1 января

Начался   третий период Великой Отечественной  войны. Советский Союз в действующей армии имел 6 165 тыс. солдат и офицеров, 88,9 тыс. орудий и минометов, 4,9 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, 8500 самолетов. Германия и её союзники имели на Восточном фронте 4906 тыс. человек, 54570 орудий и минометов, 5400 танков и штурмовых орудий и 3073 самолета. Соотношение было в пользу Красной Армии по людям в 1,2 раза, артиллерии — в 1,6, по самолетам — в 2,8 раза; по танкам 1,1 в пользу Германии. («50 лет Вооруженных Сил СССР», М., Воениздат, 1968 г., с. 396-397).

Войска 2-го Прибалтийского фронта под командованием генерала Попова М.М., преследуя соединения 16-й немецкой армии, продвинулись на 1214 км в северном   направлении  от Невеля.

Корабли КБФ продолжали пе­ревозить войска, вооружение и снаряжение морем и на ораниенбаум­ский плацдарм.

2 января

Войска 2-го Прибалтийского фронта, преследуя соединения 16-й армии противника на невельском направлении, вышли на рубеж оз. Каратаи, Ровное, Жукове.

Партизаны диверсионной группы 5-й Ленинградской партизан­ской бригады пустили под откос воинский эшелон противника на же­лезнодорожном участке Плюсса — Струги Красные. В результате кру­шения разбит паровоз, 4 пассажирских и 12 товарных вагонов. Убито и ранено более 200 солдат и офицеров противника.

3 января

Войска 13-й армии 1-го Украинского фронта в ходе Житомирско-Бердичевской наступательной операции освободили город и железнодорожный узел Новоград-Волынский.

На территории СССР сформирована 2-я чехословацкая пехот­ная бригада.

4 января

Войска 2-го Прибалтийского фронта освободили от противника железную дорогу Великие Луки — Невель.

Войска 1-го Украинского фронта, выполняя задачи Житомирско-Бердичевской наступательной операции, освободили города Белая Церковь и Жашков. В боях за Белую Церковь отважно сражалась 1-я Чехословацкая бригада под командованием генерала Л. Свободы.

Президиум ВС СССР принял Указ о награжде­нии прославленных руководителей украинских партизан Героев Совет­ского Союза Ковпака С.А. и Федорова А.Ф. второй медалью «Золо­тая Звезда» за образцовое выполнение боевых заданий командования в тылу противника.

Авиация Черноморского флота наносила удары по транспорт­ным средствам противника в районе Очакова и Феодосии. Повреждено и выведено из строя более десяти десантных барж.

5 января

Войска 1-го Украинского фронта в ходе наступательных боев освободили города Бердичев и Тараща.

Войска 2-го Украинского фронта, под командованием генерала армии Конева И.С. начали Кировоградскую наступательную операцию с целью поражения 8-й и части сил 6-й армий противника, которая закончилась 17 января 1944 г.

В газете «Правда» опубликовано  сообщение,  что  в  Киеве возобновили  работу заводы: «Транссигнал», «Красный экскаватор»,   имени  Дзержинского; железнодорожный узел; молочный комбинат; хлебопекарни; 52 школы; несколько больниц; 16 поликлиник; 13 консультаций; 4 детские боль­ницы; открыто 116 магазинов и 1840 столовых.

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что трудящиеся Нарымского округа Новосибирской области, передали в помощь колхозникам Воронежской области 3586 голов различного скота.

6 января

Войска 1-го Украинского фронта в ходе успешного наступления освободили города Чуднов и Городница.

7 января

Войска 2-го Украинского фронта ворвались  в   Кировоград и завязали ожесточенные бои по освобождению города.

В Баренцевом море, в районе Альта-фиорда, подорвался на советских минах и затонул вражеский транспорт «Наталь» (3172 т).

В газете «Правда» опубликовано сообщение, что в Донбассе развернулись строи­тельно-монтажные восстановительные работы более чем на 150 основных шахтах, на которых занято около 60 тыс. рабочих. Одновременно восстанавливаются заводы угольного машиностроения и дома шах­теров.

Воспоминания

Привожу фрагменты из книги маршала Конева И.С. «Записки командующего фронтом» о Кировоградской наступательной операции: «…Оборона противника, построенная по системе сооружений полевого типа, была недостаточно глубокой и на ряде участков была занята недоукомплектованными, основательно потрепанными в предыдущих боях, но еще боеспособными соединениями врага… Местность района боевых действий открытая, бедная растительностью, изрезанная большим количеством глубоких балок, идущих в основном перпендикулярно оси нашего наступления. Все это создавало известные трудности для действий наших войск, особенно танков. К тому же гитлеровцы умело использовали для обороны высоты и населенные пункты, зачастую очень крупные, которые также были оборудованы как узлы сопротивления. Противник имел возможность по долинам и балкам скрытно маневрировать своими резервами, а также укрывать свои артиллерийские и минометные позиции…

Мне очень не хотелось, чтобы немцы оборонялись с «комфортом», в хороших условиях большого города. Нужно было выгнать их в поле и бить на открытом месте, не разрушая городских построек…

В этой операции, рассчитанной на стремительность удара, особо важная роль отводилась подвижным войскам: 7-му механизированному корпусу и 5-й гвардейской танковой армии. Они получили следующие задачи: 7-й механизированный корпус к исходу первого дня наступления должен был выйти в район Грузное, разъезд Лелековка, перерезать пути, идущие к городу с запада и северо-запада, и 86 содействовать общевойсковым соединениям в овладении Кировоградом…

Следует подчеркнуть, что хотя мы и не имели сколько-нибудь значительного общего превосходства над противником, но на избранном для наступления участке (80 км), составлявшем примерно треть полосы фронта, была сосредоточена довольно сильная группировка наших войск: 30 стрелковых дивизий из 56 (кроме того, еще 3 дивизии находились во фронтовом резерве), 5 механизированных и танковых корпусов (не считая 2 корпусов, находившихся в резерве фронта на восстановлении). Здесь было собрано 100% танковых и механизированных войск и около 60% артиллерии…

В ночь на 4 января в полосе 5-й гвардейской армии силами батальонов, рот была проведена разведка боем. В ходе ее все командиры стрелковых дивизий и командующие артиллерией были на наблюдательных пунктах. Данные этой разведки были использованы для уточнения целей артиллерии и для постановки задач частям и подразделениям.

В соответствии с планом 5 января в 8 часов 10 мин. началась 50-минутная артиллерийская и авиационная подготовка. Ее результаты были успешными: в значительной степени была подавлена система огня противника на переднем крае, разрушены ближайшие опорные пункты в глубине…»

Из книги Бабаджанян А.Х. «Танковые рейды 1941 – 1945», М., «Яуза», «Эксмо», 2009, с. 184-185.

Утром у Чернорузки произошло встречное сражение бригад нашего корпуса с колоннами вновь подошедшей сюда 20-й мотодивизии противника. В ходе короткого, но стремительного боя наши 1-я танковая и 20-я механизированная гвардейские бригады наголову разбили два вражеских мотополка, захватили большое количество техники, артиллерии, минометов, автомашин, самоходных орудий. Основные силы бригад выскочили к южной окраине Казатина.

У села Чернорузка я остановил свой танк, потому что дорогу ему преградила большая группа немецких военнопленных. Вглядевшись, я разинул рот от изумления — вся колонна, человек 300, двигалась в сопровождении всего лишь одного нашего бойца.

Остановив колонну, ко мне подошел совсем молодой автоматчик, вполне из того самого «пионерского лагеря», и четко доложил:
— Красноармеец Пигарев сопровождает военнопленных в количестве 273 человек!
— И вы — один — не боитесь, что эта орава может разбежаться?
— Да куда им деваться, товарищ полковник, — улыбнулся солдат. — Они нынче смирные стали… (Николай Пигарев погибнет через несколько месяцев, при форсировании Днепра, повторив подвиг Александра Матросова).

Действительно, иные нынче времена… При освобождении Казатина враг понес колоссальные потери, помимо техники и вооружения наши войска захватили множество складов продовольствия, горючего. В этих боях немеркнущей славой покрыли себя командир 69-го гвардейского танкового полка подполковник И.Н. Бойко, старший лейтенант В.Н. Подгорбунский, лейтенант П.Ф. Гриболев, старшина М.И. Бушилов — всем им присвоено было звание Героя Советского Союза.

И.Н. Бойко был назначен военным комендантом Казатина. Бойко явился ко мне и с порога заявил:
— Обращаюсь к вам как к начальнику гарнизона города Казатина. Я танкист. Могу танк водить, могу немцев бить, могу, наконец, полком командовать, а не со старушками дело иметь. «Сынок, у меня хату разбило, где мне жить теперь?» А другая тоже: «А где мне теперь свою скотину отыскать?..» А третья… тьфу, прости господи… Товарищ полковник! Официально заявляю: не справлюсь я с обязанностями коменданта. Освободите.
— Слушай, Иван Никифорович, ты же знаешь, что твое назначение — приказ командарма!
— Знаю, потому и обращаюсь по команде. Я строевой командир.
— А я, по-твоему, из интендантов?

Бойко смутился. Не дав ему опомниться, я продолжал:
— Ты знаешь, что Подгорбунского и Бушилова к Герою представили?
— Знаю… — непонимающе протянул Бойко. — Они эшелон с военнопленными, которых немцы живьем сжечь хотели, отбили…
— Не все знаешь. Еще в этом эшелоне было много мирных жителей, которых должны были отправить в Германию, в неволю. Теперь понял, к чему я? Не понял. Так вот, кто, по-твоему, ими сейчас заняться должен — кров им дать и хлеб? А кто порядок в городе наводить будет? По-твоему, если танкист, так тебе, кроме танков, ни до чего дела нет? Понял или нет?

Иван Никифорович понял. А дел у нас с ним было в Казатине по горло. Кроме всего, противник в бессильной злобе из-за потери Казатина решил смести его с лица земли дальнобойной артиллерией, которая остервенело била прямо в центр города. Пришлось срочно выводить войска, эвакуировать часть населения, вывозить захваченные трофеи. Вскоре 11-й гвардейский танковый корпус далеко отбросил противника, артобстрел прекратился. Жизнь в городе входила в нормальную колею…