Перейдя в наступление на два дня раньше, 1-й Украинский фронт поначалу опережал своего соседа. Этапным периодом в развитии наступления 1-го Украинского фронта в Висло-Одерской операции стало сражение в районе Кельце. В дополнение к отошедшим к Кельце главным силам XXIV танкового корпуса сюда была переброшена 72-я немецкая пехотная дивизия, снятая с северного фаса сандомирского плацдарма. С советской стороны в сражении участвовали 3-я гвардейская и 13-я армии. Они должны были во взаимодействии с 4-й танковой армией и 25-м танковым корпусом ударами с востока, юга и запада разгромить противника и захватить Кельце.

Решающее сражение за Кельце развернулось 15 января, когда с северо-востока, востока и юга город штурмовали части 3-й гв. армии, а с юга и запада — 13-й и 4-й танковой армий. Уже в 15.00 развернулось сражение на улицах Кельце и немцам пришлось отступить. Советским войскам не удалось окружить группировку противника, действовавшую между сандомирским и пулавским плацдармами. Командир LVI танкового корпуса генерал Блок был убит, командир 88-й пехотной дивизии генерал-лейтенант граф фон Риттберг и командир 214-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Киршбарх попали в плен.

Немецкое командование было вынуждено снимать войска для восстановления фронта даже с находящихся под ударом участков. Тогдашний начальник германского Генерального штаба Гудериан вспоминал: «15 января произошло первое вмешательство Гитлера в ход оборонительных боев на востоке; невзирая на мои возражения, он отдал приказ немедленно перебросить корпус «Великая Германия» из Восточной Пруссии в район Кельце, чтобы предотвратить прорыв в направлении на Познань. Необходимо упомянуть, что эшелоны с боевыми частями этого корпуса уже все равно не успели бы прибыть вовремя, чтобы остановить наступление русских, но были бы сняты с оборонительных рубежей в Восточной Пруссии в такое время, когда там назревал кризис русского наступления. Их вывод оттуда в настоящее время означал бы, что в Восточной Пруссии начнется такая же катастрофа, какая произошла на Висле» (Гудериан Г. «Воспоминания солдата», Смоленск, «Русич», 1999, с. 538-539). Переброска корпуса из Восточной Пруссии, конечно же, запоздала…

Танк "Пантера", подбитый на улице Познани

Танк «Пантера», подбитый на улице Познани

Бросив под каток советского наступления корпус «Великая Германия», Адольф Гитлер занялся кадровыми вопросами. Наказанием за крушение фронта на Висле и сдачу Варшавы стало смещение командующих. Йозеф Гарпе был 17 января сменен на генерал-полковника Фердинанда Шернера, а группа армий «А» была переименована в группу армий «Центр». Спустя два дня был также смещен командующий 9-й армией: вместо Смило фон Люттвица был назначен Теодор Бюссе. Но смена командующих не могла мгновенно привести к изменению обстановки на фронте.

Советские войска быстро продвигались вперёд. 23 января части 2-й гв. танковой армии и 2-го гв. кавалерийского корпуса овладели г. Бромберг (Быдгощ). Во второй половине дня 22 января передовой отряд 8-го гв. механизированного корпуса 1-й гв. танковой армии вышел к окраине Позена (Познани). Одновременно части корпуса Дремова И.Ф. вышли к р. Варта к югу от Познани. Форсировать Варту с ходу не удалось…

В ночь на 24 января 20-я гв. механизированная бригада 8-го гв. механизированного корпуса (без танков) форсировала р. Варту в районе Чапуры, 5 км южнее Познани. 24 января к 18.00 в районе Чапуры был наведен наплавной мост под грузы до 60 тонн и деревянный под грузы до 16 тонн. 11-й гв. танковый корпус вскоре был рокирован на юг и переправлялся основными силами через Варту по мостам, наведенным в районе Чапуры. После переправы части корпуса начали наступление в северо-западном направлении.

Взорванный пулеметный ДОТ линии Варты - Одера

Взорванный пулеметный ДОТ линии Варты — Одера

Генерал Катуков М.Е. вспоминал: «Познань была типичной танковой «душегубкой». На ее узких, хорошо подготовленных к обороне улицах немцы выбили бы у нас все машины. Я приказал Бабаджаняну А.Х. и Дремову И.Ф. обойти Познань с севера и юга, замкнув кольцо, перерезать все коммуникации и не дать уйти на запад гитлеровскому гарнизону. 25 января бригады обоих корпусов в третий раз форсировали Варту и окружили Познань». В городе были окружены примерно 60 тыс. немецких солдат и офицеров. В районе Познани были оставлены 29-й стрелковый корпус 8-й гв. армии и 91-й стрелковый корпус 69-й армии. Остальные соединения обеих армий продолжили преследование противника. Гарнизону Познани удалось продержаться около месяца…

Войска 1-го Украинского фронта наращивали темпы наступления. К 17 января оборона противника была прорвана на 250-км фронте и на направлении главного удара войска 1-го Украинского фронта продвинулись на 120-140 км. Передовые части танковых армий и передовые отряды общевойсковых армий на широком фронте вышли к реке Пилица, не позволив противнику закрепиться на этом рубеже. Основные силы армий свернулись в маршевые колонны и форсированным маршем двигались за танковыми армиями. Сплошной линии фронта уже не существовало. В тылу наступающих войск еще оставались «блуждающие котлы» из стремящихся пробиться на запад немецких частей. Для их уничтожения периодически выделялись специальные отряды.

Через неделю после начала советского наступления в немецком фронте на востоке зияла 500-км брешь, в которую, как в топку, бросали резервы. Для парирования угрозы выхода в тыл войскам на нижнем течении Вислы было решено создать новую группу армий в районе между бывшей группой армий «А», которая с 25 января стала называться «Центром», и бывшей группой армий «Центр», которая называлась теперь «Севером». Для этого было использовано уже существовавшее управление главнокомандования «Верхний Рейн», сформированное на Западе 7 декабря 1944 г. рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером. 26 января оно было переименовано в командование группы армий «Висла». Её командующим стал Г. Гиммлер.

Тем временем 26 января войска 1-го Белорусского фронта пересекли старую германо-польскую границу. Укрепления на польской границе, строившиеся в 1930-х годах — «Восточный вал», никогда не были приоритетным направлением немецкого оборонительного строительства. Основной единицей укреплений был бронированный ДОТ (нем. Panzerwerke) — двухуровневое сооружение круговой обороны с пулеметными установками, их было построено 83. Еще одной особенностью фортификации на восточной границе Германии была система тоннелей, связывавшая узлы обороны. По плану, по этим тоннелям должен был двигаться поезд на электрической тяге. Точно так же как союзникам на «Западном валу», советским войскам пришлось столкнуться с «зубами дракона» — бетонными надолбами с пирамидальными наконечниками.

Стремясь упредить занятие и удержание укрепленных районов на старой границе рейха, командующий 1-го Белорусского фронта поручил их прорыв с ходу 1-й и 2-й гвардейской танковым армиям. Конечно, советские танковые армии не обладали необходимой для взлома укреплений тяжелой артиллерией. Для танков, даже тяжелых ИСов, бронированные колпаки «Панцерверке» были крепким орешком, сравнимым по бронезащите с «Элефантом». В сущности, танкисты могли рассчитывать на момент внезапности и штурмовые действия мотострелков. Соответственно, 1-я гв. танковая армия должна была 28 января овладеть основными опорными пунктами укреплений противника в районе Мезерица, а 2-й гв. танковой армии был поручен прорыв укреплений в Померании с захватом не позднее 29-30 января плацдарма на Одере.

В период с 29 по 31 января войска 1-го Белорусского фронта преодолевали сопротивление противника в приграничных районах Германии. Столкновение с резервами немцев потребовало разворачивания в боевые порядки. На 433-ю пехотную дивизию Люббе обрушились сразу несколько ударов. Левый фланг дивизии был 27 января обойден передовым отрядом 5-й ударной армии в районе Лукац Крейц на р. Драге. Против правого фланга началось наступление 4-го гв. стрелкового корпуса 8-й гв. армии. Корпус 29 января в 9.00 пересек государственную границу Германии. Натиск 35-й гв. стрелковой дивизии частям Люббе удалось сдержать. Но в течение 29 и 30 января корпус прорвал оборону силами 47-й и 57-й гв. стрелковых дивизий, обошел правый фланг 433-й пехотной дивизии и вышел к Шверину. Остатки дивизии пробивались в юго-западном направлении. Сам генерал Люббе был ранен, попал в плен и до 1955 г. находился в заключении в СССР.

Несколько менее гладко преодоление приграничных укреплений прошло на направлении наступления танковой армии Катукова М.Е. 28 января 1945 г. передовые части 1-й гв. танковой армии вышли к пограничной реке Обра южнее Ной-Тиршкигеля и к утру 29 января прошли ее. 44-я гв. танковая бригада Гусаковского И.И. из состава 11-го гв. танкового корпуса 29 января к 20.00 вышла к окраине Хохвальде (к юго-западу от Мезерица). Здесь она встретила незанятые укрепления, прикрытые минными полями, проволочными заграждениями и надолбами в 5-7 рядов. Бригада продолжила наступление и 31 января к 3.00 с боем овладела районом Тауэрциг, Мальсов, на 50 км оторвавшись от главных сил армии. Однако к моменту выхода главных сил 11-го гв. танкового корпуса к укреплениям к западу от Мезерица они были уже заняты противником.

Попытки взломать оборону ограниченными артиллерийскими средствами танковой армии 30 и 31 января успеха не имели. Защитники укреплений у Мезерица предоставили танкам возможность проверить прочность защиты ДОТов. Как отмечалось позднее в отчете штаба 1-й гв. танковой армии, «ДОТы 85-мм снарядом танковой пушки на дистанции 100 м не пробивались». Более удачливым оказался 8-й гв. механизированный корпус И.Ф. Дремова. Подразделения корпуса 30 января обошли с севера узел сопротивления противника в Швибусе и успешно продвинулись на запад. В ночь на 1 февраля на маршрут 8-го гв. механизированного корпуса был выведен 11-й гв. танковый корпус и армия Катукова М.Е. начала наступление к Одеру.

В районе к юго-западу от Мезерица также действовал 11-й танковый корпус  Ющука И.И., являвшийся подвижной группой 69-й армии. Корпус вышел к немецким укреплениям в районе города Бомст 27 января и преодолел их 29 января. Далее 11 -й танковый корпус в течение нескольких дней вел позиционные бои под Кунерсдорфом.

Наступавшая севернее pp. Нетце и Варта 2-я гв. танковая армия оказалась по отношению к немецким укреплениям на границе с Польшей в весьма своеобразном положении. Здесь граница 1939 г. делала изгиб, а выстроенные фронтом на юг опорные пункты «Померанского вала» находились на некотором расстоянии от нее. Соответственно наступавшие на запад соединения танковой армии С.И. Богданова прошли в полосе между границей и цепочкой «Панцерверке». 1-й механизированный корпус Кривошеева С.М. пересек границу с Германией в районе к западу от Чарникау и далее двигался почти параллельно границе на запад. В середине дня 28 января 37-я механизированная бригада вышла на «Рейхсштрассе № 1» в районе Хохцайта.

Благодаря смелым и решительным действиям танкистам удалось захватить подготовленную к взрыву переправу через р. Драгу. Однако по автобану части корпуса  Кривошеева С.М. двигались меньше 10 км: город Вольденберг оказался занят противником, а переправы на подступах к городу взорваны. Вольденберг был обойден с севера, и 1-й механизированный корпус по лесным дорогам продолжил наступление к Одеру. В тот же коридор между границей и «Померанским валом» также удалось протиснуться 9-му гв. танковому корпусу 2-й гв. танковой армии. После переправы через р. Нетце у Чарникау корпус сначала начал наступление на север к Шеланке. Встретив сопротивление в городе, командир корпуса направил остальные бригады в обход и атаковал его с тыла. 28 января к 16.00 Шеланке был очищен…

Одновременно с продвижением к Одеру Жуков Г.К. был вынужден озаботиться прикрытием правого фланга своего фронта за спиной вырвавшихся вперед танковых армий. В связи с тем, что главные силы 2-го Белорусского фронта были повернуты против окруженной восточно-прусской группировки противника, а войска левого крыла задерживались на р. Висла в районе Торн, разрыв между смежными крыльями 1-го и 2-го Белорусских фронтов 24-25 января достигал 110-120 км. Оценивая обстановку, сложившуюся на правом крыле фронта, командующий фронтом решил обеспечить это крыло войсками 47-й и 61-й армий и соединениями 2-го гвардейского кавалерийского корпуса.

Помимо разрыва с войсками 2-го Белорусского фронта проблемой стало усиление противника в Померании, нависавшей над правым флангом войск Жукова. Перед лицом возрастающей угрозы своему правому флангу Жуков Г.К.  был вынужден задействовать для прикрытия с севера дополнительно 1-ю армию Войска Польского и 3-ю ударную армию (второй эшелон фронта). Хотя 2-й Белорусский фронт решил задачу отсечения восточно-прусской группировки противника от основных сил немецкой армии, сдвиг фронта на запад в его полосе был незначительный. Войска Рокоссовского К.К. 25 января вышли к заливу Фриш-Гаф и вбили достаточно узкий клин, разделяющий восточно-прусскую и восточно-померанскую группировки противника. Отброшенные на запад немецкие корпуса выстроились в линию вдоль нижнего течения Вислы, препятствуя быстрому продвижению советских войск в Померанию. В отличие от рухнувшего фронта на берлинском направлении, здесь противник быстро восстановил целостность построения своих войск.

Трудности с продвижением вперед возникли не только на померанском направлении, но и на южном фланге советского наступления в глубь Германии. Если для войск 1-го Белорусского фронта серьезной проблемой стал кризис на фланге вследствие отставания 2-го Белорусского фронта, то командование 1-го Украинского фронта столкнулось с проблемой отставания соседнего 4-го Украинского фронта Петрова И.Е. Задачи, поставленные 4-му

Украинскому фронту Ставкой ВГК, а именно — захват Кракова и развитие наступления в сторону Силезского промышленного района, — фронт не выполнил. Ограниченные силы фронта (на краковском направлении действовала одна 38-я армия) и трудный горно-лесистый район Карпат, по которому шло его наступление, привели к отставанию его правого крыла от левофланговых армий 1-го Украинского фронта. Точно так же как усилия 2-го Белорусского фронта были распределены между Померанией и Восточной Пруссией, армии 4-го Украинского фронта разрывались между Венгрией и Силезией. Советское командование было вынуждено отреагировать на разрыв между войсками Конева И.С. и Петрова И.Е. перенацеливанием части сил 1-го Украинского фронта на юг.

18 января 59-я и 60-я армии вышли к внешнему обводу обороны Кракова. Был произведен обход и охват города: 92-я стрелковая дивизия вышла к Висле и тем самым перекрыла путь отхода немецкому гарнизону на запад. В тот же день к вечеру главные силы дивизии и 4-го гвардейского танкового корпуса, прорвав оборону немцев на северо-западной окраине Кракова, ворвались в город и завязали уличные бои. У оборонявших Краков немецких войск оставалась одна дорог — на юг, в горы. 19 января части 59-й армии при содействии частей правого фланга 60-й армии комбинированным ударом с запада, севера и востока выбили защитников на юг и овладели городом.

В продвижении 1-го Украинского фронта вперед выделились два основных направления — на Бреслау и на Силезский промышленный район. В этот период немцы начали обычные для операции по восстановлению рухнувшего фронта переброски войск с других участков. Поворот армий южного крыла 1-го Украинского фронта на Краков привел к растягиванию фланга и замедлению наступления 5-й гвардейской армии. Ее фронт растянулся более чем на 70 км. Правофланговые соединения армии, используя успех 52-й армии, вышли в район Лансберга, а левофланговые части вели бои в 20 км юго-западнее Ченстохова. Медленное продвижение армии Жадова А.С. на запад позволяло противнику отвести войска за Одер и организовать оборону на левом берегу реки. В этих условиях Конев был вынужден 21 января развернуть наступавшую на запад 3-ю гв. танковую армию на юг. Ей была поставлена задача: ударом вдоль восточного берега Одера отрезать пути отхода войскам противника, действовавшим перед фронтом 5-й гв. армии. Поворот был выполнен практически безукоризненно, что позволило соединениям армии Рыбалко к концу дня 22 января выйти в район Клостербрюкк (5 км севернее Оппельна). 23 января увеличившей темп своего продвижения 5-й гв. армией были захвачены плацдармы на Одере.

Выход 3-й гв. танковой армии из полосы наступления 52-й армии существенно осложнил борьбу за Бреслау. Все попытки с ходу прорвать внешний оборонительный обвод города закончились неудачей. Встретив сильное сопротивление немцев на бреславльском обводе, советские войска начали обтекать город с севера и юга. 28 января правофланговые соединения армии вышли на Одер северо-западнее Бреслау.

От штурма Бреслау командующий 1-го Украинского фронта на тот момент отказался. В 3.00 утра 25 января Конев И.С. приказал командующему 52-й армией главные усилия сосредоточить на своем левом фланге, форсировать Одер и захватить плацдарм до рубежа Ольдерн, Вангерн. По укреплениям Бреслау было приказано вести методический огонь тяжелой артиллерией. Одновременно в сражении начали все активнее участвовать перебрасываемые с других направлений резервы. 23 января 73-й стрелковый корпус 52-й армии, наступавший на Эльс, отбил шесть контратак частей 269-й пехотной дивизии. Напряженные бои продолжались здесь весь день 24 января, и только 25 января город перешел в наши руки. В боях за город немцы потеряли большое число солдат и офицеров, было уничтожено 32 танка, а на аэродроме около города захвачено до 150 самолетов.

К исходу дня 26 января главные силы 13-й армии Пухова вышли на восточный берег Одера, а передовые части армии уже вели бой на западном берегу реки. Соответственно, 27-й стрелковый корпус 13-й армии захватил плацдарм южнее Штейнау, а 102-й стрелковый корпус захватил и удерживал плацдарм севернее Штейнау. Для того чтобы прочно закрепить и расширить захваченные плацдармы, 28 января командующий 13-й армией ввел в бой 24-й корпус, находившийся до этого во втором эшелоне. Корпус получил задачу выбить немцев из Штейнау. После трех дней напряженных боев в этом районе город перешел в руки советских войск. К началу февраля плацдарм был расширен до 30 км по фронту и до 15 км в глубину.

Действовавшая на правом фланге 1-го Украинского фронта 3-я гвардейская армия оказалась в весьма своеобразном положении. С одной стороны, примыкавший с севера стык с успешно наступавшим 1-м Белорусским фронтом обеспечивал армию с фланга. С другой стороны, в полосу армии попадали немецкие части, уходившие на юго-запад под ударами войск Жукова Г.К. Обстановка складывалась так, что наступавшие части Красной армии и отступавшие немецкие подразделения двигались на запад по параллельным маршрутам. Немцы при этом старались избегать крупных магистралей. Полоса на стыке 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов стала основным маршрутом прорыва на запад для разбитых на Висле дивизий. Часто отступавшие немецкие боевые группы попадали под удары советских дивизий и уничтожались. Так, 20 января войсками 3-й гвардейской армии была окружена группировка численностью до 17 тыс. человек в районе Опочно.

Однако выжившие счастливчики постепенно накапливались перед фронтом наступавших войск Конева И.С., стремясь восстановить целостность построения группы армий «Центр». К 29 января они сосредоточились в районе к западу от Лиссы. Из этих частей немцы создали перед фронтом 3-й гвардейской армии две сильные группировки: одну в районе Лиссы, другую в районе Гюрау. Напряженные бои на всем фронте 3-й гв. армии шли с 29 января по 1 февраля. Обе немецкие группировки были разбиты. За три дня боев, с 29 по 31 января, в районе Лиссы и Гюрау было захвачено в плен более 2800 человек, сожжено и подбито 40 танков и самоходных установок, 73 бронетранспортера, 87 орудий.

Большую помощь советской армии оказывали польские патриоты. «Когда жители города Лисса узнали, что советские самолеты не могут подняться в воздух с расположенного поблизости аэродрома, они на общегородском митинге приняли решение оказать максимальную помощь советским летчикам. На другой день на аэродром прибыло 4000 польских граждан и около 1000 подвод. За пять суток была уложена из бревен и шлака взлетно-посадочная полоса, с которой могли взлетать самолеты», — вспоминал Красовский С.А., маршал авиации. Тем временем 3-я танковая армия Рыбалко уходила все дальше на юг… К 29 января весь Силезский промышленный район был очищен от немецких войск.

С 1 февраля начались непрерывные контратаки противника. Но наши солдаты продолжали удерживать плацдармы, пока на рассвете 2 февраля на противоположном берегу Одера не показались части 5-й ударной армии. Быстро форсировав реку, они сломили сопротивление врага и овладели первым населенным пунктом на территории Германии — городом Кинитц

Командование вермахта показало свою несостоятельность очень наглядно. «Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи…» Такое необычное сравнение и горестное признание генерала вермахта Ф. Меллентина, пожалуй, не нуждаются в комментариях. Высшие военачальники вермахта, которых Гитлер тасовал как карты в колоде после каждой неудачи, не выдержали испытания войной с Россией. Эта война, как оказалось, для них была совсем другой, чем в европейских странах, покоренных за считанные дни-недели.

Висло-Одерская операция — образец подготовки и осуществления стратегической операции: полоса наступления — более 500 километров, глубина прорыва обороны — до 500 километров, сохранение твердого управления и непрерывного взаимодействия всех родов войск до завершения удара. Висло-Одерская операция — канун близкой победы над врагом. Она имела большое политическое и военное значение: освобождена значительная часть Польши, ее столица Варшава; советские войска вышли на территорию Германии; созданы условия для ударов по врагу в Померании и Силезии, затем — на берлинском направлении; способствовала успехам союзников на втором фронте.

Войска вышли на Одер, частично закрепились на плацдармах его западного берега. Наступила передышка, необходимая перед новым наступлением. Впереди — 60-80 километров! Впереди — Берлин! Потери врага: уничтожено 35 дивизий; потеряли от 50 до 70 процентов состава — 25 дивизий; взято в плен 147,7 тысячи человек; захвачено около 14 тысяч орудий и минометов, до 1,4 тысячи танков и штурмовых орудий.

По материалам книги И.Б. Мощанский, А.В. Исаев «Триумфы и трагедии Великой войны», М., «Вече», 2010. с. 515 — 526.