6 сентября все русское войско под командованием князя Дмитрия Ивановича подошло к Дону. Собрался военный совет из князей и воевод. Разведка доносила, что Мамай сошел с Красивой Мечи и медленно, высылая вперед дозор­ных, движется к переправам через Дон при впадении в него Непрядвы. Ягайло остановился под Одоевом в двух днях пути и ждал Олега рязанского. Войско Олега рязанского стояло под своим стольным городом Переяславлем-Рязанским

Левый берег Дона, сухой и открытый, с его большими просторами был удобен для фланговых обходов ор­дынской конницы и неудобен для действий пешей рати. Вместе с тем на другом берегу Дона лежало Куликово поле, как бы природой предназначенное для встречи Орды с ее превосходящим по численности войском.

Однако, прежде чем оценить значение местности в Куликовской битве, мы должны представить, каким было Куликово поле в XIV столетии. Для этого надобно отрешиться от нынешних географических представлений. Ещё стояли по берегам Дона густые дубравы. Там, где ныне необозримые поля, темнели непроходимые леса. Дон, который у впадения Непрядвы теперь можно перейти вброд, был полноводен и глубок.

На поле Куликовом. Благословение, худ. М. Самсонов

На поле Куликовом. Благословение, худ. М. Самсонов

Сейчас Непрядву можно перепрыгнуть с разбега и перейти, не замочив колен, а она была судоходной. Ныне только весенний паводок укажет, где в давние времена пролегали русла рек Смолки, Нижнего, Среднего и Верxнего Дубиков, притоков Непрядвы. На всем пространстве между Непрядвой и Доном сегодня мы не встретим ни одного болота. Между тем, как установил более сто лет назад известный тульский краевед Афремов, на заболоченных берегах Курцы, Смолки, Дубиков и Непрядвы еще в XVIII веке тонул всадник с лошадью. Да и само название поля — Куликово, не содержит ли указание, что было оно обширным болотом?

Куликовская битва, начало

Куликовская битва, начало

Итак, кругом леса и болота, и только по водоразде­лу между Смолкой и Нижним Дубиком, на высокой гря­де, было сухо. По гряде между заболоченным верховьем Смолки и верховьем Нижнего Дубика всего лишь четыре километра. Это как бы горловина воронки. Далее, к Красно­му холму, притоки Дона и Непрядвы расступались, Между истоками Курцы и Нижнего Дубика поле разд­вигалось до 6 — 8 километров. Это была как бы верхняя часть воронки.

Князь Дмитрий, конечно, знал географию Куликова поля и вышел на него не случайно, а по давно спланированному замыслу. Это подтверждается и тем, что от Оки до Ку­ликова поля нигде не встречается столь же выгодной по­зиции для московского войска. Он опасался, что Мамай, полководец искусный и многоопытный, увидев московское войско на высокой гряде между Смолкой и Нижним Дубиком, поступит более разумно, чем Бегич на Воже, и повернёт назад, как это уже было на Оке после битвы на Вожже.

Куликовская битва, наступление Орды

Куликовская битва, наступление Орды

Отступление ордынцев было чревато осложнениями для Дмитрия Ивановича, но Мамаю грозило катастрофой: его бы авторитет в Орде упал, начались бы переходы его сторонников к Тохтамышу, и власть Мамая растаяла бы.

Дмитрий Иванович назначил переправу московскому войску на правый берег Дона на 7 сентября. Переправились и встали на водоразделе между Смолкой и Нижним Дубиком к ночи с 7 на 8 сентября. Князь и его воеводы сами выехали на разведку на Красный холм. В тишине, что царила над Доном и его притоками, был слышен далекий шум: то надвигалось войско Мамая, и уже схватывались сторожевые отряды с дозорными Орды.

Русское войско было расставлено, над ним стояла тишина, воины, переодевшись во все чистое и облачившись в доспехи, молились. Орда накатывалась к берегу Непрядвы, не зная, что ее ждет… Все источники единодушно сообщают, что 8 сентября над Куликовым полем стоял густой, непроницаемый туман, который рассеялся только к двенадцатому часу.

Куликовская битва, войска Мамая в клещах

Куликовская битва, войска Мамая в клещах

Ничто, никакая дезинформация, никакой туман не могли скрыть от Мамая, что в нескольких верстах впереди его ждет русское войско. Десятки и сотни ордынских дозорных уже натолкнулись на русские полки. Мамай вынужден был ночью сводить Орду в боевой порядок. Потому всю ночь и доносился до русского стана шум из-за Красного холма. Местом для своей ставки Мамай избрал Красный холм. Между Красным холмом и водоразделом между Смолкой и Нижним Дубиком пролегает просторная низина. Но Дмитрий Иванович занял господствующую высоту. Быть может, это входило в его тактические расчеты.

Доспехи и оружие русского воина XIV века

Доспехи и оружие русского воина XIV века

Когда начал рассеиваться туман, Мамаю и его темникам, находившимся на Красном холме, русское войско открылось ранее, чем его войскам в долине, и оставалось время задуматься, начинать ли битву? Вся гряда за низиной сверкала сталью. Русская рать была закована в сталь, загорожена червлеными щитами, над ней высился частокол гибельных копий. С Красного холма невозможно было разглядеть глубину русского строя, глубину его пеших полков, а стало быть и нельзя было взвесить, опрокинет ли эти ряды конная атака.

Время для раздумья, начинать ли битву при столь невыгодной позиции для конной атаки, у Мамая было, но не так-то много, а к тому же его подгоняло нетерпе­ние ордынских воинов наказать русских за непокорность. Ордынское войско шло в наступательный поход оно двигалось на Русь, и это движение, приостановлен­ное ночью и туманом, сейчас же в силу инерции возоб­новилось, как только начал рассеиваться туман. У Ма­мая еще оставалась возможность задержать битву, но этой возможности его лишил Дмитрий, введя в бой сто­рожевой полк, в ряды которого он встал как рядовой воин.

«Сказание о Мамаевом побоище» и летописные из­вестия указывают, что битву начинал сторожевой полк и передовые отряды Мамая, ну а мы обязаны задуматься над тем, в чем смысл выхода вперед сторожевого полка, откуда возникла легенда о поединке Пересвета и Челюбея?

С точки  зрения тактики, избранной Дмитрием, столкновение конного сторожевого полка с авангардом Орды — действие совершенно ненужное. Однако вспомним, что за спиной русского войска где-то уже неподалеку был Ягайло!

Всякая оттяжка битвы могла оказаться на руку Мамаю. Вот в чем причина того, что Дмитрий выдвинул вперед конный сторожевой полк. Втянуть в сражение Мамая — вот в чем состояла уже не тактическая, а стратегическая задача. Авангард Орды принял вызов. Это была богатырская разминка, проба сил и обычное для ордынцев желание, разгорячив противника, заманить его в засаду. Отсюда и вызов Челюбея, который был принят Пересветом.  Битва началась, остановить её Мамай уже был не в силах…

Как размещалось русское войско?  На высоте водораздела тесным строем встала пе­шая рать — большой полк, в который были сведены все городовые полки. Его правый фланг был надежно защищен болоти­стыми берегами Непрядвы и Нижнего Дубика. Дабы эту защиту усилить, чтобы правый фланг вообще не вызы­вал опасений во время битвы, его заслонили тяжелово­оруженной конницей, псковскими и полоцкими конны­ми дружинами. Закованные в доспехи всадники на ко­нях в броне не годились для боя в поле, но сбить, их тесно сомкнутые ряды, легкой коннице было не дано.

Конный полк правой руки в ходе боя неоднократно отбрасывал атакующих ордынцев, но в преследование не переходил. Главные события должны были развернуться на ле­вом фланге. Дмитрию Ивановичу и его воеводам, ко­нечно же, было известно, что правое крыло Орды было крылом атаки. Левый фланг русского войска защищали топкие берега Смолки. За левым флангом  князь Дмитрий расположил засадный полк и резерв пеших воинов.

После неудачи конных фронтальных атак Мамай спешил главные силы и начался непривыч­ный для Орды пеший бой. Он послал воинов своего правого крыла против полка левой руки, который состоял из князей и бояр, из русских витязей. Однако тактика русского войска была более активной, и битва разворачивалась по плану русского командования. Для победы нужно было организовать массовое уничтожение ордынской конницы, для чего и было задумано окружение правого крыла  ордынского войска. Старинный тактический прием, известный в далекой древности и много раз применявшийся Ордой: ложное бегство, заманивание в засаду. Полк левой руки и осуществлял заманное отступление.

Условия местности целиком отвечали этой задаче. Ордынцы прорвали  левый  фланг и устремились  к  знамени Княжьего Двора. Для этого им надо было перевалить за гряду, в ходе атаки они оказались в низине под ударом русской отборной конницы, устремившейся с высоты на равнину. Полк левой руки «не выдержал» массированного удара противника, начал отступать и оторвался от большого полка.

Когда в прорыв, в стальной мешок втянулось как можно больше ордынцев, навстречу противнику, действовавшему в тылу большого полка, ударил Дмитрий Ольгердович во главе кованой рати, и Дмитрий Волынский ввел в бой засадный полк. Начался разгром Орды. В это же время перешел в наступление полк правой руки, заворачивая свой левый фланг в тыл пешей фа­ланги противника.

Ордынская конница побежала. Мамай сначала хотел защищаться, окружив свой стан чапарами (высокими и широкими щитами, за которыми могли укрыться до десятка воинов). Но попытка перейти к обороне не удалась, и он кинулся прочь. На поле пешие и конные полки уничтожали силы ордынцев, а те, кому удалось вырваться из окружения, мчались, загоняя коней. Московский конный полк во главе с князем Владимиром Андреевичем преследовал ордынцев до Красивой Мечи.

Таким образом, на Куликовом поле Орда имела превосходство в коннице и угрожала русским флангам. Орда стреми­лась окружить русских и пробить их строй таранным ударом. Русские приняли бой в активной обороне. Надо было отразить таран­ный удар Орды, спешить ее и затем опрокинуть её пехоту. Надо было снять численное превосходство в коннице сложным маневром левого фланга: сначала отступить, заманить правый фланг Орды в засаду, уничтожить его, а потом уже взять в окружение ее главные силы. И всё это удалось выполнить. С точки зрения военного искусства Куликовская битва являет собой непревзойденный при­мер использования всех тактических приемов для достижения победы.

Эхо Куликовской битвы прокатилось по всему тогда обозримому миру. Неожиданно для Западной Европы Русь восстала из пепла, возродилась из мертвых…

Поединок Александра Пересвета с Челубеем

Многие подробности биографии А. Пересвета — этого славного воина-святого в точности не известны. По одним сведениям, он родился на Брянщине, в селе Супоневе, в боярской семье. Однако затем Пересвет решил принять монашеский постриг. В каком монастыре произошло это событие, опять-таки не известно в точности, но, возможно, Александр стал иноком в Ростовском Борисоглебском монастыре. Известно, что к 1380 году Пересвет был монахом в Троице-Сергиевом монастыре (тогда он еще не был лаврой).

Возможно, имя монаха так и не было бы прославлено никогда в русской истории, если бы не Преподобный Сергий Радонежский. Именно он, когда к нему за благословением накануне Куликовской битвы прибыл Дмитрий Донской, предложил князю взять с собой двух иноков, которые выделялись среди прочих физической и духовной силой. Это были Александр Пересвет и Андрей Ослябя. Перед отъездом на битву Пересвет долго молился перед иконой святого воина Дмитрия Солунского, а на память о себе оставил братьям посох, сделанный из ствола яблони. Он вплоть до начала XX века хранился в Рязани.

Пересвету предстояло сыграть в грандиозной битве особую роль. Столкновение двух гигантских армий — 100-тысячного войска Мамая и русской дружины — должен был открыть поединок двух витязей, которому придавалось особое значение. Кто победит, на той стороне будет и удача в главном бою… Поэтому монголы выставили со своей стороны знаменитого бойца — мирзу Челубея (иногда его называют Темир-Мурзой и Таврулом). Он не проиграл еще ни одного начального поединка, и монголы были заранее уверены в своей победе.

И тогда вперед на коне выехал Александр Пересвет. Один его вид поразил противника — в отличие от защищенного доспехами Челубея, Пересвет был облачен только в Великую Схиму — монашеское одеяние с большим крестом. В 11 часов утра 8 сентября 1380 года передовые линии обеих армий замерли, следя за тем, как русский воин-инок и татарский мурза стремительно понеслись навстречу друг другу с копьями в руках…

Удары обоих оказались смертельными. Но мертвый Челубей выпал из седла, а смертельно раненного русского витязя конь примчал обратно к своим. Завершение поединка стало началом великой битвы, подвиг Пересвета — началом огромного общего подвига…

После Куликовской победы тело погибшего Пересвета (а также павшего в битве Андрея Осляби) было привезено в Москву и торжественно погребено в «каменной палатке» рядом с храмом Рождества Пресвятой Бородицы в Старом Симонове. Сейчас над предполагаемым местом захоронения Пересвета и Осляби воздвигнуто деревянное надгробие. Русская православная церковь причислила Александра Пересвета к лику святых, его память отмечается 8 сентября.

В честь легендарного богатыря назывался эскадренный броненосец русского флота, участвовавший в Русско-японской войне 1904-1905 гг., в современных ВМС России так называется большой десантный корабль Тихоокеанского флота. В Брянске установлен памятник Пересвету, а 2 мая 2000 г. название «Пересвет» получил бывший поселок Новостройка в Сергиево-Посадском районе Московской области.

продолжение

Статья написана по материалам книги И.Б. Греков, Ф.Ф. Шахмагонов «Мир Истории. Русские земли в XIII – XV веках», М., «Молодая гвардия», 1986 г.