1 февраля

ГКО принял решение просить ЦК ВКП(б) мобилизовать помимо призываемых НКО на общих основаниях 100 тыс. коммунистов и обязать ЦК ВЛКСМ мобилизовать 200 тыс. комсомольцев для доукомплектования дивизий, бригад, военных училищ и полковых школ.

Ставка ВГК восстановила главнокомандование Западного направления, подчинив ему Калининский и Западный фронты. Главнокомандующим направления был назначен генерал армии Жуков Г. К. с оставлением его в должности командующего Западным фронтом.

Войска 33-й армии, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и десантные отряды Западного фронта, прорвавшиеся в тыл немецкой группе армий «Центр», вышли к юго-восточным подступам к Вязьме и завязали бои за город, но противник оказал упорное сопротивление, сам контратаковал тылы 33-й армии и удержал город за собой. В районе Вязьмы развернулись ожесточенные бои.

Организован Золотоношский партизанский отряд (Полтавская область) под командованием Саврана М.И. В организации отряда большую роль сыграл инженер железнодорожного полка Николаев Г.Р., попавший в окружение в районе Золотоноши. Организаторы отряда создали подпольные партийно-комсомольские и антифашистские группы, в которых насчитывалось до 250 человек.

В газете «Правда» за 9 марта 1942 г. опубликовано сообщение, что трудящиеся Узбекистана с начала войны передали в фонд обороны 52 млн. руб., 3 тыс. ц зерна, 2190 ц мяса, 2 тыс. кг шерсти, 18500 овчин, 900 тыс. теплых вещей и отправили на фронт 188 вагонов подарков.

2 февраля

ГКО принял Постановление «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии».

Части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса подошли к Вязьме с юга. Юго-западнее Вязьмы по приказу Ставки была высажена 8-я воздушно-десантная бригада 4-го воздушно-десантного корпуса. Попытка советских войск овладеть Вязьмой успеха не имела.

Партизаны отряда Дьячкова М.И., действовавшего в Витебской области, разгромили Межинскую межрайонную управу: уничтожили полицейское управление вместе с полицией, освободили арестованных полицией колхозников. При разгроме управы было захвачено много продовольствия, которое было передано партизанам и частично роздано населению.

Партизаны Трубчевского района Орловской области совместно с партизанами отрядов имени Чапаева и имени 24-й годовщины РККА разгромили немецкий гарнизон Трубчевска. В бою было уничтожено 111 немецко-фашистских солдат и полицейских. Партизаны освободили 45 пленных советских воинов и в течение всего дня держали город в своих руках.

В тюремной больнице умер русский поэт и прозаик Даниил Иванович Хармс (Ювачёв, 1905-1942), замечательный детский поэт и родоначальник абсурдистской литературы. Хармс был арестован в блокадном Ленинграде, как записано в протоколе, за «проведение контрреволюционной пораженческой агитации в военный период, путем которой пытался вызвать у населения панику и недовольство советским правительством».

3 февраля

В полосе Западного фронта севернее Юхнова противник нанес ряд контрударов, в результате которых перерезал коммуникации войск 33-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, прорвавшихся к Вязьме. Лишенные подвоза и связи с основными силами фронта, советские войска под Вязьмой вынуждены были перейти к обороне. Одновременно начались ожесточенные атаки немцев в районе Людиново и Юхнова, предпринятые с целью замкнуть район прорыва 33-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Бои приняли кровопролитный характер.

4 февраля

В газете «Известия» опубликовано сообщение, что Президиумом Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК СССР введены дополнительно в состав ГКО Микоян А.И. и Вознесенский Н.А.

Войска 43, 49 и 50-й армий Западного фронта продолжали вести наступательные бои в районе Юхнова, стремясь разбить противостоящего противника и оказать помощь войскам, действовавшим в тылу. Однако противник оказывал им упорное сопротивление.

Боевая группа орловских партизан под командованием одного из зачинателей партизанского движения в Орловской области — Стрельца Ф.Е. нанесла удар по противнику на станции и в поселке Полужье. В результате трехчасового боя партизаны уничтожили 151 немецко-фашистского солдата и офицера и остатки гарнизона рассеяли. В этом бою погиб смертью героя Стрелец Ф.Е. Отряду, которым он командовал, было присвоено его имя.

За отвагу и геройство, проявленные в партизанской борьбе в тылу против немецко-фашистских захватчиков, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза партизану Тульской области комсомольцу Чекалину А.П., зверски замученному немецко-фашистскими палачами. Юный партизан был разведчиком в тульском партизанском отряде «Передовой», которым командовал Тетерчев Д.Т.

За доблесть и мужество, проявленные в партизанской борьбе в тылу против немецко-фашистских захватчиков, Президиум Верховного Совета СССР наградил орденами и медалями 59 партизан Тульской области.

5 февраля

СНК СССР принял Постановление «О мероприятиях по восстановлению угольных шахт Подмосковного бассейна в первом полугодии 1942 года». Постановлением намечалось ввести в течение шести месяцев в эксплуатацию 67 шахт.

Начались упорные оборонительные бои войск 29-й армии Калининского фронта западнее Ржева с противником, перешедшим в наступление и пытавшимся отсечь ее от 39-й армии. В это же время немцы подвергли боевые порядки 39 и 33-й армий сильным ударам с воздуха.

Подводная лодка Северного флота «Щ-421» атаковала и потопила в Порсангер-фиорде вражеский транспорт «Консул Шульте» (2975 т).

Партизаны 2-й Ленинградской партизанской бригады разгромили немецко-фашистский гарнизон в д. Ясски. Партизанская разведка установила, что в д. Ясски разместился 20-й батальон СС численностью около 270 солдат и офицеров. В 5 часов отряды бригад «За Родину», «Храбрый», «Грозный» и им. Горяинова, сосредоточившиеся на подступах к Ясски, начали атаку. Ожесточенный бой длился шесть часов. В 11 часов Ясски была занята партизанами. Эсэсовцы, потеряв убитыми 165 солдат и офицеров, отступили. Партизаны захватили 2 станковых пулемета, 28 винтовок, большое количество патронов и гранат.

В газете «Правда» опубликовано сообщение о патриотическом почине колхозников сельскохозяйственной артели имени Стаханова Янги-Юльского района Узбекской ССР, которые создали на колхозные средства колхозный детский дом для эвакуированных детей и сирот. В восьми колхозах были открыты такие же дома, где было размещено 103 ребенка.

Зима 1942 года

Сегодня я хочу рассказать о жизни моих близких в суровую морозную зиму 1942 года. В Москве в то время были только моя бабушка Полина Петровна и две её дочери: Нина и Валя. Жили они на Таганке в переулке Большие Каменщики.

Таганка – это особая тема, как-нибудь я напишу о ней отдельно. Конечно, сейчас Большие Каменщики выглядят иначе, чем помню их я, родившаяся там уже после войны. По рассказам моей бабушки к концу пятидесятых годов переулок практически не перестраивался, и моя память запечатлела его таким, каким он примерно был в военное время.

Мой дед – директор обувной фабрики – получил в доме №12 квартиру, где в двух комнатах разместилась его семья, а в третьей – семья брата моей бабушки – Николая Петровича. Дом находился рядом с купеческим или дворянским особняком.

Я прекрасно помню этот особняк. Парадная лестница на второй этаж, голубой потолок с белыми купидонами. В покоях высокие потолки, много зеркал, белые двери с позолотой и огромные комнаты. К сожалению, вся эта красота, как не представляющая художественной ценности, в конце 60-х годов была снесена и заменена кирпичными коробками для московской элиты. Нас же выселили в пятиэтажки на глухие окраины Москвы, где десятилетиями приходилось ждать открытия линий метро. Однако я увлеклась…

Комната брата бабушки, работника райкома партии, пустовала – ещё 15 октября в момент начала паники он с семьёй покинул Москву, и до 1943 года находился в эвакуации. Бабушка с дочерьми перебралась в маленькую темную комнату, где они все спали в одной постели (так теплее), там же и питались. Вечерняя и ночная жизнь семьи была сосредоточенна рядом с печкой-буржуйкой.

На огромной кухне была большая печь, но чтобы её протопить, нужно было много дров, а взять их было негде. Поэтому топили буржуйку, которая быстро нагревалась и давала промерзшим на работе людям столь необходимое им тепло. Но даже для буржуйки дров постоянно не хватало. Сначала с дровами помогал брат деда – Степан Ильич, но в начале зимы, он тоже ушёл на фронт добровольцем. Тогда в печку пошла мебель: стулья, табуретки, полочки. Стол, буфет и кожаный диван – остались. Это была красивая старинная мебель, перенесённая из особняка. Пустить её на дрова бабушка, видимо, не решилась…

Надо сказать, что Полина Петровна была верующим человеком и несмотря на мужа-коммуниста держала в доме  две иконы, а сама каждое воскресенье, правда тайно, ходила помолиться в церковь на улицу Воронцовского (думаю, что всё же не без разрешения деда). Бабушка воспитывалась в патриархальной семье, к мужу она относилась с уважением и почитанием, привыкла его слушаться, возможно, даже побаивалась. В деревне она окончила четыре класса церковно-приходской школы, училась с интересом и на всю жизнь сохранила любовь к чтению.

Так вот, у деда были полные собрания сочинений Ленина В.И. и Сталина И.В., произведения которых он регулярно читал. Думаю, что бабушке не легко далось решение пустить книги вождей в ту студеную зиму 1942 в печку. Однако она это сделала. Сколько раз она мне потом говорила, что Василий Ильич ей этого некогда бы не простил. Хорошо, что об этом никто не узнал из соседей, да и «пламенный» коммунист Николаша был в эвакуации. А ведь могли донести, уж лагерей бабушке тогда бы точно не избежать.

Такой поступок говорит о значении для простой крестьянки, но очень не глупого человека, трудов основателей социалистического государства, да и ценности самого социалистического строя, в котором она лично разочаровалась ещё в 30-е годы. Ценность этих книг, для неё заключалось в том, что они помогли не замёрзнуть детям той ужасной зимой 1942 года…