Великая Отечественная война близилась к завершению… Гитлер обратился со специальным воззванием к солдатам Восточного фронта. Он призывал во что бы то ни стало отразить наступление советской армии. Фюрер требовал расстреливать на месте каждого, кто осмелится отойти или отдать приказ на отход. Призывы сопровождались угрозами по отношению семей тех солдат и офицеров, которые сдадутся в плен советским войскам.

Гитлер писал: «Солдаты Восточного фронта! Последний раз со смертельной ненавистью большевизм начал наступление. Он пытается разрушить Германию и наш народ истребить… Большевизм на сей раз встретит старая судьба, они будут обескровлены. Кто в этот момент не выполнит своего долга, будет предателем своего народа… Берлин был немецким и будет немецким, а Европа не станет никогда русской…» В. Кейтель и М. Борман издали приказ защищать каждый населенный пункт до последнего человека, а за малейшую неустойчивость карать смертной казнью.

Председатель шведского Красного Креста граф Бернадот в беседе с английским посланником в Стокгольме В. Маллетом рассказал о своем визите в Берлин в начале апреля 1945 г., где он встретился с Гиммлером: «Гиммлер признал, что все кончено. Я сказал, что правильной политикой было бы немедленно капитулировать и спасти большое количество жизней.

Гиммлер ответил, что Гитлер не хочет слушать об этом, а он, Гиммлер, всем обязан фюреру и не может покинуть его в последние минуты… Гиммлер заметил, что ему известно, что он стоит первым в нашем списке военных преступников… В Берлине говорят, что Гитлер совершенно ненормален, что он почти все время посвящает изучению архитектурных планов по восстановлению немецких городов. Ходит даже очередная острота, что он также планирует восстановление Лондона… Геринг еще жив, но не играет никакой роли. Говорят, что он пристрастился к кокаину, снова носит тогу и красит ногти красным лаком…»

В приказе о подготовке обороны Берлина говорилось: «Оборонять столицу до последнего человека и до последнего патрона… Противнику нельзя давать ни минуты покоя, он должен быть ослаблен и обескровлен в густой сети опорных пунктов, оборонительных узлов и гнезд сопротивления. Каждый утраченный дом или каждый утраченный опорный пункт должен быть немедленно возвращен контратакой… Берлин может решить исход войны».

Советские воины ведут бой на улице Берлина

Советские воины ведут бой на улице Берлина

Готовясь к отражению наступления советской армии, гитлеровское командование провело ряд мероприятий по укреплению своих войск. За счет стратегических резервов, запасных частей и военно-учебных заведений оно восстановило численный состав и техническую оснащенность почти всех дивизий. Численность пехотных рот к середине апреля была доведена до 100 человек.

Командующим группой армий «Висла» вместо Гиммлера был назначен генерал Г. Хейнрици, считавшийся в вермахте крупным специалистом по ведению обороны. Командующему группой армий «Центр» Ф. Шернеру 8 апреля было присвоено звание фельдмаршала. Новый начальник генерального штаба сухопутных сил генерал Г. Кребс, по мнению гитлеровских военных специалистов, являлся лучшим знатоком Красной армии, поскольку перед войной был помощником военного атташе в Москве.

Путь на Берлин не был легким. Готовясь к наступлению, командующий 125-го стрелкового корпуса генерал-майор Андреев A.M. провел рекогносцировку районов переправ и местности в полосе предстоящих боевых действий с командирами стрелковых дивизий, начальниками служб и родов войск. Соединения 125-го стрелкового корпуса получили приказ совершить марш к Одеру и переправиться на плацдарм. Благодаря четкой работе инженерно-саперных подразделений переправа проходила быстро, организованно. Стрелковые полки под покровом ночи сосредоточились в лесу у Одера северо-западнее Целлина. На пятачке корпус занимал не более четырех квадратных километров, 60-я стрелковая дивизия — правофланговая первого эшелона по фронту — получила участок прорыва 1100 метров, а левофланговая 175-я стрелковая дивизия — до 900 метров.

На «пятачке» предстояло разместить в строгих боевых и огневых порядках дивизии, полки, батальоны, дивизионы, роты, батареи, командные и наблюдательные пункты от стрелкового корпуса до роты — батареи — центры управления боем, приданные и поддерживающие соединения и части. Тысячи людей, орудий, минометов, танки, самоходную артиллерию, тягачи и автомашины, кроме того, нужно было скрыть от глаз противника.

Предстоящие боевые действия соединений корпуса должны развиваться на холмистой Бранденбургской равнине. Здесь много озер, которые в некоторых местах примыкают друг к другу. Они превращены в естественные рубежи для обороны фронтом на восток. Озера и большое количество каналов облегчают противнику организацию обороны на промежуточных рубежах.

Хорошо развитая сеть шоссейных и грунтовых дорог, укрытых от наблюдения деревьями, обеспечивает скрытное маневрирование резервами. В глубине обороны противника — равнина, резко пересеченная с различными высотами и лесными массивами. Местность, занятая нашими войсками, совершенно открытая. Отдельные строения хорошо пристреляны врагом и в силу сложившейся конфигурации переднего края просматриваются со всех сторон и укрытием служить не могут.

Глубокие и широкие осушительные каналы мешают быстрому передвижению артиллерии, танков и самоходной артиллерии. Близкое к поверхности залегание грунтовых вод не позволяет окапываться, оборудовать огневые позиции и строить убежища. Невозможность окопаться подвергает большому риску заблаговременное сосредоточение войск. Таким образом, местность в полосе наступления благоприятствует обороняющимся и крайне невыгодна для наступления. По данным наземной и воздушной разведки, противник сделал все возможное, чтобы использовать местные условия.

Естественные рубежи, узлы дорог, высоты, реки, каналы, озера, канавы и узкие дефиле и в особенности большие и малые населенные пункты гитлеровцы превратили в сильные опорные пункты, приспособленные к круговой обороне с развитой системой траншей и ходами сообщения. Особое внимание противник обратил на укрепление главной полосы обороны на участке Альте-Одер, Франкфурт-на-Одере против нашего одерского плацдарма. Она состояла из трех позиций, каждая позиция — из двух-трех траншей полного профиля с развитой сетью ходов сообщения, оборудованных как отсечные позиции и промежуточные рубежи. Все позиции, и особенно главной полосы, строились противотанковыми. Они прикрывались мощным артиллерийским огнем и минными полями. Впереди первых траншей на перекрестках и обочинах дорог отрыты хорошо оборудованные ячейки для солдат, вооруженных фаустпатронами.

Средняя плотность минирования на важнейших направлениях достигала 2000 мин и более на один километр фронта. Перед траншеями переднего края — проволочные заграждения в несколько рядов, усиленные спиралью «Бруно» и малозаметными препятствиями. Гитлеровцы делали последнюю попытку затянуть окончание войны, означавшее крах фашистского режима. А нашим солдатам, сержантам и офицерам предстояло последнее, но и самое трудное сражение Великой Отечественной войны. Мощным укреплениям врага они противопоставили неукротимую силу духа, возросшие боевую мощь и высокое воинское мастерство.

В ходе войны советским войскам еще не приходилось брать такие крупные, сильно укрепленные города, как Берлин. Его общая площадь была равна почти 900 квадратным километрам. Метро и широко развитые подземные сооружения давали возможность вражеским войскам осуществлять широкий скрытый маневр. Сам город и его пригороды были тщательно подготовлены к упорной обороне. Каждая улица, площадь, переулок, дом, канал и мосты являлись составными элементами общей обороны города.

На берлинском направлении немцами была подготовлена глубоко эшелонированная оборона, возведение которой началось еще в январе 1945 года. На строительство оборонительных сооружений сгонялись военнопленные и иностранные рабочие, привлекалось местное население, — всего свыше четырехсот тысяч человек. В городе сосредоточились отборные полицейские и эсэсовские части. Для обороны особого сектора были стянуты многие эсэсовские полки и отдельные батальоны, располагавшиеся в ближайших районах. Возглавил эти эсэсовские войска начальник личной охраны Гитлера Монке. Населенные пункты были превращены в сильные опорные пункты.

Используя шлюзы на реке Одер и многочисленные каналы, гитлеровцы подготовили ряд районов к затоплению. Наиболее оборудованной в инженерном отношении оборона была на Зеловских (Зееловских) высотах — перед кюстринским плацдармом. При строительстве оборонительного рубежа немецкое командование особое внимание обращало на организацию противотанковой обороны, которая строилась на сочетании огня артиллерии, штурмовых орудий и танков с инженерными заграждениями, плотным минированием танкодоступных направлений и обязательным использованием таких естественных препятствий, как реки, каналы и озера. К началу наступления советских войск противник всесторонне подготовил Берлинский оборонительный район. На улицах были возведены многочисленные противотанковые препятствия и проволочные заграждения.

По приказу Георгия Константиновича Жукова на всей линии соприкосновения войск 1-го Белорусского фронта с противником 14-15 апреля была проведена разведка боем. Наша разведывательная авиация шесть раз производила съемку Берлина, всех подступов к нему и оборонительных полос. По результатам съемок, по трофейным документам и опросам пленных составлялись подробные схемы, планы, карты, которыми снабжались все войска и командно-штабные инстанции до рот включительно. Инженерные части изготовили точный макет города с его пригородами, который был использован при изучении вопросов, связанных с организацией наступления, общего штурма Берлина и боев в центре города.

С 5 по 7 апреля в штабе командующего 1-м Белорусским фронтом активно, творчески прошли совещания и командная игра на картах и макете Берлина. Участниками этой игры были командармы, начальники штабов армий, члены Военных советов армий, начальник политуправления фронта, командующие артиллерией армий и фронта, командиры всех корпусов и начальники родов войск фронта. Отрабатывалось наступление войск на берлинском направлении.

Здесь же присутствовал и начальник тыла фронта, тщательно изучавший вопросы материального обеспечения операции. Ввиду чрезмерно большой протяженности тыловых коммуникаций фронта, а также расхода значительных материальных запасов на Восточно-Померанскую операцию к началу Берлинской операции еще не были созданы необходимые запасы. Нужны были действительно героические усилия работников тыла фронта и армий. И они оказались на высоте положения.

После совещания и командной игры у Маршала Советского Союза Жукова Г.К. в штабах армий фронта прошли занятия, на которых командование армий было ознакомлено с задачами, поставленными соединениям в Берлинской операции. С 8 по 14 апреля в развитие фронтовой игры проводились более детальные игры и занятия в армиях, корпусах, дивизиях и частях всех родов войск.

Учитывая опыт предыдущих боев, для личного состава частей, готовящихся к штурму Берлина, выпускались листовки-памятки с кратким изложением того, что надо знать каждому воину, участвующему в прорыве сильно укрепленной, глубоко эшелонированной обороны противника, причем в них обобщались положительные и отрицательные моменты из опыта боевых действий войск при овладении крупными городами: «Памятка бойцу-пехотинцу для боев в крупном городе», «Памятка расчету станкового пулемета, действующего в составе штурмовой группы в уличных боях в крупном городе», «Памятка экипажу танка, ведущего бой в большом городе в составе штурмовой группы», «Памятка саперу по штурму вражеских городов». Давались также советы, как надо форсировать большие реки, сражаться в лесу.

Поскольку гитлеровцы уже широко применяли фаустпатроны для борьбы с танками, советское командование, используя трофейные запасы, обучило бойцов применять это оружие против гитлеровцев. Пехотинцам также предписывалось заблаговременно выявлять и уничтожать вражеских фаустников. Кстати, из фаустпатрона не только стреляли. Был случай, когда советский боец Ватаман в рукопашной схватке «забил» фаустпатроном 10 гитлеровцев. Герой — всегда герой.

Воспитанию чувства ненависти к врагу способствовала работа командиров, политработников, направленная на раскрытие звериной сущности фашизма. Еще под Варшавой работники политотделов дивизий уделили много внимания рассказам о злодеяниях гитлеровцев в Майданеке. Политические органы организовали экскурсии в лагерь смерти. От каждой части туда ездило по нескольку человек. По возвращении офицеров и бойцов из концлагеря в частях проводились митинги, в дивизионных газетах появились статьи с рассказами очевидцев, побывавших на этой фабрике уничтожения людей.

Под Шнейдемюлем воины 60-й стрелковой дивизии обнаружили во дворе немецкой деревни 22 трупа замученных красноармейцев. Часть из них была сожжена, а остальные, видимо, гитлеровцы не успели уничтожить. Помешало стремительное наступление советских войск. Полк в это время находился на марше. Поэтому политработники вместе с командирами решили провести митинг прямо у места преступления фашистов. На коротком митинге выступал подполковник Пометалов, парторг полка Кириченко и некоторые бойцы. Они поклялись отомстить в бою гитлеровцем за все их злодеяния.

В эти апрельские дни перед началом наступления в войсках использовали самые различные формы воспитательной работы среди личного состава. Так, в первых числах апреля 1945 года в торжественной обстановке перед строем был зачитан Указ Президиума Верховного Совета СССР и вручены 60-й стрелковой Севско-Варшавской дивизии государственные награды: орден Красного Знамени и орден Суворова II степени, которых она удостоилась в минувших боях. Затем состоялся торжественный марш-парад личного состава дивизии.

После окончания парада боец из нового пополнения красноармеец Аукштонис, литовец по национальности, из 4-й стрелковой роты 1281-го стрелкового полка написал в дивизионной газете: «Я молодой воин и впервые попал во фронтовую обстановку. Но я вижу, что нахожусь в боевой дивизии, которая сегодня получила две высокие награды правительства. Я обещаю, что хорошо освою военное дело, в предстоящих боях вместе со своими боевыми товарищами и старыми солдатами отомщу гитлеровским варварам за злодеяния, которые они совершили. Мы, воины-литовцы, не посрамим овеянные боевой славой знамена Красной Армии!»

Перед фронтом на берлинском направлении немцы ночью держали свои основные силы в первой и второй траншеях; в светлое же время оставляли здесь только наблюдателей. Главные силы отводились на отдых в укрытия. Отвод подразделений в укрытия и вывод их в траншеи первой линии производился утром. Гитлеровцы, чувствуя приближение нашего наступления, в течение дня 15-го и ночи на 16 апреля по фронту и в глубине обороны смещали свои боевые порядки то к северу, то к югу, то к востоку, то к западу. Появилось много кочующих артиллерийских и минометных батарей. Эти обманные перемещения боевых порядков в главной полосе обороны противника для бойцов переднего края были понятны. Противник делал все, чтобы как-то укрыться от ожидаемого им нашего огневого удара.

На берлинском направлении занимали оборону войска группы армий «Висла» под командованием генерал-полковника Г. Хейнрици, и группы армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Ф. Шернера. Всего обороняли Берлин 48 пехотных, 6 танковых и 9 моторизованных дивизий, 37 отдельных пехотных полков, 98 отдельных пехотных батальонов, а также большое количество отдельных артиллерийских и специальных частей и соединении, насчитывавших около 1 миллиона человек, 10 400 орудий и минометов, 1500 танков и штурмовых орудий и 3300 боевых самолетов. Оперативная плотность немецких сил составляла одну дивизию на 3 км фронта. В самом Берлине формировалось более 200 батальонов фольксштурма, а общая численность гарнизона превышала 200 тысяч человек.

Сущность стратегического плана верховного главнокомандования вермахта состояла в том, чтобы любой ценой удержать оборону на востоке, сдержать наступление советской Армии, а тем временем попытаться заключить сепаратный мир с США и Англией. Гитлеровское руководство выдвинуло лозунг: «Лучше сдать Берлин англосаксам, чем пустить в него русских». В специальных указаниях национал-социалистской партии от 3 апреля говорилось: «Война решается не на Западе, а на Востоке… Наш взор должен быть обращен только на Восток, независимо от того, что будет происходить на Западе. Удержание Восточного фронта является предпосылкой к перелому в ходе войны».

Берлин являлся не только политическим оплотом фашизма, но и одним из крупнейших центров военной промышленности страны. На берлинском направлении были сосредоточены основные силы вермахта. Вот почему разгром их и овладение столицей Германии должны были привести к победоносному завершению войны в Европе. Группировка советских войск насчитывала 2,5 миллиона человек, 6250 танков и самоходных орудий, 7500 боевых самолетов. Впервые в истории войны перед началом наступления наши войска одновременно включили 140 мощных зенитных прожекторов, осветивших поле боя.

16 апреля 1945 г. началась Берлинская стратегическая наступательная операция советских войск… Уже после Победы на пресс-конференции 9 июня 1945 года Маршал Советского Союза Жуков Г.К. скажет: «Немцы ожидали наш удар. Поэтому, предполагая, что они ожидают наш удар именно на берлинском направлении, мы очень долго думали над тем, как бы организовать его внезапно для противника. Для того чтобы преподнести немцам внезапность в крупном масштабе, я, как командующий, выбрал способ внезапной атаки ночью всем фронтом. Прежде всего, нами была проведена ночная артиллерийская подготовка, чего, по показаниям пленных, немцы не ожидали. Они предполагали, что мы, возможно, будем действовать ночью, но не думали, что это будет главная атака.

Вслед за артиллерийской подготовкой нами была проведена ночная танковая атака. В эту атаку нами было брошено более четырех тысяч танков при поддержке 22 тысяч стволов артиллерии и минометов. С воздуха удар сопровождался четырьмя-пятью тысячами самолетов… Чтобы помочь танкам в ориентировке ночью, мы применили никем не проводившуюся до сих нор ночную подсветку прожекторами… Применением этой новинки мы имели в виду не только подсветить нашим танкам и пехотинцам, но и ослепить противника, чтобы он не смог вести точный, прицельный огонь».