Архив рубрики ‘ Москва

Усадьба Черемушки-Знаменское

Нежно звучащее название этой дворянской усадьбы произошло от того, что в далекую старину здесь, в южном предместье Москвы, был глубокий и сплошь покрытый зарослями черемухи овраг, благоухающий ранней весною на всю долину и окрестности речки Бекетовки. По преданию, местность эта некогда принадлежала Борису Годунову.

Из достоверных же источников известно, что в 1630 г. «в Московском уезде из порожних из обводных земель, пустошь Черемошки по сторонам Черемошского оврага… писцы измеряли и описали и продали в вотчину по полпустоши Афонасию Проничегцеву, да дьяку Венедикту Махову». Вскоре же на половине Венедикта Махова возникли вотчинный двор и деревня Черемошье в несколько крестьянских дворов, а на речке Бекетовке дьяк Венедикт Махов устроил систему прудов. Местность начала преображаться, и столетие спустя здесь уже существовала оригинальная и представительная дворянская усадьба.

Читать полностью »

Усадьбы Юго-Запада Москвы

Нынешний Юго-Западный округ расположен на землях, которые еще в начале XX века считались ближним Подмосковьем, так как границей Москвы была Окружная железная дорога и они входили в состав одной из пятнадцати волостей губернии — Зюзинской волости Московского уезда. Эти сельские места хранили и зримые черты, и память многовековой истории. Ведь именно здесь, на юго-западе, археологи обнаружили древнейшие следы поселения человека — Мамоновское городище на высоком правом берегу Москвы-реки, где позднее было село, а затем усадьба Васильевское.

Городище датируется первым тысячелетием до нашей эры и относится к типу «дьяковской» культуры. А вдоль трасс древних Серпуховской и Старой Калужской дорог обнаружено более полусотни курганов-могильников славян-вятичей, начавших заселять Московский край с IX-X вв. Они группировались около старинных сел и деревень Зюзино, Коньково, Деревлево, Брехово, Узкое, Теплый Стан, Большое и Малое Голубино.

Читать полностью »

Москва – Третий Рим

Москву часто ассоциируют с теми образами, которые стали частью ее культурного лица еще в XVI веке. Тогда ее часто называли вторым Иерусалимом, видя в Великом городе центр «нового Израиля», т.е. государства, где истинная вера сохраняется в чистоте и неприкосновенности, видя в нем также своего рода каменную чашу, куда перелилась благодать из Иерусалима древнего и иных городов, претендовавших на эту роль, — например, Киева.

Реже именовали Москву Третьим Римом — новым средоточием имперской власти, оберегающей христианство. Впоследствии амплуа Третьего Рима оказалось ведущим. Роли эти красивы, и хорошо будет, если Москва вернется к полноценному их исполнению.

Читать полностью »

Москва Марины Цветаевой

Марина Цветаева — плоть от плоти Багрянородного города, сердцевинно-московский человек. Она глубоко укоренена в московской старине, московской культуре, духе московском. Белокаменная, или, как любила говорить сама Марина Ивановна, «Семихолмая», — ее дом. Когда дом этот оказался утраченным, Цветаева горючими слезами восплачет о нем на чужбине и не отыщет больше пристанища, которое сможет назвать домом.
Меж обступающих громад —
Дом-пережиток, дом-магнат,
Скрывающийся между лип.
Девический дагерротип
Души моей… (1931)

Читать полностью »

Князь Даниил Московский

Первая действительно крупная историческая фигура в московской истории, человек, способствовавший превращению «ручейка» в «реку», — князь Даниил Александрович (1261-1303). У него на глазах и отчасти его усилиями одна эпоха в судьбе Руси ушла в прошлое и сменилась совершенно другою. Его державная манера во многом определила стиль всей будущей московской политики.

В конце XIII столетия незавидный московский удел достался Даниилу — младшему сыну прославленного полководца Александра Невского, канонизированного Церковью. Его поставили княжить на Москве в младенческом возрасте. Лишь с 1277 года он — действительный полноправный властитель. Княжение Даниила принесло громадную перемену.

Читать полностью »