Очередная русско-турецкая война 1787-1791 гг. была раз­вязана Османской Турцией в целях возвращения Крыма, однако победы Суворова А.В. под Кинбурном, Фокшанами, на реке Рымник и Ушакова Ф.Ф. – в Керченском сражении и у острова Тендра ослабили турецкую армию и флот.

Поражения в Мачинском сражении и в морском сражении при Калиакрии вынудили Турцию заключить Ясский мирный договор, по которому было подтверждено присоединение к России Крыма и Кубани, устанавливалась новая граница на юго-западе по реке Днестр, а на Кавказе – по реке Кубань. Турция отказывалась от претензий на Грузию.

Неприятельский лагерь располагался под Фокшанами, к которым сходились важные дороги в Валахию и Мол­давию. Турки под Фокшанами имели 20 тыс. человек, ожидали еще подкреплений из Силистрии. 18 июля 1789 г., к 10 часам вечера, пройдя 50 верст, Суво­ров прибыл в Аджут. Он имел около 5 тыс. человек, Ф. Кобург (австрийский принц Фридрих Кобургский) – около 12 тыс. Суворов предложил Кобургу напасть на вражеский стан, с ходу форсировав реку Путну двумя группами. Тот согласился. Обе колонны – правая Кобурга, левая Суворова – выступили 19 июля.

На следующий день Су­воров вышел к Путне, за ней стояли основные силы 30-тысячной армии Осман-паши. В начале переправы турки трижды атаковали его полки. Но русские их отби­вали, наводя, под прикрытием огня из орудий, понтон­ный мост. К вечеру перешли реку. На рассвете следую­щего дня подошли австрийцы и тоже переправились на другой берег.

Карта сражения на реке Рымник

Карта сражения на реке Рымник

21 июля Суворов и Кобург под прикрытием огня реши­тельно атаковали турецкий лагерь, построив свои войска в каре: на правом фланге девять каре австрийской пехо­ты в двух линиях, за нею – кавалерия; на левом флан­ге – русская пехота в двух каре, тоже с кавалерией по­зади. В центре и в третьей линии тоже шла кавалерия, русская и австрийская. Всего оба командующих имели около 17 тыс. человек.

Когда началась атака союзников, им навстречу удари­ла турецкая конница. Но ее отбросила кавалерия, вышед­шая из третьей линии, и турки бежали в лес перед своим лагерем. Союзники обогнули лес с двух сторон и подошли к лагерю. Огонь турецких орудий вскоре подавила русская артил­лерия, и союзные пехотинцы «пошли скорым шагом на атаку их окопов без стрельбы, и, в самой близости учиня залпы, одержали оные великою храбростию».

Принц Фридрих Кобургский

Принц Фридрих Кобургский

Тур­ки, бросив укрепления лагеря, бежали в Фокшанский за­мок. После артиллерийского обстрела союзники взяли его штурмом. Турки снова спасались бегством, преследуемые кавалерией. Они потеряли до полутора тысяч убитыми, 12 пушек; русские – сто пятьдесят убитыми и ранеными, австрийцы – двести человек.

Суворов 25 июля вернулся в Бырлад. Сразу же пред­ложил Репнину, заменявшему главно­командующего, начать новое, более широкое наступ­ление. Он исходил из того, что визирь сосредоточил главные силы у Исакчи и Измаила с целью перей­ти в наступление. Но его предложение отклонили.

После сражения у Фокшан выяснилось, что турецкое 100-тысячное войско собирается у Браилова и Галаца. Под Измаилом устраивали демонстрации второстепенные силы неприятеля, чтобы отвлечь внимание Потемкина и неожиданно нанести удар главными силами на стык между войсками Кобурга и Суворова, разбить их, затем через Фальчи – Кишинев идти против главных русских войск, двигавшихся в обход Бендер на Каушаны.

Генерал-лейтенант Суворов А.А.

Генерал-лейтенант Суворов А.А.

Суворов снова направился к Фокшанам на соеди­нение с Кобургом. За два дня его дивизия прошла 70 километров, форсировав при этом две реки. Утром 10 сентября (по старому стилю) оба полководца объ­единили свои силы. У них было более 25 тыс. человек. Турки, стоявшие четырьмя лагерями между реками Рымник и Рымна, имели вчетверо больше войск. Кобург предлагал выждать, Суворов – немедленно наступать, а в случае несогласия обещал начать атаку одной дивизией. Австрий­ский командующий согласился.

Турки не успели подготовиться к сражению – окопы, да и то не до конца, вырыли только у главного лагеря. Визирь, не ждавший подхода русских, находившихся, как он был уверен, далеко от его лагеря, считал, что наступления не будет – уж австрийцы-то на него не ре­шатся!

Разгром турецкой армии при Рымнике 11 сентября 1789 г. Раскрашенная гравюра. Конец XVIII в.

Разгром турецкой армии при Рымнике 11 сентября 1789 г. Раскрашенная гравюра. Конец XVIII в.

Оба полководца переправили полки через реку Рымну у деревни Черешти. Союзники наступали двумя колоннами: русские на первый лагерь турок, австрийцы – на второй, около которого русские и австрийцы должны объединиться, но только после того, как Суворов разгромит лагерь у Тырго-Кукули.

Наступление начали в ночь на 11 сентября. На рас­свете закончили переправу. Суворов, построив пехоту в батальонные каре, в две линии, позади нее – кавалерию, тоже в две линии, двинулся к Тырго-Кукули. Было около 6 часов утра. Пройдя кукурузное поле, вышли к глубо­кому оврагу, в полутора верстах перед турецким лагерем. Вражеская артиллерия, стоявшая на краю оврага, откры­ла огонь.

Каре с правого фланга по приказу Суво­рова перешло по узкому дефиле овраг и заставило замол­чать вражеские орудия. Но на него набросилась турец­кая пехота. Русский командующий ввел в действие дру­гие каре своей первой линии. Перешли в атаку турец­кая конница, с одной стороны, и русские каре второй линии – с другой. На турок обрушились перекрестный огонь русских и их штыковой удар. В результате «турков опровергли с великим уроном» – опрокину­тая конница спасалась бегством, и суворовцы ворва­лись в лагерь, захватили его.

Неприятель бежал к реке Рымник. Суворов напра­вил свои силы к деревне Бокза, откуда турки вели огонь. Австрийцы в это время шли к лесу Крынгу-Мейлор. Между союзниками образовался разрыв, и туда ви­зирь послал кавалерию: 18 тыс. человек – в стык между войсками Суворова и Кобурга, 20 тыс. – в обход левого фланга второго из них. Но ору­дийным огнем турецких конников отогнали. Суворов направил удар в лагерь у Бокзы, захватил его. За­тем вышел к лесу Крынгу-Мейлор и соединился с авст­рийцами.

Здесь, в главном лагере, находились 15 тыс. янычар. Союзники начали сильный обстрел из орудий. Тур­ки отвечали огнем из ретраншемента. Пехотные каре союзни­ков, кавалерия в промежутках между ними пошли вперед. Кавалерия союзников приблизилась к туркам и пустилась быстро в атаку. Проскочив окопы, конники врубились во вражескую пехоту. Довер­шил дело штыковой удар союзной пехоты. С флангов дей­ствовали егерские части. Разгромленные турки в панике бросились к Мартинештам.

Попытки визиря остановить толпы бегущих не имели успеха. Они сгрудились на мосту, мешая друг другу. Кон­ники бросались в реку, в которой из-за прошедших ливней сильно поднялась вода: «Великий визирь с пере­довыми переехал мост на правый берег и его поднял. Ту­рецкая конница от трепета бросилась вплавь и тысячами тонула. Оставшаяся на левом берегу конница и пехота рассеялись во все стороны без остатку», – писал Суворов А.В.

Последний лагерь, у Одоя, уже не оказал сопротив­ления, и все турецкое войско бежало на Браилов и Рущук. Но у реки Бузео его настигла союзная конница и снова раз­громила. На поле сражения турки оставили 5 тыс. человек, во время бегства – еще две тысячи. Огромное войско рассеялось. У Браилова и Мачина собралось только 15 тыс. человек. В руки побе­дителей, потерявших около двухсот человек убитыми и око­ло четырехсот ранеными, попали много орудий, 150 зна­мен, весь обоз. В ставке великого визиря Юсуфа-паши было обнаружено ценное имущество: дорогие ковры, одежда из золотой и серебряной парчи. В одном из турецких лагерей союзники обнаружили множество цепей и железных ошейников. Оказывается, великий визирь, рассчитывая разбить австрийцев, приказал заготовить множество цепей, чтобы заковывать в них пленных.

За эту победу Александр Васильевич Суворов получил титул графа Рымникского, орден Святого Георгия I степени и украшенную алмазами шпагу. Австрийцы тоже не поскупились: указом императора Иосифа II Суворов получил титул графа Священной Римской империи. Принц Фридрих Кобургский, дважды сражавшийся с турками под командованием Суворова, по совокупности побед получил от императора Австрии чин фельдмаршала. Он довольно успешно воевал в 1793-1794 годах против французов, нанеся им несколько поражений. Принц Кобургский гордился тем, что он прошел суворовскую школу, и называл себя учеником прославленного русского полководца. А австрийские солдаты, оценив наступательный активный способ ведения боевых действий, присущий Суворову, стали называть его «General Vorwarts!» – «Генерал Вперед!»

Победа при Рымнике изменила всю стратегическую обстановку на войне в пользу союзников. Потемкин, вос­пользовавшись этим, взял Бендеры, Аккерман. От турец­ких войск была очищена Молдавия. Русский флот смело действовал на Черном море. После Рымника турки потеряли последний шанс добиться поставленных ими целей: вернуть Крым и Грузию. Правда, союзники не сумели правильно распорядиться предоставленными им возможностями. Несмотря на эти блистательные победы русской армии, Турция продолжала войну. Ее правители рассчитывали на успеш­ные действия шведов против России на Балтике, где велась русско-шведская война. Вышла из войны Австрия, которую больше теперь беспокоила не Турция, а Фран­ция, где произошла революция.

Враждебную по отно­шению к России позицию занимали Англия и Пруссия. Последняя заключила союзный договор с Турцией, на­деясь в обмен на возвращение ей Крыма отхватить кое-что у Польши (Торн и Данциг) и Швеции (Поме­ранию). Россия, воевавшая на два фронта, попала в междуна­родную изоляцию. Маячила угроза новых войн с Прус­сией и Польшей…

Бывают совпадения, которые иначе, как роковыми, не назовешь. Сын Александра Васильевича Суворова Аркадий Александрович пошел по стопам отца и тоже стал военным. В 1811 году он уже был генерал-лейтенантом и командовал 9-й пехотной дивизией. В то время Россия опять воевала с Турцией. Дивизия Суворова-младшего располагалась примерно в тех же местах, где в 1789 году воевал его великий отец. И надо же такому случиться, что при переправе через разлившуюся после ливневых дождей речку Рымник коляска, в которой ехал Аркадий Суворов, опрокинулась. Бурный поток подхватил его, и он захлебнулся. Так Суворов-младший нашел свою смерть там, где обрел славу Суворов-старший.