Третья неделя июля 1943 года

16 июля

За 5 дней наступления войска Брянского фронта прорвали оборону противника на глубину от 17 до 22 километров и, расширив фронт прорыва до 36 километров, вышли к реке Олешня. Германское командование отдало приказ о прекращении наступления и начало отводить свои главные силы из этого района и с южного фаса Курского выступа.

В обстановке полного крушения наступательных планов и отсутствия сил для удержания захваченных позиций, немецко-фашистское командование 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» под прикрытием сильных арьергардов начало отводить свои части под ударами войск Воронежского фронта, перешедших в преследование.

Читать далее »

Вторая неделя июля 1943 года

8 июля

На орловско-курском и белгородском направлениях войска Центрального и Воронежского фронтов продолжали отражать наступление крупных сил противника. Контрударом войск Центрального фронта противник с тяжелыми потерями был отброшен с северной окраины Понырей. К исходу дня наступление противника в районе Поныри, Ольховатка было остановлено. Советские войска вышли на свои прежние позиции.

К.К. Рокоссовский (командующий Центральным фронтом): «8 июля в 8 часов 20 минут до 300 вражеских танков при поддержке артиллерийско-миномётного огня и ударов авиации атаковали наши позиции северо-западнее Ольховатки на стыке 13-й и 70-й армий. Враг ворвался в боевые порядки пехоты. Здесь успела с ходу занять позиции 3-я истребительная артиллерийская бригада полковника В.Н. Рукосуева. Артиллеристы встретили гитлеровцев огнем прямой наводки… Противник вынужден был отойти. Совместными героическими действиями всех родов войск вражеская атака была отбита».

Читать далее »

Первая неделя июля 1943 года

1 июля

Перед началом Курской битвы, 1 июля 1943 года, Гитлер вызвал в свою ставку командующих армиями, командиров корпусов, войска которых должны были принять участие в операции «Цитадель».

2 июля

Ставка ВГК предупредила командующих войсками Воронежского и Центрального фронтов о возможном переходе противника под Курском в наступление в период между 3 и 6 июля и потребовала от них привести войска фронтов в полную боевую готовность. Точного часа начала немецкого наступления — операции «Цитадель» нашему командованию известно не было. Ставка Верховного Главнокомандования приказала:

Читать далее »

Павел Дыбенко – матрос, нарком, командарм

Павел Ефимович Дыбенко родился 16 февраля 1889 года в селе Людков Новозыбковского уезда Черниговской губернии (позже Гомельская). Здесь жили малоземельные крестьяне, писал Павел Ефимович в автобиографии. Семья Дыбенко — девять человек (отец, мать, шестеро детей и дедушка, который дожил до ста лет) — имела три десятины земли, одну лошадь и одну корову.

Крестьяне занимались отхожим промыслом или поденными работами у дворян, которым принадлежали в уезде лучшие земли. Многие крестьяне, отчаявшись, эмигрировали в Америку. Будущий военачальник с семилетнего возраста выходил с отцом в поле — помогал боронить, возить удобрения, пасти помещичий скот. Так что понятна природа классовой ненависти будущего наркома к помещикам, избавленным от тяжелого физического труда.

Читать далее »

Посол Александра Коллонтай и женский вопрос

Александра Михайловна Коллонтай родилась в Санкт-Петербурге в семье царского генерала-аристократа 19 марта (1 апреля) 1872 года. Её отец Михаил Алексеевич Домантович был инспектором Николаевского кавалерийского училища, участвовал в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Для её матери — Александры Алексеевны Масалиной брак с Домантовичем был вторым. От первого брака она имела троих детей.

«Как младшая в семье, — писала Коллонтай в автобиографии, — и притом единственная дочь отца…, я была окружена особой заботой всей нашей многочисленной семьи с её патриархальными нравами». Шурочка много читала, изучала иностранные языки и мечтала стать писательницей. Она получила домашнее образование и в 16 лет сдала экстерном экзамен на аттестат зрелости. Родители ждали от неё замужества и внуков. Однако Шурочка отказывала всем, кто просил её руки.

Читать далее »