Ах, переулки,
Переулочки таганские!
Во всей Москве
Не знаю места веселей!
М. Танич

Очень давно вынашиваю идею написать статью о Таганке, главным образом потому, что эта моя малая родина. Раннее детство моё прошло на Больших Каменщиках. Я отчётливо помню, как выглядела улица в конце 1960-х. Мне легко оценить, что потеряли, а что приобрели Большие Каменщики после сноса старых зданий и постройки кирпичных коробок.

Безусловно, жители Таганки были довольны переселением из коммунальных квартир в отдельное новое жильё из нескольких комнат. Правда, переселили их, главным образом, на окраины, в пятиэтажки: без лифта и мусоропровода; в мало обжитые районы вдали от метро; с редко ходящими автобусами и переполненными школами. А тем, кто держался насмерть (их было немного), отказываясь переезжать из родных мест, всё-таки удалось отстоять своё право на жизнь в центре города. Молодцы, всегда надо бороться… Но речь пойдёт о другом…

Таганка – это район в юго-восточной части центра Москвы, ранее эта область называлась Заяузье, т. е. местность между реками Москвой и Яузой, в окрестностях Таганской площади. Название Таганка пошло от Таганной слободы, находившейся в пределах Земляного города, в районе современных Верхней и Нижней Радищевских улиц. Жители слободы — кузнецы изготавливали таганы, железные треножники с кругом наверху, на которые ставили котлы для приготовления пищи, а под таганом разводился огонь.

Через Заяузье проходили две большие дороги – Владимирская и Коломенская. На подступах к столице, в том числе и в Заяузье возводились монастыри, которые несли еще и оборонительные функции. На Владимирской дороге возвышался Спасо-Андронников монастырь, расположенный на холме у реки Яузы. Место это примечательно: здесь лежал путь из Москвы в Орду, по которому проезжали великие князья и ханские послы.

Южнее другим форпостом встал в конце XIV в. Симонов монастырь. За Таганкой, на Крутицком холме, на берегу Москвы-реки находился и Новоспасский монастырь. Спасский монастырь был перенесённый при Иване III из Кремля на берег Москвы-реки. Здесь находилась родовая усыпальница рода Романовых. Вокруг монастырей селились ремесленники. От рода их деятельности пошло название слобод – Котельная, Болвановка (шляпники), Гончарная, Каменщики и др., а затем улиц и переулков Таганки. Например, название Тетеринский переулок появилось по имени стрелецкого головы Тетерина, участвовавшего при Иване Грозном в походе на Астрахань.

Улица Большие Каменщики начинается от Таганской площади проходит на юг, слева к ней примыкает переулок Маяковского, а затем улица Гвоздева, за которой улица переходит в Новоспасский проезд. Справа она также соединена проездом с Малыми Каменщиками. Название улиц Малые и Большие Каменщики появилось в XVIII веке на месте, где с середины XVII века была дворцовая Каменная слобода. В этой слободе жили каменщики, вызванные государем Михаилом Фёдоровичем из Кирилло-Белозерского монастыря для перестройки деревянного Новоспасского монастыря. Согласно справочнику «Вся Москва» за 1917 г. на улице было 36 владений. Все они принадлежали частным лицам.

К концу своего царствования Михаил Фёдорович заменил деревянные стены Новоспасского монастыря каменными с башнями по углам и построил в монастыре каменный собор. А дворцовые каменщики были поселены слободкой за Таганскими воротами, между монастырем и Воронцовской улицей. Ремесленники остались здесь жить и по окончании постройки монастыря. В конце XVII в. к ним поселили еще каменщиков. Получились две слободы, ныне улицы: Большие и Малые Каменщики.

Что же потеряли Большие и Малые Каменщики при сносе старых зданий в 1970-х годах? Для начала я расскажу о точном месте моего проживания на Таганке. Адрес из моего детства: ул. Большие Каменщики (мне кажется, тогда это был переулок) д. 12 кв. 14. Примерно, вход в наш двор был напротив ПТУ связи, на другой стороне улицы. Сам двор ограничивала целая группа двухэтажных домов, которые являлись подворьем, предполагаю, что дворянской усадьбы, расположенной в центре. В одном, из окружавших усадьбу зданий, и находилась квартира, которую получил мой дед для своей семьи.

Народная ул. д. 7

Народная ул. д. 7

Из этой квартиры в 1941 г. он добровольцем (в 48 лет!) ушёл на фронт и больше сюда не вернулся, погиб при артобстреле. Надо сказать, что первое жильё деда в Москве (тогда он ещё был холост) – комната в коммуналке —  была в доме на улице Народной (дом с башенкой, Народная 7), рядом с Большими Каменщиками. Квартира в 12-м доме состояла из двух больших комнат: 28 и 18  квадратных метров и кухни метров 20. Правда, в меньшую комнату бабушка временно поселила своего брата с семьёй, из которой он так и не выехал, и квартира сразу превратилась в коммуналку… Возможно наши дома вокруг барской (или купеческой) усадьбы были доходными, а квартиры в них сдавались внаём.

На заднем плане фотографии нижние этажи снесённой усадьбы

На заднем плане фотографии нижние этажи снесённой усадьбы

Усадебный дом, в 2 этажа, находился в глубине двора и был выше других строений. На второй этаж, где, видимо, проживала семья владельца, вела парадная лестница. Меня в этом здании больше всего поражал потолок над длинной лестницей и стены вдоль неё. На голубом фоне потолка были очень искусно прорисованы белые амуры или купидоны со стрелами. Стены оформлены в виде колонн, украшенных изящной лепниной с позолотой. Вероятно, поднимаясь по столь длинной лестнице, посетитель должен был испытывать преклонение перед хозяином. Перед входом, внизу лестницы, должно быть, дежурил швейцар, открывая дверь гостям, которая запиралась на большой крючок.

В саду "Строителя"

В саду «Строителя»

Конечно, я побывала и на втором этаже. Там кругом были зеркала – во всех комнатах и в коридоре. Открыв массивные деревянные полированные двери с отделкой и позолоченными ручками, оказываешься в коридоре, из которого можно попасть в другие комнаты. Их было, мне кажется, 7- 8. В моё время это уже была коммуналка, поэтому детально рассмотреть комнаты мне не представилась возможность, но в одной из них я была в гостях и всё внимательно разглядела. Поразили очень высокие потолки – не менее 4-х метров. Потолки — в пастельных тонах были украшены росписью. Стены, правда, уже были обклеены обоями, но на полу лежал добротный, хорошо натёртый паркет.

Улица Большие Каменщики. Чёрные ворота за проходящими мужчинами - вход в сад "Строителя"

Улица Большие Каменщики. Чёрные ворота за проходящими мужчинами — вход в сад «Строителя»

У меня сложилось впечатление, что за особняком очень неплохо ухаживали. На первом этаже, вероятно, располагались вспомогательные службы, жили лакеи, прислуга и т. д. Там я никогда не была. Слева от господского дома находился, наверное, парк (мы его называли сад). В нашем дворе осталась незначительная часть этого парка, так как в советское время была построена высокая кирпичная стена (её назначение мне неизвестно), которая отгораживала наш двор от соседнего. Помню запах цветущих лип, которым наполнялся наш сад. Деревья были огромные, их обрезали каждую осень, а ветки сжигали.

Прогулка в саду "Строителя"

Прогулка в саду «Строителя»

Эта усадьба была не очень большой, но благоустроенной и хорошо сохранившейся. Её безжалостно снесли (такую красоту!), как и все другие старые дома на Больших и Малых Каменщиках. Советские власти признали усадьбу не представляющей исторической ценности и приговорили к сносу. На образовавшемся пустыре развернулось строительство домов для советской элиты. Усадьба очень мешала, ведь она попадала почти в центр этого пустыря, её судьба была предрешена заранее… Так Таганка потеряла замечательное старинное здание.

Большие Каменщики потеряли и чудесный зелёный уголок – сад «Строителя». Вход в сад был на чётной стороне улицы, не доходя до переулка Маяковского (ранее Гендриков переулок). Это был небольшой, но очень уютный парк, где жители района гуляли с детьми разных возрастов. Я сама прошла там путь от коляски до двухколёсного велосипеда. Через сад «Строителя» я ходила в мою любимую 498 школу на Малые Каменщики, и этой же дорогой возвращалась домой. В этой же школе учились до войны моя мама и её брат. Весной на клумбах сада «Строителя» распускалось множество цветов. Летом воздух был наполнен ароматом флоксов; душистых горошка и табака; резеды. А ведь как же не хватает сегодня Таганке зелени!

Школа на Малых Каменщиках была встроена в 30-х гг. из тёмно-красного кирпича. Во время бомбёжек в 1941 г. здание незначительно пострадало. У сегодняшней 498-й школы – другое здание и другой адрес (Народная улица).

На Малых Каменщиках была знаменитая Центральная Таганская пересыльная  тюрьма, построенная ещё в начале царствования Александра I. Таганская тюрьма была самой знаменитой в Москве и хорошо охраняемой, убежать из нее было практически невозможно. В разное время там содержались как уголовные преступники, так и политические заключённые, а также: писатели, промышленники, священнослужители, учёные и даже депутаты первой Государственной Думы.

Церковь Успения пр. Богородицы в Гончарах

Церковь Успения пр. Богородицы в Гончарах

В Таганской тюрьме были мастерские: токарные, слесарно-кузнечно-механические, портновские, переплетные и типография. При Хрущеве, в 1958 году здания Таганской тюрьмы, известной по всей России песней «Таганка, все ночи, полные огня,/ Таганка, зачем сгубила ты меня?..», были взорваны, а на этом месте построили несколько пятиэтажек. В одном из своих стихотворений В. Высоцкий так написал о Таганской тюрьме:
Разломали старую Таганку
Подчистую и ко всем чертям!..

Памятная табличка на Успенском храме

Памятная табличка на Успенском храме

Мне очень дорого одно место на Таганке – это церковь Успения  пр. Богородицы в Гончарном переулке. Надо отметить, что эта небольшая, но очень уютная церковь была всегда действующей, во все годы советской власти, несмотря на разгул безбожия и кощунства и гонения на церковь. Прихожанкой Успенского храма, втайне от мужа-коммуниста, в 30-е гг. была моя бабушка. В этой церкви меня крестили, здесь же я приняла и первое причастие. Ещё темно, хочется спать, а бабушка собирает меня к заутрене. Мы пересекаем Таганскую площадь и добираемся до церкви. Народу много, стоять приходится в дверях. Меня всегда поражало, что никто не ворчит и не толкается, все слушают, люди объединены чем-то общим и главным – идёт служба…

Моя память сохранила и другие значимые для меня места: детская библиотека на Воронцовской улице, кинотеатр Таганский, Воронцовские бани, парк Прямикова с замечательным катком, музей-квартира Маяковского, детский магазин «Звёздочка» на Таганской площади и многие другие места. После переезда мне, десятилетнему ребёнку, очень не хватало моей Таганки, да и сейчас я по ней скучаю… Как поётся в одной песне:
Жди меня Таганка и дождёшься!
Ты скучаешь без меня бедняжка!?
Я вернусь, и ты мне улыбнёшься
И душе моей не будет тяжко. (Стихи Е. Трофимовой)