Каширу и через Клин — Солнечногорск. Развертывание плана «Барбаросса» достигло своей куль­минационной точки.

Надо отметить, что на 15 ноября 1941 г. на Восточном фронте действовали девять немецких, две румынские, две финские армии, неко­торое число итальянских, венгерских и словацких войск. Из этих сил: армия «Норвегия» вела безрезультатное и давно потерявшее надежду на успех сражение в районе Мурманска. Финские вооруженные силы обеспечивали блокаду Ленин­града с севера и поддерживали фронт на реке Свирь. 18-я ар­мия блокировала Ленинград с юга и запада, 16-я наступала на Тихвин.

Передача советским воинам танковой колонны, построенной на средства колхозников Подмосковья

Передача советским воинам танковой колонны, построенной на средства колхозников Подмосковья

9-я армия фронтом на север прикрывала фланг груп­пы армий «Центр» и обеспечивала связь меж­ду войсками Лееба и фон Бока. 4-я армия, единственная, го­товилась к наступлению на Москву. Ее поддерживали 2-я, 3-я и 4-я танковые группы, вымотавшиеся до предела. 2-я армия оборонялась под Воронежем. Шестая — наступала на Харьков, а 17-я вместе с итальянским и венгерским корпусами — на Воро­шиловград. 1-я танковая сражалась в Донбассе, пытаясь про­рваться к Ростову. 11-я армия, в командование которой в сен­тябре вступил Э. Манштейн, вместе с подчиненными ей румынскими войсками, сражалась за Крым и стремилась овладеть крепос­тью Севастополь.

Таким образом, на направлении главного удара у немцев действовала лишь одна армия из четырнадцати (счи­тая венгерские, словацкие, итальянские контингенты за одну армию). Правда, к наступлению на Москву были привлечены три танковые группы из четырех, но в конкретных условиях зимних боев за укрепленные линии обороны и, в перспективе, за миллионный город, это не компенсировало нехватку пе­хоты. Да и танков в танковых группах оставалось немного. У Гудериана, например, всего сто пятьдесят.

Партизаны Подмосковья

Партизаны Подмосковья

Зимой, в условиях холода и короткого светового дня ис­пользование танков было сопряжено с огромными трудно­стями. Ночью немцы не воевали. Утром надо было завести капризные, не рассчитанные на русские холода моторы ма­шин. Попытки прогреть двигатели танков продолжалось не­сколько часов, в течение которых направление грядущей ата­ки становилось очевидным даже слепому и глухому. Потом следовала попытка наступления, причем танки практиче­ски не могли покинуть дороги с твердым покрытием, они вязли в снегу. А затем наступала ночь, и сражение прерыва­лось до следующего утра.

Новое пополнение Красной Армии отправляется на фронт, ноябрь 1941 г.

Новое пополнение Красной Армии отправляется на фронт, ноябрь 1941 г.

3-я танковая группа начала про­двигаться к Клину. 4-я за трое суток боев продвинулась лишь на 4-6 километров. Девятнадцатого числа Э. Гепнер ввел в действие 40-й и 46-й механизированные корпуса на стыке За­падного и Калининского фронта. Это принесло успех: нем­цы заняли 23 ноября Клин и Солнечногорск, а 25-го — фор­сировали Истринское водохранилище. Бои идут уже на непосредственных подступах к Москве.

На юге Гудериан, армия которого связывала активный и пассивный участки немецкого фронта (4-ю и 2-ю полевые армии), пытался взять Тулу и одновременно, во исполне­ние приказа фон Бока, наступать к Кашире. 2-я танковая группа вела очаговые бои в пяти разных направлениях — от северо-западного до южного. Тула держится, и это означает, что наладить снабжение своих дивизий, действующих к вос­току от города, Г. Гудериан не может.

Красная Армия пополняется резервами, осень 1941 г.

Красная Армия пополняется резервами, осень 1941 г.

3-я танковая группа, левый фланг которой все более и более растягивался по мере продвижения вперед, достигла канала Москва — Волга и переправилась в районе Яхромы на восточный берег, где была остановлена. Попытка форсирования канала на широком фронте была сорвана, так как он замерз лишь частично, а русские, в распоряжении которых остались насосные станции, открыли шлюзы Истринского водохранилища. К этому времени в 3-й танковой группе ос­талось всего 77 танков.

Четвертая танковая группа 1 декабря заняла Красную Поляну (это уже очень близко от Москвы, 27 километров от Кремля, башни ко­торого немецкие офицеры теперь видели в бинокли). Пе­хотные соединения 4-й полевой армии пытались пробиться к Москве 1-3 декабря в районе Звенигорода и Нарофоминска. Фронт был «почти прорван», немцы дошли до деревни Бурцево в 30 км. от Москвы, но здесь были остановлены кон­трударом и вынуждены отойти на исходные позиции.

К первым числам декабря все немецкие части вольно или невольно перешли к обороне. Но приказ на наступление не отменен, поэтому то здесь, то там продолжались попытки прорыва, уже явно утратившие руководящую мысль. Вновь возникли разрывы с группами «Север» и «Юг». А в резерве у фон Бока — ни одной дивизии. В довершение всего опреде­лился кризис на стратегических флангах: фон Лееб проиграл Тихвинскую операцию, а армия Клейста была отброшена от Ростова. Германия теряла стратегическую инициативу. И в этих условиях Жуков Г.К. ввел в сражение две свежие армии.

Линия фронта группы армий «Центр» представляла со­бой изломанную двойную дугу. Она тянулась от Осташкова через Калинин и канал Москва — Волга к Московской окруж­ной дороге, вновь склонялась к западу и примерно на меридиане Клина круто поворачивала на юг. Южнее Оки боевые действия носили очаговый характер, и сплошной линии обо­роны не было вообще: войска располагались в районе Тулы, Ясной Поляны, Серебряных Прудов, Михайлова.

Далее к югу 2-я армия прикрывала направление на Курск. Снабжение так и не удалось наладить: немецкие паровозы оказались не при­способленными к условиям русской зимы. Войска остались без горючего и боеприпасов, не было и теплого обмунди­рования. А бойцы Красной Армии, сражавшиеся под Москвой, получили монгольские бараньи полушубки.