В Челябинском областном краеведческом музее хранится тетрадь Ивана Семёновича Вавилова (1878-?), которая представляет жизнь человека, его интересы, биографию. В тетради наиболее интересны дневниковые записи Вавилова о его службе на Балтийском флоте в 1899-1903 гг., об участии в Русско-японской войне и обороне Порт-Артура, последующий плен и пребывание на Японских островах.

Кроме того, в объёмной тетради помещена разнообразная информация, которая характеризует автора как человека интересующегося и стремящегося к знаниям. Вавилов выписывал к себе в тетрадь описание Земли с краткой характеристикой материков, поговорки, советы по лечению различных заболеваний человека и домашних животных, адреса сослуживцев, таблицу умножения, а также занятия геометрией, заключает тетрадь словарь с объяснением некоторых слов.

Записи о Русско-японской войне формируют в тетради два блока, но хронологически составляют единое целое. Первая часть дневниковых записей начинается с автобиографии, в которой Иван Вавилов изложил основные этапы своей жизни от рождения до начала Русско-японской войны; далее, до сдачи 20 декабря 1904 г. крепости Порт-Артур и пленения, следуют записи дневникового характера. В этой же части дневника автор сделал записи о своём возвращении на родину и послевоенной жизни.

Вавилов И.С.

Вавилов И.С.

Отдельный блок составляет «Дневник перехода нас в плен из Порт-Артура», охватывающий период с конца декабря 1904 г. до января 1906 г. За оборону Порт-Артура Вавилов, служивший в Квантунском флотском экипаже, награждён знаком отличия Военного ордена № 178890 (19 декабря 1904 г.

* * *

Сын крестьянина Уфимской губернии Златоустовского уезда Юрюзанского железоделательного завода Иван Семёнович Вавилов родился в 1878 году 8-го сентября и крещён 10-го сентября в церкви Рождества Христова в заводе Юрюзань. В 1888 г. в сентябре месяце поступил в Юрюзанское двухклассное училище Министерства народного просвещения, где окончил успешно курс в 1894 г. в мае месяце.

Проходил практические учения в слесарном, кузнечном, пудлинговом и литейном цехах Юрюзанского завода; с последнего был взят на военную службу с назначением во флот Балтийского моря. Женился в 1898 г. на Варваре Ивановне Гончаровой (1881-?). В 1899 году 25 и 26-го октября Альинским воинским присутствием был освидетельствован и принят в службу, после чего был кратковременный отпуск до 11-го ноября. 12 ноября явился к назначенному сроку в уездный город Златоуст, где происходила разбивка во все части войск, а со мной назначены во флот 26 человек из г. Златоуста, заводов Кусы и Сатки, Илека.

17-го ноября из Златоуста мы отправились по назначению. 26-го прибыли в Санкт-Петербург в проходящие казармы и после размещены по Измайловскому полку. Из Измайловского полка были вызваны обратно в проходящие казармы, из которых препровождены были в 18-й флотский экипаж, где разбили нас по городам и экипажам. Я, один златоустовский Ф. Гусев и двое кусинских остались в Санкт-Петербурге с назначением в 19-й флотский экипаж, который был на Васильевском острове.

16-го декабря прибыли вечером в 19-й экипаж, в котором производилось четырехмесячное образование, и был определён в команду вновь строящегося броненосца «Победа», и назначен в школу машинных квартирмейстеров, после обучения и присяги я начал ходить работать в Балтийский механический завод: сначала в механическую — на сборку машин, потом в котельную, в продолжение до 20-го августа 1900 г. 20-го августа я был послан в кампанию на учебный крейсер «Генерал-адмирал», на котором пробыл до 7-го октября и держал экзамены на кочегара и моториста.

После отбытия кампании, как только прибыл в Петербург, вскоре выслан обратно в Кронштадт в школу машинных квартирмейстеров, где начались занятия с 14-15-го октября, продолжавшиеся до 1-го марта 1901 года. 15-го марта я держал экзамен, после экзамена выслан был в Петербург и на Пасху произведён в квартирмейстеры II статьи, затем стал ходить на сборку машин на эскадренный броненосец «Победа», причём препоручено было быть старшиной правой машины.

Броненосец «Победа» при мне строился в доке Балтийского завода, при мне спущен на воду 13-го мая 1900 года. Испытания его, машин, орудий и минных аппаратов производилось при мне. Ходил на нём на коронацию Эдуарда II (имеется в виду король Великобритании и Ирландии Эдуард VII), (короля) императора Англии, и был смотр манёвров у Ревеля его императорского величества государя императора Николая Александровича и императора Германии Вильгельма II в 1902 г. Я был списан с броненосца в 19-й флотский экипаж в 1902 г. 24-го октября.

Броненосец «Победа» в числе других судов эскадры пошёл за границу на Дальний Восток в 1902 г. 27-го октября. С 24-го октября я находился в сводной роте 19-го экипажа. В 1903 году 2-го января я уволен был в запас флота. В 1903 г. 7-го января я прибыл домой. С 1-го февраля работал в литейной Юрюзанского завода по 24-е апреля 1903 г. С 24-го апреля по 19-е февраля 1904 года служил в лавке общества потребителей.

1904 года 19-го февраля вручена была карточка о призыве из запаса на военную службу, т. е. на войну России с Японией. 23-го я выехал в Златоуст. 24-го я явился уездному воинскому начальнику в Златоусте. 29-го февраля отправился из Златоуста на место назначения, т. е. в Порт-Артур. 1-го марта 1904 г. — Челябинск. 2-го марта — Курган. 3-го марта — Петропавловск. 3-го марта — Омск, 7 часов вечера. 4-го марта — Канск, 4 часа утра. 15-го марта — Хинган, туннель 1 и три четверти версты.

21-го марта прибыли в Порт-Артур, всего с уезда нас было: я, П. Рублёв, И. Алатырцев, Сырцев И., Н. Девятое и Чурин из Дувана. По прибытии в Артур был назначен на Ляотешанский маяк, в числе 10 человек, но были отменены. 4-го апреля переведён в минный городок. 11-го мая назначен на тралящий караван.

22-го мая начали тралить мины и взорвалась баржа № 15, не видели, куда от взрыва девались два кочегара, а остальные были сброшены в воду, имели сильные ушибы, а на нашей барже № 23 в это время был намотан на винт трал и всплыло две мины, тогда нельзя было давать ходу и течением несло кормой на мины.

Когда я услыхал из машины шум на палубе, выбежал наверх, капитан уже сидел в шлюпке, которая только что была спущена на воду, и матросы к нему прыгали с борта в воду, и их втаскивали в шлюпку, вёсла были не разобраны и шлюпка переполнена. Я был в больших сапогах и не имел спасательного пояса, приготовился прыгать в воду, думая, что прыгать в воду, — значит утонуть. Выскочил из-за борта, снял сапоги и бросился бежать на носовую часть баржи, к которой подходила шлюпка с другой баржи, спущенная для спасения команды, и я по концу кранца спустился в шлюпку. Когда мы намотали на винт трал, и не было возможности дать хода, то нашу баржу взяли на буксир другой баржи, и наша баржа, оттягиваемая правее от мин, не коснулась их и благополучно была отведена, а № 15 ушла на дно (взорвалась и затоула).

10-го июня. Наша эскадра выходила в море, а ночью вернулась обратно, встала на якорь на внешнем рейде и отбила несколько минных атак со стороны неприятельских миноносцев, броненосец «Севастополь» получил пробоину от поставленной неприятельской мины. 11-го июня утром эскадра зашла в гавань.

21-го августа 1904 г. взорвало миной баржу тралящего каравана № 23 и через три минуты пошла ко дну, люди спасены, только одного легко ранило (с другого катера). Из вещей у меня утонуло: два свидетельства, два аттестата командира и старшего инженера-механика эскадренного броненосца «Победа», бушлатов 2, брюк суконных 3 и др.

4-го сентября получил оклад 40 руб. 50 коп. 23-го сентября 1904 г. за два шага разорвался японский снаряд на палубе водяной баржи. После взрыва баржи № 23 переведён был на катер «Строитель», с которого был взят в морской госпиталь, по выходе из госпиталя снова послан на тот же катер и был на нём до 2-го декабря 1904 г., в этот день его затопило 11-мортирным снарядом, и вещи у меня затонули второй раз.

О продовольствии в крепости

Подвоз с моря почти прекращён с начала войны (окончательно железнодорожное сообщение с крепостью Порт-Артур прекратилось 29 апреля 1904 г.), по поводу усиленной блокады неприятельской эскадры запас в Артуре как казённый, так и частный был не очень значительный, поэтому цена на все продукты вскоре после перерыва сообщения с суши повысилась до большой дороговизны: куриные яйца до 12 рублей десяток, курица стоила 15,18, 20 рублей. Мясо было у китайцев, у русских маркитантов по 50 копеек фунт (1 фунт = 0,409 кг), а впоследствии и за 50 копеек, как, например, последние месяцы конина — 1 фунт 60, 70, 80 копеек.

Мясо говяжье — 1 рубль 50 копеек, 1 рубль 80 копеек, свинина — 1 фунт 2 рубля, и случалось не найдешь, можно только взять у китайцев конину или вместо конины собачьего мяса, он говорит, что это баран, но удивительно впоследствии стало, где он барана мог взять? Но у китайцев собачатиной не брезгуют, а принято есть.

Водочки нам, нижним чинам, в магазинах и складах нигде не давали, а если есть деньги, можно было достать свободно, «Смирновки» бутылка стоила сначала 3 рубля потом 5 рублей и 5 рублей 50 копеек, коньяк бутылка 5-6 рублей и 6 рублей 50 копеек, ром бутылка 6-6 рублей 50 копеек и 7 рублей 50 копеек. Между тем из складов можно было брать кому полагалось «Смирновку» ящиками, по казённой цене, кажется, дешевле 50 копеек бутылка.

Войскам выдавали за последнее время по 42 золотника (1 золотник = 4,26 г.), а потом по 36 золотников на одного человека конины, которая варилась четыре раза в неделю, остальные дни варили одну фасоль, вследствие чего в войсках развилась цинга, которую я первый раз увидел. Это враг был страшный для осаждённых войск, впоследствии цинга дошла до больших размеров, выводила из строя массу людей в госпитали, а из них на вечный покой.

23-го декабря во время сдачи крепости был взят в японский плен, где находился до 4-го февраля 1906 г., а домой прибыл 17-го марта. 5-го апреля поступил в лавку общества потребителей кассиром, а 21-го августа — приказчиком.

Дневник перехода нас в плен из Порт-Артура

1904 год
В ночь с 18-го на 19-е декабря 1904 г. с 10-ти часов вечера на Золотой горе подняты были условные сигналы, по которым наши шесть миноносцев снялись с якоря и пошли в ближайший иностранный порт, и начались взрывы от заложенных мин, боевых судов и всех плавучих средств, исключая только мелкие паровые катера, и уничтожение взрывчатых веществ в складах, где было можно, и всё это продолжалось до утра 19-го числа.

20-го мы взяли смену белья и перешли в экипаж. В этот же день японская комиссия была в порту. 21-го продолжение комиссии в порту. 22-го сдача на береговом фронте всех укреплений и фортов, и всех морских батарей, наши части войск уходили, а японские заступали.

23-го в 9 часов утра все наши войска начали выходить из города на назначенный пункт против 5-го форта и укрепления лит. Д, где ночевали на открытом месте. Разложены были сотни костров, поддерживая огонь от разломанных сараев, драньём. 24-го — против укрепления лит. Д, где сняты были фотографические карточки нашей плачевной картины, ночевали вторую ночь.

25-го в день Рождества Господа в 9 часов утра пошли дальше по направлению к Дальнему и ночевали в китайской деревне Тюлю-тинг, третья ночь. 26-го в 8 часов утра вышли из деревни Тюлю-тинг и пришли в деревню Малую-Чинь-жу, провели четвёртую ночь. 27-го вышедши из деревни Чинь-жы пришли на станцию Чинб-жу, провели 5-ю ночь, и за эти ночи хватили порядочно холоду и дыму от горения рваной нами травы и сырых дров — прутьев.

28-го в 11 часов 50 минут ночи сели на железнодорожный поезд в балластные открытые вагоны и в 3 часа 50 минут утра прибыли в Дальний. Этот промежуток времени от тесноты и холода долго останется на памяти, особенно у тех, которые плохо были одеты. 29-го и 30-го — в г. Дальнем. 31-го из г. Дальнего в 2 часа дня сели на пароход и тотчас пошли в море, обед и ужин — рис.

1905 год

…4-го января стоянка на якоре в бухте и сортировка вещей. 5-го в 10 часов дня пришли к пароходу баржи и сняли нас на берег — карантин, где приготовлены были нам ванны, наше бельё парили сухим паром, после ванны для просушки надели на нас их больничное бельё и отвели в чистое помещение, когда просохли, прошли в другое помещение, надели свое бельё, затем поместили в бараки, устланные чистыми рогожками. Обед и ужин состоял из мяса, картофеля и моркови. 6-го в бараках и горячий обед.

7-го в 8 часов утра мы вышли из бараков, пришли на станцию железной дороги, в 11 часов дня сели на поезд и отправились дальше, на станции депо. В 12 часов 30 минут дали обед, во время следования на станциях публика собиралась большими массами и что-то кричала. 8-го в 5 часов 15 минут утра прибыли на станцию Кобе и город Кобе, по поезду проходил японский священник и в каждую дверь вагона раскланивался, в 7 часов 50 минут утра тронулись со станции Кобе по улице города, по которой ехали в продолжение 25 минут, затем тянулись почти непрерывно деревушки с роскошными садами.

В 8 часов 50 минут утра прибыли в город Осака, где приготовлен был обед в разукрашенном фонарями здании, после обеда в 11 часов 15 минут из Осаки отправились до станции Хамадера и высадили нас направо от железной дороги в ограду, заставленную палатками, где разместили по 21 человеку, по всей линии железной дороги, публика провожала с каким-то криком, не знаю, оказывала она нам уважение или же над нами смеялась, но надо по всему приметить, что они делали первое. Вечером был гром и молния.

9-го января в палатках на песчаной почве. 13-го смотр японского генерала Ибараки командующего 4-й дивизией. 17-го оспопрививание, четыре укола. 19-е — первое послано письмо домой. 24-го был ветер и холод. 26-го января прибыло русских пленных 300 человек с севера. 1-го февраля прибыли пленные из Артура (бывшие больные). 2-го вышли из палаток армейские унтер-офицеры. 3-го вышли матросы. 4-го, с 3-го на 4-е — ночью сон о матери. В 2 часа дня мы вышли из палаток и, прошедши версты три далее, поместились в бараки.

14-го передача пленных генералом Ибараки генералу Кумабе. 15-го получили какие-то деньги: старшие унтер-офицеры по3 рубля, младшие по 1 рублю, матросы по 50 копеек. 25-го был французский консул.
1-е марта — послано второе письмо домой. 17-го марта состоялось освящение молитвенного дома (часовни) во дворе пленных, присутствовал японский генерал Кумабе и шесть офицеров. Погода была благоприятная.

8-го апреля приехал помощник французского консула, по случаю заставить пленных готовить для себя пищу. Перед Пасхой 17-го апреля ещё получили деньги, как и прежде, то есть 15 февраля 1 рубль + 1 рубль = 2 рубля. На Пасху была порция ветчины и по 7 яиц. 12-го апреля мы начали готовить для себя обед и ужин.

15-го мая японцы распространяли между нас слух, будто японские миноносцы в проходе Корейских островов утопили пять русских судов, так 15, 16 и 17-го висят у них флаги и ранее со стороны их было несчётное число пропущено неблагоприятных для нас слухов, которые нас сильно мучили и казались невероятными. 19 и 20-го отправили с 4-го двора партию 600 человек на первый и второй двор. 20-го мая в 3 часа пополудни было землетрясение. 26-го мая выдали жалование за два месяца 2 рубля.

13-го июня пронесся слух заключении мира. Победа на стороне России. 17-го послано письмо домой и И.Л. Привалову. 18-го июня получено открытое письмо от И.Л. Привалова, в котором извещено о смерти дорогой моей мамоньки, и к вечеру в этот день послано письмо домой, как только узнал о смерти мамоньки, помеченное 19 числом. 27-го четвёртая дача 1 рубль= 5 рублей.

2-го июля в 5 часов вечера происшествие от грома и молнии. 9-го июля получил открытку из дома, по прочтении которой узнал ещё о смерти дедушки Гончарова и о возвращении Василия, послано из дома 12-го мая. 12-го июля получил письмо от И.М. Карева. 22-го жалование 1 рубль = 6 рублей. 24-го выдали по крестику.

12-го августа провели русских пленных на пятый двор, говорят, с Сахалина. 13-го августа жалование 1 рубль = 7 рублей. 21-го августа, по словам священника, служили благодарственный молебен о заключении мира. 19-20 и 25-го получал письма из дома, последнее от 1-го июля. 30-го августа заведующим пленными объявлено, что заключён мир.

6-го сентября выдали по 15 рублей пленным. 7-го в день моего ангела жалование 1 рубль = 8 рублей. 8-го или 9-го во сне снилось будто была перестановка дома из переулка на угол. 12-го общая съёмка пленных на фотографическую карточку.

Русские уполномоченные в начале ведения переговоров о мире: Витте, Розен, Плансон, Набоков и Коростовец; японские: Комура, Такахира, Сато.

18-го сентября получил письмо из дома от 17-го июля. Получено от о. Николая Евангелие. 19 и 20-го послал домой письма, одно Н.М. Сырцеву. 1-го октября выдали жалование 1 рубль = 9 рублей. 5-го октября смотр генерала Ибараки и освящение памятника. Памятник умершей собратии в Хамадере из белого гранитного камня высотой 24 фута, ширина 13 футов, стоимость без фундамента 454 рубля. На золочения и гравировку вышло 94 рубля 15 копеек. Стоимость всего памятника с плитами 548 рублей 15 копеек. Остальные 150 рублей посланы епископу Николаю на икону.

6-го получил письмо от Н М. Сырцева. 9-го получил письмо из дома и послал домой и Н.М. Сырцеву. 11-го октября Ивану Воробьёву (Воробьёв И.А. — участник обороны Порт-Артура, награждён Георгиевскими крестами 3-й и 4-й степеней.) послал пять рублей, о получении которых получил ответ 13-го октября. 23-го прибыли на двор русские офицеры и прапорщики, объявили, что в России дана свобода слова в печати, и за новую Россию с возгласа прапорщика Соловьёва кричали ура, а про отправку нас объявили, что будет не ранее как дней через 10 или 11.

26-го октября послана домой открытка, считал её последней. 27-го октября жалование 1 рубль = 10 рублей. 29-го с первого двора началась отправка пленных. 4-го ноября получено жалование за два месяца 2 рубля и 1 рубль неизвестно какой, всего 3 рубля = 13 рублей. 5-го ноября получил письмо из дома от 7-го сентября. С 19 на 20-е ноября утром снился сон, будто у меня ослабли передние верхние зубы, готовые выпасть. 24-го ноября ночью снился сон, будто я где-то был в доме у окна, вдруг ударил гром, видел над головой, было пробито и огонь, меня здорово оглушило, когда я пришёл в чувство, то от удара молнией выпал зуб, который я держал в руке и промывал во рту водой.

23-го ноября началась отправка со 2-го двора. 3-го декабря отправлено с 4-го двора 2 барака пленных. 11-го ещё отправлено из двух бараков армейских. 13-го отправлено 380 человек больных. 14-го получил письмо от Карева, пометка его 26-го сентября, а почтового отделения 5-го октября. 13-го декабря получил жалование 1 рубль = 13 + 1 рубль неизвестных. 23-го декабря в 5 часов утра было землетрясение. 25-го декабря в 8 часов вечера было землетрясение. 31-го декабря выдали жалование 1 рубль, за 14 месяцев 14 рублей +1 рубль.

1906 год
1-го января день был скучный и тоскливый, к вечеру немного выпили в Хамадере — плену Японии. 3-го января отправка началась от нас, т. е. 4 двора — армии. 5-го января выдали по 50 копеек. 19-го января выдали из наших 10 рублей. 20-го января двор 4-й, Хамадера. 25-го выдали жалование 1 рубль = 15 рублей + 1 рубль.

Из статьи Н. Антипина «Фотографические карточки нашей плачевной картины», журнал «Родина», №1 2011 г., с. 110-113.