На «макушке» орловского выступа, под Новосилем, фронт оставался неподвижным в течение многих месяцев. Фактически стороны стояли на той же линии, на которой остановилось советское наступление зимой 1941/42 г. Противники достаточно хорошо изучили местность и друг друга. В распоряжении немцев было почти полтора года, чтобы довести до совершенства свою оборону и тщательно оборудовать ее в инженерном отношении.

Вдоль линии фронта протекала небольшая речка Зуша. Ее можно было во многих местах перейти вброд, однако илистое дно и крутые берега делали Зушу серьезным препятствием для танков. Поэтому первоначально советское наступление должно было начаться с небольших плацдармов, захваченных на Зуше еще в 1942 г. На них танки можно было переправить заранее или хотя бы заранее построить мосты для них.

Разумеется, подступы к плацдармам были укреплены немцами лучше всего. Трудности со взломом немецкой обороны перед плацдармами на Зуше вынуждали искать альтернативные решения. В июне 1943 г. командующим 3-й армией был назначен генерал А. Горбатов. Это был человек непростой судьбы, во времена сталинских «чисток» он попал в застенки НКВД, но незадолго до войны был освобожден и вернулся в армию. Александр Васильевич отличался твердым характером и не боялся спорить с командованием. Именно он предложил изменить план операции. Впоследствии в мемуарах он описал свое предложение так:

«- Я вношу предложение: отвести нашей 3-й армии самостоятельный участок для прорыва. Причем прорывать оборону противника будем с форсированием реки в районе Измайлово, Вяжи. Отвлекая внимание противника, заходя к нему в тыл, мы поможем 63-й армии, облегчим ей выполнение задачи. Развивая дальше свою мысль, я выразил уверенность, что если нам удастся прорыв обороны противника, то танковый корпус и армию лучше будет ввести в нашей полосе — здесь будет меньше противотанковых препятствий, чем на участке плацдарма».

Противотанковая модификация немецкого самолета Ju-87G. Под крыльями подвешены 37-мм пушки

Противотанковая модификация немецкого самолета Ju-87G. Под крыльями подвешены 37-мм пушки

Подумав, Жуков, участвовавший в планировании операции, согласился с Горбатовым. План операции был в последний момент изменен. К сожалению, его не удалось полностью сохранить в тайне. Впоследствии командир оборонявшегося на этом направлении 35-го корпуса Лотар Рендулич писал:

«По данным радиоперехвата, главный удар советских войск должен был приходиться по позициям 431-го пехотного полка, стоящего на левом фланге 262-й пехотной дивизии, которой командовал генерал-лейтенант Фридрих Карст. Если бы русским удалось совершить прорыв в этом месте, они бы незамедлительно воспользовались ландшафтом, чтобы развернуть свои танки. В первый же день боя стало очевидно, что главные силы Советов направлены именно в то место, что мы и ожидали».

Советские солдаты у подбитой немецкой самоходки "Штурмгешюц", лето 1943 г.

Советские солдаты у подбитой немецкой самоходки "Штурмгешюц", лето 1943 г.

План операции Брянского фронта под Новосилем выглядел следующим образом. Наступать на Орел с востока должны были 3-я и 63-я армии. Ударную группировку 3-й армии составляли три стрелковые дивизии и два танковых полка. Одна дивизия должна была наступать с форсированием реки Зуши, вторая — с плацдарма у деревни Вяжи, третья была во втором эшелоне.

Численность поставленных на направление главного удара трех стрелковых дивизий армии Горбатова была на достаточно высоком уровне, от 7795 до 8439 человек. Всего же в составе 3-й армии было шесть дивизий, а ее общая численность вместе с частями усиления составляла 85 513 человек. Плановые темпы наступления армии были довольно высокими. За первый день операции она должна была продвинуться вперед на 10-12 км, за два дня — на 24-26 км, за три дня — выйти к реке Ока, т.е. продвинуться на 34-36 км.

В ударную группировку 63-й армии генерал-лейтенанта Колпакчи В.Я. входили шесть стрелковых дивизий. Все они должны были наступать с плацдарма на Зуше. Поддержка наступления пехоты возлагалась на шесть отдельных танковых полков в составе 162 танков (84 KB, 68 Т-34, 10 Т-70) и пять самоходно-артиллерийских полков в составе 60 САУ различных типов.

На 10 июля 1943 г. 63-я армия насчитывала 67 189 человек в семи стрелковых дивизиях. Ввиду того что Брянский фронт длительное время не вел широкомасштабных боевых действий, его дивизии находились в хорошей форме. Они насчитывали по 9200-9300 человек, весьма близко к штатной численности. Также по плану операции именно в 63-й армии должен был войти в прорыв 1-й гвардейский танковый корпус. Предложение генерала Горбатова было принято лишь частично. Также советское командование возлагало на 63-ю армию большие надежды. Плановые темпы ее наступления были заметно выше, чем у соседней 3-й армии. За первый день операции 63-я армия должна была пройти 15-16 км, за два дня — 30-32 км и за три дня — 42-44 км.

Такие высокие темпы наступления можно было бы назвать излишне оптимистичными, если не принимать во внимание состояние войск противника. Кулак, который собрало немецкое командование для проведения «Цитадели», заставил сильно ослабить оборону на периметре Орловской дуги. Генерал Л. Рендулич позднее сетовал: «Четыре мои дивизии были развернуты на огромном фронте шириной 140 километров. С севера на юг: 34-я пехотная дивизия занимала 20-километровую, 56-я пехотная дивизия — 40-километровую, 262-я пехотная дивизия — 30-километровую и 299-я пехотная дивизия — 40-километровую полосу». Ударная группировка Брянского фронта нацеливалась на стык 56-й и 262-й пехотных дивизий.

С воздуха поддержку наступления Брянского фронта осуществляла 15-я воздушная армия. К началу операции она насчитывала 995 боевых самолетов, в том числе 269 штурмовиков и 111 дневных бомбардировщиков. В числе последних была авиадивизия на бомбардировщиках Ил-4. Эти крупные двухмоторные самолеты могли нести намного большую бомбовую нагрузку, чем стандартные для ВВС Красной Армии того периода штурмовики Ил-2 или бомбардировщики Пе-2.

Неудачи 1941 г., когда Ил-4 днем легко становились жертвами истребителей противника, надолго оттеснили Ил-4 на роль дальнего ночного самолета. Летом 1943 г. было сочтено, что Ил-4 днем можно будет прикрыть истребителями и тем самым избежать напрасных потерь.

За сутки до начала общего наступления, 11 июля 1943 г., по указанию Ставки Верховного Главнокомандования наши войска произвели силовую разведку боем на всех участках, намеченных для прорыва. Целью такой разведки ставилось: вскрыть огневую систему противника и установить истинный передний край его обороны; создать у немцев впечатление перехода в наступление наших главных сил и тем заставить немецкое командование вывести свою живую силу и огневые средства из убежищ для отражения наступления.

Целесообразность этих атак можно проиллюстрировать следующим примером. Один из участников тех боев, капитан Василий Поздеев, вспоминал: «Важнейшим узлом сопротивления противника были два полуразрушенных каменных здания колхозной конюшни. Они стояли на северо-западной окраине деревни Вяжи на каменистой возвышенности в устье речушки Паниковец… небольшая возвышенность с двумя каменистыми строениями на ее вершине господствовала над всем плацдармом и округой в радиусе 4-5 километров. Немцы превратили высоту с конюшнями в мощный опорный пункт своей обороны. На скатах высоты, обращенных в нашу сторону, были построены две линии траншей полного профиля, множество ходов сообщения».

11 июля батальон 380-й стрелковой дивизии после трехчасового обстрела района конюшен и залпа «катюш» в полдень атаковал высоту и после рукопашной схватки овладел этим опорным пунктом немцев. Тем самым была облегчена задача наступления в первый день операции.

По материалам книги А. Исаев «Освобождение 1943», М., «Яуза», «Эксмо», 2013 г.