Владимира Михайловича Максимчука (8 июня 1947 г. – 22 мая 1994 г.) называют «пожарным генералом», «пожарным-полководцем», «пожарным с большой буквы» – и все это правда. Правда и то, что Владимир Максимчук стал первым пожарным, награжденным за тушение пожаров Золотой Звездой, поэтому звание Героя России (не Героя Советского Союза, а Героя Российской Федерации – потому что посмертно) имеет большой удельный вес.

Действительно, в биографии Владимира Максимчука достаточно примеров и фактов, чтобы остаться в героической истории пожарной охраны страны, в героической летописи ликвидаторов Чернобыльской катастрофы – в качестве истинного патриота России, выдающегося пожарного-полководца второй половины двадцатого века.

* * *

С первого до последнего дня своей работы и до последнего дня своей жизни Владимир Максимчук состоял на службе у Ее Величества Пожарной охраны, которой дал присягу раз и навсегда – во имя спасения мирного населения от огненных бедствий. Все его существование было пронизано идеей служения людям, своему народу, своей Родине. В самом деле, тот период истории пожарной охраны России (а прежде – СССР), который выпал на время службы Владимира Михайловича, был целой эпохой. Да и его жизнь – это целая эпоха…

Генерал-майор внутренней службы Максимчук В.М.

Генерал-майор внутренней службы Максимчук В.М.

В историю пожарной охраны Владимир Максимчук вошел как:
Герой Чернобыля. Своим личным героизмом предотвратил развитие трагедии на Чернобыльской АЭС 22 мая 1986 года, спас жизнь и здоровье миллионов людей – такого примера не подал ни один из больших руководителей, находившихся там же.
– Незаурядная личность, крупный специалист, альтруист и фанат пожарного дела, один из самых выдающихся и уважаемых деятелей пожарной охраны СССР и России. Являлся примером готовности к самопожертвованию при выполнении профессионального долга – хрестоматийным образцом для подчиненных; поднял высоко престиж профессии огнеборца в стране.
– Деловой руководитель высокого ранга; специалист высшей квалификации по тушению крупных и сложных пожаров; талантливый организатор практического пожаротушения.
– Смелый новатор и апологет передовых позиций в профессии. Обладая широким мировоззрением и государственным мышлением, будучи бескорыстным и окрыленным идеями преобразований, привнес высокую культуру в свою профессию, заставил уважать и ценить человека–пожарного в обществе.
– Неутомимый воспитатель молодого поколения пожарных. Поставил во главу угла воспитание кадровой смены – высококвалифицированных специалистов мужественной профессии пожарного. При этом жестко поставил вопрос об интеграции учебного процесса с практикой.
– Вдохновитель побед советских и российских спортсменов в пожарно-прикладном спорте; руководитель Федерации, поставивший пожарно-прикладной спорт на принципиально новую основу.
– Один из основоположников и разработчиков Федерального законопроекта «О пожарной безопасности».
– Инициатор создания эффективной общегосударственной системы безопасности и борьбы с авариями, катастрофами и стихийными бедствиями – отечественной службы экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации.
– Руководитель, применивший кардинальные меры по укреплению пожарной безопасности Москвы в конце 20–го века.

* * *

Владимир Максимчук успел пройти весь путь от лейтенанта до генерала; знал бесчисленные тяготы и проблемы рядовых и подчиненных, все постигал на самом себе – авторитет имел неподдельный. Собственный пример на пожаре — прежде всего. Приведу строчки из газеты 1970–х годов: «Его знали в лицо и командиры, и простые рядовые пожарной охраны – сколько раз они шли вслед за ним! Его принцип – нельзя заставить человека идти в огонь, можно повести его за собой – спас жизни тысяч людей».

* * *

Владимир Михайлович родился 8 июня 1947 года на Украине, в селе Добриводы Збаражского района Тернопольской области в трудовой семье. Детство и юность прошли на Житомирщине, в селе Демковцы Любарского района. Окончил среднюю школу в 1965 году, затем обучался в Львовском пожарно-техническом училище, которое закончил в 1968 году с отличием; после чего имел право выбора. Выбрал Москву – как раз в столице, начиная с 1965 года, части и подразделения военизированной пожарной охраны стали комплектовать за счет лиц, призванных на действительную военную службу, и гарнизону были необходимы молодые офицеры, способные работать с солдатами.

За двенадцать лет работы в Московском гарнизоне был пройден путь от начальника караула ВПЧ (военизированной пожарной части) до начальника отделения в Управлении пожарной охраны (УПО) Москвы; по меркам того времени – немало. С декабря 1980 года – откомандирован в распоряжение Главного управления пожарной охраны (ГУПО) МВД СССР, где и стал служить до марта 1985 года – в должности заместителя начальника оперативно–тактического отдела (начальника оперативно–тактического отдела пожаротушения и пожарной техники – при изменении штатного расписания); с марта 1985 года по март 1989 года – начальник оперативно–тактического отдела (начальник оперативно–тактического отдела пожаротушения и пожарной техники – при изменении штатного расписания);

Максимчук В.М., Набережные Челны, 1989 г.

Максимчук В.М., Набережные Челны, 1989 г.

С марта 1989 года по январь 1990 года – заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР; с января 1990 года по август 1991 года – Первый заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР; с августа 1991 года по июнь 1992 года – Первый заместитель начальника Главного управления пожарной охраны и аварийно-спасательных работ МВД СССР; с июня 1992 по май 1994 годы возглавлял Управление пожарной охраны Москвы, которое и стало его последним местом службы, последним подвигом жизни…

* * *

Вторая ВПЧ стала стартом в служебной биографии: боевая подготовка личного состава подразделений в казарме и дежурных караулах, занятия с личным составом части, воспитательная работа, изучение района выезда, тушение пожаров, участие в спортивной жизни гарнизона. Кроме того – началась учеба на заочном отделении Высшей школы МВД СССР на факультете инженеров противопожарной техники и безопасности (учиться очно не отпускали).

Пятидесятая ВПЧ – начало командирской работы, командирской ответственности, широкое поле деятельности для молодых и серьезных. Характер работы остался тем же, но с усилением ответственности по всем параметрам. Владимиру Михайловичу добавилось забот и по хозяйственной части. За годы его работы здесь был оборудован и оснащен инвентарем спортивный городок – уделялось большое внимание физической подготовке молодежи.

Проводилась постоянная воспитательная работа, продолжилась преемственность поколений – связь с ветеранами труда, встречи и беседы с участниками Гражданской и Великой Отечественной войн. Командир дневал и ночевал со своими солдатами, особенно при подготовке каких-то важных мероприятий и событий. Затем – работа заместителем начальника 1–го отряда – начальником штаба в/ч 5111. Район действия отряда – весь центр Москвы, где обстановка с пожарами всегда была сложная, и забот у Максимчука прибавилось.

Из личных писем Владимира Максимчука

27 ноября 1968 г.: «Я же встречаю Новый год со своими воспитанниками, которые тоже хотят порадоваться празднику. Сейчас их у меня прибавилось, стало больше на двадцать человек, а всего – семьдесят. Вот только вчера они приняли присягу, и на всю жизнь запомнят те торжественные минуты, волнующие слова. Сегодня они уже правомочные солдаты–воины. Это замечательно! Кто из молодых парней этого не прошел, тот имеет мало шансов считать себя смелым и мужественным человеком – в прямом смысле этих слов. Армия – трудная школа, но необходимая для мужчины…» 20 октября 1970 г.: «Служба забирает у меня все… Выхода не вижу…» 11 января 1971 г.: «Не умею я притворяться, лицемерить, быть удобным и угодливым, не могу перекладывать на чужие плечи то, что должен сделать сам».

Учебный полк, строевой смотр, Москва 1978 г.

Учебный полк, строевой смотр, Москва 1978 г.

Следующий этап – Учебный полк, здесь новобранцев предстояло «ввести в профессию», а затем отправлять в войсковые части столичного гарнизона. В памяти многих, знавших его в тот период, Владимир Михайлович остался именно начальником штаба Учебного полка. Учебный полк — это прямое попадание, совпадение его планов и идей с идеями и задачами подразделения, предназначенного обучать молодых солдат профессиональному мастерству, искусству тушения пожаров, подчас — «высшему пилотажу»: и пожар потушить, и в живых остаться. Затем – должность, должность начальника отделения боевой подготовки штаба Управления пожарной охраны (УПО) Москвы, где проявил себя с самой лучшей стороны.

Переломный момент: в декабре 1980 года майора Владимира Михайловича Максимчука пригласили в Главное управление пожарной охраны (ГУПО) МВД СССР; был нужен грамотный и инициативный сотрудник, способный вести оперативное направление службы. Владимир Михайлович энергично включился в работу, которая была сориентирована на решение проблем пожарной безопасности, на совершенствование службы пожаротушения в стране.

Оперативное реагирование – проблема из проблем! Работа в отделе, совещания, учения, разработка и внедрение новой техники, развитие научного звена, работа с гарнизонами страны, дальние и сверхдальние поездки по республикам и окраинам, сложные и сверхсложные ситуации – и по профессиональным, и по человеческим меркам, тушение масштабных пожаров, мобилизуя подчиненных… Не менее важно – активное участие в разработке нормативных документов по боевой подготовке личного состава пожарной охраны.

Москва научила многому, а за пять лет работы в главке, работы на более высоком уровне ответственности, работы в различных ситуациях, с разными людьми, в разных районах страны у Владимира Михайловича расширился кругозор, появился новый опыт. Все это оказалось очень нужным и полезным во всех отношениях, и очень скоро пригодится – по большому счету! Как писал сам в рабочих записях, «оперативное реагирование – проблема из проблем!» Писал также и о том, что при всех неурядицах, царящих кругом, все же «в пожарной охране должен быть особый порядок, а если это не так…»

Из рабочих записей Владимира Максимчука, 1985 –1986 гг.

«Проверка …АЭС. Проанализировать все по АЭС. Срок – один месяц. Изучение справок по направлениям. Крупные пожары. ГДЗС (Газодымозащитная служба). Что делается? – Дрожь берет, когда читаешь справки!.. Перед отделами и главком стоит вопрос: АЭС. Нормы проектирования – их нет. Правил – нет. ГДЗС – ??? Психологическая подготовка сотрудников личного состава по охране АЭС. Подготовка обслуживающего персонала. Подбор начальников частей по охране АЭС. Помощи в этом вопросе нет… Всю работу по АЭС надо объединить в один кулак! Проблемы создания средств индивидуальной защиты. Защитная одежда. Боевая одежда. Защита от аммиака? Специальная конструкция для АЭС. Самоспасение… Что сделать? – Повсеместно изменять всеобщее отношение к вопросам пожарной безопасности».

* * *

Чернобыль – особая веха, особый случай, особая отметка… К началу чернобыльских событий Владимир Михайлович по долгу службы занимался вопросами атомных станций, понимал, что ряд проблем далеко не решен – пытался их разрешить. И вдруг… Или не вдруг? Ночью 26 апреля 1986 года нам домой позвонил дежурный по главку, коротко передал о пожаре на атомной станции в Чернобыле. Так Владимир Михайлович раньше других узнал и расшифровал страшное сообщение о трагедии, подобной которой еще не было.

Участники ликвидации пожара на ЧАЭС в ночь с 22 на 23 мая 1986 г., Чернобыль, 1986 г.

Участники ликвидации пожара на ЧАЭС в ночь с 22 на 23 мая 1986 г., Чернобыль, 1986 г.

Чернобыль… А где хоть это, в какой части страны? Я тогда ничего еще не знала, но точно догадалась, что с радиацией шутки плохи, что даром не пройдет, (уже гибнут люди!), что лучше сразу отдать полжизни, чем туда ехать – но кто же меня слушал? Владимир Михайлович срочно вызвал машину, поехал на работу. Все остальное постепенно просачивалось из разноречивых источников: сам факт катастрофы, оценка ее специалистами, реакция общества. Но, в общем, – словно ничего такого не ждали – многих тогдашних руководителей застал врасплох набор цифр: 1,2,3,4, секретно, что означало: 1 – загорание на станции; 2 – крупный пожар; 3 – выход радиации; 4 – есть пострадавшие и погибшие. Потом эту новость узнали все. В главке было жарко от Чернобыльского пожара, и сотрудники стояли перед неизбежностью встречи с его последствиями…

* * *

Катастрофа, грянувшая на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС ночью 26 апреля 1986 года, в одночасье перевернула жизнь миллионов людей и стала проблемой целого мира. Однако, совсем не многие знают о том, что случилось на АЭС спустя почти месяц после апрельского взрыва. Сразу же, когда после пожара 26 апреля, когда личный состав по охране ЧАЭС выбыл из строя, на станции уже действовал сводный отряд из пожарных частей всей страны – Советского Союза. Пожарные подразделения выполняли ряд работ по ликвидации последствий катастрофы, решали множество самых различных задач.

От ГУПО МВД СССР на место катастрофы в Чернобыле поочередно выезжали руководители – для руководства сосредоточившимися там силами пожарных. Пришла очередь – и Владимир Михайлович Макисимчук, подполковник внутренней службы, начальник оперативно-тактического отдела ГУПО МВД СССР, Член Правительственной комиссии по ликвидации последствий катастрофы, направился в Чернобыль, вскоре после празднования Дня Победы. Наверное, эта поездка, не обернулась бы для него так, если бы…

В самом конце командировки, в ночь с 22 на 23 мая 1986 года, разразился роковой пожар в помещениях главных циркуляционных насосов третьего и четвертого блока. Развитие пожара неминуемо вело к выходу из режима третьего блока ЧАЭС, что грозило страшной катастрофой, и последствия ее, по оценкам специалистов, были бы гораздо серьезнее, чем последствия катастрофы 26 апреля 1986 года. Этот пожар стал главным испытанием, выпавшим на долю Владимира Михайловича, потушившего к этому времени десятки сложных пожаров по всей нашей стране. Именно в чернобыльской ситуации он ярко проявил себя как профессионал и как человек: сумел не растеряться, дал себе отчет в том, чем это грозит реально людям и станции.

Все высокое руководство, находившееся «за тридевять земель», по существу, самоустранилось от решения вопросов тушения, и простому подполковнику пришлось полагаться только на себя (интересно, как бы вышестоящие начальники отчитывались перед руководителями государства, если бы Максимчук не выручил их всех сразу?). Несмотря на серьезную радиационную рану на ноге (!), полученную незадолго до пожара при обходе территории АЭС, Владимир Михайлович прибыл безотлагательно к месту аварии, принял личное участие в разведке и в тушении. При всем этом главное – в отношении к людям, в стремлении сберечь их жизни, что явилось проявлением высочайшего профессионализма и человеколюбия.

Дело в том, что в уставных документах пожарной охраны МВД СССР не было указаний к действию оперативных подразделений по тушению пожаров на атомных объектах, что стало причиной гибели 28–ми человек на пожаре на ЧАЭС 26 апреля 1986 года. Но Максимчук поступает промыслительно, с опережением установок. Он избрал верную тактику посменного тушения в условиях повышенной опасности (в каждой смене – 5 человек), ограничил пребывание каждой смены в опасной зоне (до 10 минут), чтобы люди не переоблучились.

Когда двенадцатичасовое тушение подходило к концу, Владимир Михайлович уже не мог стоять на ногах. С поля сражения, с лучевыми ожогами голени и дыхательных путей, его увезли в Киевский госпиталь МВД. К машине несли на носилках – сильно тошнило, почти рвало, говорить громко не мог. Под капельницами он провел около месяца, а дальше – предстояли мытарства, тяжкие болезни, малоэффективное, изнуряющее лечение, очередные дела.

Из маршрутного листа, хранящегося в музее Чернобыля в Киеве, написанного Владимиром Максимчуком в феврале 1991 г.

«…23 мая 1986 года в 02 часа 10 минут дежурный по штабу доложил о получении сообщения с Чернобыльской АЭС о пожаре в помещениях 402 и 403. В 02 часа 30 минут с группой офицеров прибыл на станцию… Находился на станции до 14 часов 30 минут. Средств защиты, за исключением респиратора–лепестка, не имел. Обут был в кеды, другая обувь не подходила.

…Вместе с дозиметристом по коридору диаэраторной этажерки, соединяющей 3–й и 4–й блоки, ушли на разведку пожара. Со стороны транспортного коридора разведку проводил караул. НАХОДЯСЬ В ТУННЕЛЕ, ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ О ТУШЕНИИ ПОЖАРА ЗВЕНЬЯМИ, О ЧЕРЕДОВАНИИ СМЕН, СОСТОЯЩИХ ИЗ ПЯТИ ЧЕЛОВЕК И О ДОСТАВКЕ ИХ В ТРАНСПОРТНЫЙ КОРИДОР НА БТР–ах. Принять такое решение мне было не просто, зная Боевой устав пожарной охраны. Но и сегодня, спустя почти пять лет, считаю это решение единственно правильным.

…До 6–и часов утра я находился в разных местах, периодически – в месте тушения, возле АБК, где сосредотачивались силы, БЩУ–1; сказать точно, где и сколько – не могу. Где-то около 6–и часов утра, может быть, и раньше, почувствовал боль в груди – такое состояние, что кто-то насыпал горящих углей. Боль все усиливалась и продолжалась еще долго, пока находился в госпиталях. Стало больно говорить, трудно передвигаться (нога!). В 14 часов 30 минут, оставив группу пожарных на АЭС, дал отбой другим силам, уехал со станции – думал, немного отдохну и буду работать дальше, хотя ЗЕМЛЯ УХОДИЛА ИЗ–ПОД НОГ. Но врачи отправили в госпиталь МВД УССР.

…Потом, да и сегодня – понимаю, что тогда произошло… Прошло 5 лет какой-то борьбы, скитаний по клиникам, больницам и госпиталям. Быстро устаю, мало радости, но слава Богу, есть жизнь, вижу близких, есть работа, поэтому… Сравнивая прожитые годы, понимаю, что сегодня лучше, чем вчера… «Вылетели» из жизни 1986–1987 годы, стало лучше в 1990–е. Морально смирился с тем, что нет всего того, что было до мая 1986 года».

Умелые действия Владимира Максимчука спасли людей (более трехсот человек!), станцию и, как говорят, полпланеты, но стоили ему жизни… Предложенная им тактика тушения пожаров на атомных объектах прежде не имела аналогов и впоследствии стала достоянием мирового сообщества пожарных. Сам же пожар попал в разряд «секретных», подвиг долго скрывали, зато последующие страдания были явными, и скрыть их было невозможно… По современным методам подсчета Владимир Михайлович получил не менее 700 рентген. И только сила воли, твердость характера, высокая мораль позволяли не просто выживать, но и вершить большие дела. Никаких наград ему не полагалось. Нет подвига — нет героев — нет наград!

Госпиталя, больницы, врачи, работа, командировки, пожары… Положение дел усугублялось нарастающим натиском болезни и участием в ликвидации других чрезвычайных ситуаций в стране. Пожаров и катастроф меньше не становилось… Сложных и секретных пожаров хватало – с избытком.

Краткий официальный перечень значительных происшествий за пятнадцать последних лет жизни Владимира Михайловича (если чего-то не пропущено) выглядел бы примерно так:
– олимпиада в Москве, 1980 г.;
– сложный подземный пожар на станции метро «Октябрьская», Москва, 1981 г.;
– крупные пожары в гостинице «Россия», Москва, 1977 и 1987 гг.;
– радиационная катастрофа на Чернобыльской АЭС, 1986 г.;
– землетрясение в Армении, трагедия Спитака и Ленинакана, 1988 г.;
– обширная авария на продуктопроводе Урал – Западная Сибирь, 1988 г.;
– химическая катастрофа на комбинате минеральных удобрений в Ионаве, Литва, 1989 г.;
– сложный пожар на нефтеперерабатывающем заводе в Капотне, Москва 1985 г.;
– общественно–политический конфликт в Нагорном Карабахе, 1990 г.;
– политическая ситуация в Баку, 1990 г.;
– тяжелые события в Москве (политическая ситуация в 1991 г., пожар в Останкино, Белом доме и мэрии в 1993 г., пожар в 25–этажном жилом доме на проспекте Маршала Жукова в 1993 г., трагедия на Дмитровском шоссе в 1993 г. и т. д.).

Пожар на проспекте Маршала Жукова, 31. Москва, 1993 г.

Пожар на проспекте Маршала Жукова, 31. Москва, 1993 г.

* * *

Один из значительных пожаров – крупномасштабный пожар 20–23 марта 1989 года на комбинате минеральных удобрений «Азотас» в литовском городе Ионаве, где 20 марта 1989 года взорвался резервуар с 7000 тонн аммиака. Разразилась обширная катастрофа, названная шведскими учеными «химическим Чернобылем». Такой трагедии Литва еще не знала. Непосредственная опасность угрожала городу с населением в 50000 жителей. Литовские пожарные обращались к Максимчуку персонально.

Прибыв на место катастрофы, Максимчук распорядился привлечь силы пожарной охраны Белоруссии и ближайших областей РСФСР, доставить на место ликвидации пожара 7 мощных насосных станций. В течение дня 21 марта массированной подачей огромного количества воды удалось залить горящие удобрения и остановить химическую реакцию. Люди работали в ядовитом облаке в защитных комплектах и противогазах. К вечеру 22 марта пожар был ликвидирован полностью. Как и в Чернобыле, Максимчук организовал работы подчиненных посменно; смены менялись, а Максимчук никогда не менялся, не изменился и теперь, оставаясь с каждой сменой, себе сам говорил: «С места не сойду!» Действия пожарных по ее ликвидации изучаются в учебных заведениях как пример наиболее эффективных и оперативных действий при ликвидации пожаров на химических производствах.

Из числа работавших пожарных 1 боец погиб, 216 человек получили ожоги и отравления, в том числе сам полковник Максимчук. Только 23 марта, в результате правильных и своевременно принятых мер, самоотверженной работе людей и проявленного при этом мужества, горение было полностью прекращено. Катастрофа в Ионаве, так же как и в Чернобыле, по оценкам разноплановых специалистов, не имела аналогов в стране.

Действия Владимира Михайловича, его эрудицию и организаторские способности, проявленные при ликвидации аварии, высоко оценил Министр министерства по производству минеральных удобрений СССР Николай Михайлович Ольшанский, присутствовавший на ликвидации этой аварии. Он же, восхищаясь действиями пожарных и проникаясь проблемами спасателей, дал обещание Владимиру Михайловичу выделить не менее одного миллиона инвалютных рублей на закупку за рубежом специальной техники для аварийно-спасательных работ, связанных с пожарами. Техника такого рода не производилась тогда на отечественных производствах, и было очень важно закупить ее как можно скорее. Министр выполнил это обещание, и очень скоро. Самочувствие же Владимира Михайловича после этого пожара стало гораздо хуже — болезни стали брать верх…

* * *

Уроки Чернобыля и Ионавы дали и положительные результаты – лишний раз показали, что с огнем и стихией шутки плохи. После возвращения из Литвы, соотнося эти события с происшедшим в Армении, пострадавшей от сил стихии двумя годами раньше, Владимир Михайлович уже ясно представлял себе острую необходимость создания в стране специальной эффективной общегосударственной системы безопасности и борьбы с авариями, катастрофами и стихийными бедствиями – отечественной службы критического реагирования на чрезвычайные ситуации.

Из статьи–интервью «Отряды риска и уроки огня», написанной по беседам с полковником внутренней службы Максимчуком В.М., Первым заместителем начальника ГУПО МВД СССР, февраль 1990 г.

«Начало любой катастрофы или аварии – самый опасный и критический момент. Кто первым обязан и по службе, и по совести прибыть на место происшествия и за счет умелых, четких, профессиональных действий спасти десятки, сотни, а может, и тысячи жизней? – Вот в чем ныне острота вопроса. Речь идет о создании специальных служб экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации.

Не секрет, сейчас многие ведомства имеют свои отряды риска. И каждая такая служба варится в собственном соку. Мы не знаем планы действий горноспасателей, соответствующих служб авиаторов, моряков, шахтеров, а они, в свою очередь, – наши заботы. По мнению пожарных, давно назрела необходимость создания государственной системы в стране по экстренному реагированию на чрезвычайные ситуации. Такие меры позволят объединить все ведомственные службы спасателей, а значит, и реагировать на любые ЧП более мощными, профессиональными силами».

Владимир Михайлович Максимчук, Первый заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР, много и плодотворно работает в этом направлении, ищет, находит и объединяет сторонников. Продолжаются поездки в зоны бедствий и катастроф, серия публикаций в центральной прессе, а также поездки «за опытом» в развитые страны. Особенно хочется подчеркнуть: всегда старался поделиться личным опытом спасателя, был профессиональным пожарным-спасателем и хотел научить этому других; недаром так часто его и называли «Спасателем».

Результаты обнадеживали. Таким образом, благодаря его упорству и личному участию в стране был заложен фундамент аварийно-спасательной службы – в структуре пожарной охраны, которая на тот момент была в составе МВД СССР, создана сеть специализированных отрядов по проведению первоочередных аварийно–спасательных работ (ставших прототипом современного МЧС России), организован выпуск новейшей пожарной техники, пожарно-технического вооружения и аварийно-спасательного оборудования.

В ноябре 1990 года Владимиру Максимчуку было присвоено звание «генерал-майор внутренней службы» – генеральские звания в те годы присваивали исключительно редко. Долгие годы Владимир Михайлович также являлся Председателем Президиума Российской Федерации пожарно-прикладного спорта – сборная команда, сначала СССР, а потом России, не выпускала пальму первенства на всех международных соревнованиях, проходивших под эгидой КТИФ (Международного комитета по предупреждению и тушению пожаров).

А время неумолимо! Владимиру Михайловичу целых восемь лет маячил смертельный приговор. Лечили его традиционные и нетрадиционные медики, гомеопаты, иглотерапевты и так далее, но толку было мало. Он сумел перенести несколько тяжелых операций (рак щитовидной железы и рак желудка). Однако… Болезнь прогрессировала. Выживал с трудом, но, едва восстанавливаясь, тут же выходил на работу. Оптимизма никогда не терял, продолжал кропотливо трудиться, добиваться поставленных целей, при этом так же, как и раньше, часто рисковал своей жизнью, ведь – «там гибнут люди!!!». Неуклонно продолжал свой путь, не удалялся в сторону, чтобы оставить в жизни то, что могло принести пользу другим.

Горизонты личности Владимира Михайловича, безграничны, тема его жизни – и есть тема долга, мужества, правды. Последняя занимаемая должность (июнь 1992 г. – май 1994 г.) – начальник Управления пожарной охраны Москвы, которое и стало его последним местом службы. За эти годы были произведены коренные изменения в работе службы столицы, на которые раньше потребовались бы десятилетия, начаты важные дела и решены животрепещущие проблемы по укреплению пожарной безопасности города – генерал Максимчук сделал напоследок все, что мог, в том числе:
– Сдвинут с «мертвой точки» вопрос по возведению депо, которых в Москве уже несколько лет назад было гораздо меньше установленных норм, особенно в районах новостроек; согласно принятому 9 ноября 1993 года Генеральному плану о строительстве в столице новых 47–и депо в пятилетний срок было построено в общей сложности 25 новых депо.
– Обновлен парк техники, созданы новые образцы техники, позволяющих решать нелегкие вопросы противопожарной защиты столицы, подготовлен к сдаче в эксплуатацию и начал работу современный комплекс службы «01» – Центр управления силами и средствами пожарной охраны (ЦУСС).
– Введен в строй Учебный центр по подготовке пожарных специалистов, конкурентоспособный с заграничными аналогами.
– Создан региональный специализированный отряд по тушению крупных и наиболее опасных пожаров; закуплена современная аварийно–спасательная техника.
– Преодолен барьер высотности зданий.
– Создана вертолетная пожарно-спасательная служба Москвы – первая в России.
– Значительно расширились и окрепли международные связи Москвы;
– В октябре 1993 года Москва была спасена от крупномасштабных пожаров в зданиях «Белого Дома» и мэрии Москвы, которые, разгорись в полную силу, был бы сродни Чернобыльскому пожару 1986 года или столичному пожару 1812 года.
– Проведена структурная перестройка УПО Москвы, объединены усилия двух основных направлений деятельности: службы пожаротушения и Госпожнадзора; созданы предпосылки для становления местных гарнизонов ГПС с учетом территориального деления на административные округа.
– Начата активная разработка законопроекта «О пожарной безопасности», других документов и норм, подготовлен переход гарнизона на контрактную службу.

* * *

Работать бы и работать, но нет! Болезнь более не могла дать отсрочки. В середине февраля 1994 года стало совсем плохо. После пожара в жилом доме на Ленинском проспекте, коварного и затяжного (этот пожар стал для него последним в жизни), он слег окончательно и на работу (не считая, все-таки, приемки вертолета службы «01» 12 марта 1994 года) больше не вышел…

Памятник Герою России генералу Максимчуку В.М. на Митинском кладбище, Москва, апрель 2006 г.

Памятник Герою России генералу Максимчуку В.М. на Митинском кладбище, Москва, апрель 2006 г.

Отечественные врачи отказались от безнадежно больного. В апреле 1994 года Красный Крест Швеции предложил Владимиру Михайловичу, последнюю попытку выжить. Он принял предложение, учитывая свое состояние, срочно вылетел в Стокгольм. Но все было поздно. Умер в Москве 22 мая 1994 года, пережив свой подвиг в Чернобыле ровно на восемь лет. Похоронен в Москве, на Митинском кладбище, рядом с Мемориальным комплексом памяти пожарных, погибших в результате ликвидации аварии и пожара на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года.

ПЕРВЫЕ. ГИМН ОГНЕБОРЦАМ

Когда мир и горит, и плавится,
Задыхаясь в едком дыму,
Только первые могут справиться,
Побеждая огонь и тьму.
Не откажутся, не отступятся,
Не забудут про долг и честь,
Только первые, только лучшие!
Служба первых была и есть —
«Ноль один» — это служба риска,
Та, что будет всегда нужна!
…Нет конца у святого списка,
Где Чернобыльцев имена,
Где над каждым именем доблестным,
Остывающем от огня,
Светлый лик встает Богородицы,
До последней секунды храня…
Опаленные, легендарные,
Окрещенные тем огнем,
Героические пожарные
На посту и ночью и днем.
И когда все горит и плавится,
Задыхаясь в дыму вражды,
Только первые могут справиться,
Заслонить других от беды!
…Кто-то будет из камня высечен,
Кто-то будет забыт, как сон.
Гибнут первые, сотни и тысячи.
Мир их праху и низкий поклон!

Февраль 1999 г.

* * *

– Указом Президента РФ № 1493 от 18 декабря 2003 года Владимиру Максимчуку присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.
– В Центральном музее МВД России, в Центральном музее МЧС России, в Центре пропаганды ГУ МЧС России по городу Москве, в Музее Героев Советского Союза, России и полных кавалеров ордена Славы в Москве, а также в Национальном музее «Чернобыль» в Киеве открыты экспозиции, посвященные Владимиру Максимчуку.
– Именем Максимчука назван пожарный корабль в Москве.
– Имя Максимчука носит школа на родине, в селе Гизовщина Любарского района Житомирской области. Там же открыта музейная экспозиция, посвященная генералу Владимиру Максимчуку.
– Ежегодно в России проводятся Международные соревнования по пожарно-прикладному спорту на Кубок генерала Максимчука.
– Для слушателей Академии Государственной противопожарной службы МЧС России учреждена стипендия имени Максимчука за выдающиеся успехи в учебе и научной деятельности.
– 2-ой специализированной пожарной части федеральной противопожарной службы по городу Москве при ГУ МЧС России присвоено имя Героя России Владимира Максимчука. Там же открыта музейная экспозиция, посвященная Герою России генералу Владимиру Максимчуку.
– Государственному бюджетному образовательному учреждению среднего профессионального образования города Москвы Техническому пожарно-спасательному колледжу №57 присвоено имя Героя России Владимира Максимчука.

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ РОССИИ

Что лучше: поздно или никогда?
Но вот она – Геройская звезда,
За тот Чернобыль, за прорыв крутой,
За изнурительный, жестокий бой.
При жизни говорили: это бред;
Пожара не было, героев нет.
Герой! Ему не нужен был приказ,
Сам все решил – и всех пожарных спас;
Пожарные не дрогнули, спасли
И станцию, и жителей Земли!
Был подвиг восемнадцать лет в тени.
Скрывали, врали… Где теперь они?!
Семье звезда Героя вручена.
У той звезды – высокая цена:
Она – одна на всех. Пожарных – строй.
Так знайте, что любой из них – герой!

6 мая 2004 г.

Людмила Максимчук, поэтесса, писательница, художница, Член Союза писателей России, Московской городской организации (с сокращениями)