Философ, историк, художник, проповедник, моралист – и все это автор «Войны и мира». Казалось бы, это роман, где наибольшее внимание уделено изображению представителей различных слоев дворянства. И, тем не менее, в нем автор и как философ, и как историк, и как ху­дожник, и как проповедник, и как моралист следует одному принципу: любой герой, каждая проблема, всякая идея произведения, раскрывается непременно в соотнесении с духовным миром народа, характеризуется через ее значение для всей страны, для всей нации. Мысль о народе – главная и ведущая в романе. Народ Толстой признает не только творцом истории, но и её судьёй.

Народ в «Войне и мире» – это не только образы простых людей: солдат, крестьян. Это русская нация, которая включает в себя и людей из высших сословий. То есть Толстой не мыслит дворян вне народа. События Отечественной войны 1812 года, когда решалась судьба России, позволяют писателю показать их, простой народ и дворян, как нечто це­лостное, как единую нацию, объединившуюся перед лицом общей беды. Поэтому народ как нация включает в «Войне и мире» и образы лучших представителей дворянства – Пьера Безухова и Андрея Болконского, Наташу Ростову и Марью Болконскую.

Наташа Ростова и Марья Болконская безотчетно испытывают влияние народной жизни. А Пьер Безухов и Андрей Болконский явно сознают, что в отрыве от народа человек не может оправдать своего высокого предназначения. Характерно, что лучшие черты своих геро­ев, принадлежащих к дворянству, Толстой объясняет исключительно благотворным народным влиянием.

В первом томе «Войны и мира» самым ярким эпизодом, рисующим народный национальный характер русского человека на войне, является рассказ о батарее капитана Тушина. Капитан Тушин – обыкновенный, ничем не выдающийся офицер, каких много в русской армии. Этот ма­ленький, худой, пугливый и слабый, в чем-то даже смешной человек на поле боя оказывается истинным героем. Конечно, он боялся, но в нуж­ный момент сумел победить свой страх.

А мужество в том и заключается, убежден Толстой, чтобы, вздрагивая от выстрелов, не бежать оттуда, где опасно, но делать свое дело. Обыкновенны и тушинские солдаты, кото­рые «как дети… смотрели на своего командира, и то выражение, которое было на его лице, неизменно отражалось на их лицах». В сцене, изобра­жающей действия батареи капитана Тушина, нарисованы одновременно и сила русского национального характера, и трагизм положения, в кото­ром пребывал русский народ на поле сражения, отдавая жизнь за Родину.

Во втором томе романа развитие и углубление образа народа мы увидим, с одной стороны, в сцене пляски Наташи Ростовой в доме ее дядюшки, где с большой силой показана поэтическая сторона русского национального характера, с другой стороны, на страницах, посвященных описанию поездки Пьера Безухова по своим имениям в Киевской губер­нии и разговорам его с Андреем Болконским после этой поездки.

В третьем и четвертом томах на первый план выходит героизм на­рода, взявшего в свои руки решение судьбы Родины, героизм, который приобретает массовый характер. Вообще, в этот ответственный для России момент мы видим, как повышаются общественная активность народа и его единство.

На войне, показывает Толстой, одна забота владеет и веселящимися в грязном пруду солдатами, и купцами, жгущими свой хлеб, и полковод­цем Багратионом. Рискуя навлечь гнев царя, последний после оставления Смоленска пишет без всякой дипломатии письмо Аракчееву: «Больно, грустно, и вся армия в отчаянии… Слух носится, что вы думаете о мире. Чтобы помириться, боже сохрани!.. Ежели уж так пошло – надо драться, пока Россия может и пока люди на ногах… Скажите, ради бога, что наша Россия – мать наша – скажет, что так страшимся и за что такое доброе и усердное Отечество отдаем сволочам, и вселяем в каждого подданного ненависть и посрамление…»

Так думает не один Багратион – вся Россия. Хотя у каждого она своя. У Ферапонтова она другая, у Наташи – третья, но у всех одна. И все они, знатные и простые: князь Андрей и Алпатыч, Николай Ростов в своем полку и Пьер в Москве, человек во фризовой шинели, радую­щийся пожару Смоленска, и стиснутый московской толпой Петя Ростов, купающиеся солдаты и генерал Багратион – все они знают: пришел час, когда стало важно только одно – общая судьба всех, судьба Отечества.

И рядом сцена, которая резко контрастирует с только что сказан­ным. Бунт богучаровских крестьян служит как бы прямым продолжени­ем картины рабской жизни крепостных деревень, принадлежащих Пьеру Безухову. Деревни Пьера находились в Киевской губернии; деревни Болконских, примыкавшие к их имению Богучарово, – под Смоленском.

Но как в тех, так и в других царили нищета и рабство, порожденные крепостничеством. Изобразив богучаровских крестьян, Толстой показал реальное положение всего крестьянства и неугасимое стремление его к лучшей, свободной жизни. Об этих людях можно сказать и так: это простой русский народ, бунт которого раскрывает социальное поло­жение победителей Отечественной войны. Потому что богучаровские крестьяне – родные братья солдат, участвовавших в Аустерлицком сра­жении, крестьян, которые живут в деревнях, принадлежащих Пьеру Безухову, тех ополченцев, которых в недалеком будущем встретит тот же Пьер на Бородинском поле.

Патриотизм народа находит выражение, прежде всего, в его геро­изме. Этот героизм со всей отчетливостью виден уже в первом томе романа, когда и война-то еще не была отечественной. И он контрастен безразличному отношению многих представителей высших слоев об­щества к судьбам России. Именно народ показывает наибольшую не­примиримость к национальному порабощению.

В образе народа, разумеется, воплощены разные стороны миро­воззрения Толстого. Отсюда двойственность в изображении им богучаровского бунта: правы и крестьяне, осмелившиеся не подчиниться распоряжению помещицы, прав и Николай Ростов, усмиривший бунт. Рисуя героический облик русского народа, Толстой вместе с тем любов­но говорит о его терпеливости. Из чего на страницах романа возникает фигура Платона Каратаева.

Наряду с вымышленными персонажами в романе дей­ствуют лица исторические. Прежде всего, это Кутузов и Александр I, образы, чья жизненность проверялась идеей борьбы русского народа за независимость своей Родины, создавались Толстым по законам соот­ветствия и реальным историческим фактам, и идейно-художественной концепции романа.

Характерно в этом смысле восприятие Александра I Николаем Ро­стовым. Николай восхищается царем, готов во всякую минуту пожерт­вовать за него своей жизнью. Представление Николая Ростова о царе в то время разделялось огромной массой населения страны. Для него царь был олицетворением самой России, ее славы и могущества. Люди поверили в Россию, в русское оружие, а потому и в царя. Другой аспект освещения Александра I – явно скептическое отношение к нему Андрея Болконского.

Образу царя в романе противостоит образ Кутузова. Толстой строит образ Кутузова так, что уже при появлении в романе, в сцене разговора с царем, он держит серьезнейший экзамен:

« – Ведь мы не на Царицыном лугу, Михаил Ларионович, где не на­чинают парада, пока не придут все полки…

– Потому и не начинаю, государь, – сказал звучным голосом Куту­зов, как бы предупреждая возможность не быть расслышанным, и в лице его ещё раз что-то дрогнуло. – Потому и не начинаю, государь, что мы не на параде и не на Царицыном лугу, – выговорил он ясно и отчетливо».

Так сразу Кутузов показывает величие своей души, что он чув­ствует ответственность за судьбу России, и больше ему уже не нужно доказывать читателю свою доблесть. Своим поведением он демонст­рирует то мужество, какое часто дастся человеку труднее, чем отвага на поле боя. Куда чаше люди, не бледневшие перед лицом неприятеля, не находят в себе силы сохранить стойкость и самостоятельность перед верховной властью.

Писатель рисует человека, чье величие заключается в том, что он способен, игнорируя личное и проникшись целями общей необходи­мости, стать сознательным проводником движения истории. Кутузов намеренно отстраняет от себя все внешнее в сознании своей высокой миссии – спасения России. Из всех персонажей романа автор наделяет его наиболее полным, живым, непосредственным, человеческим ощу­щением бедствий Отечества.

Как и подобает настоящему герою, вину и ответственность за по­следствия огромных событий он берет на себя. У Кутузова в «Войне и мире» единственная цель – изгнать французов из России. И как только армия захватчиков превратилась в толпу, Кутузов счел свою миссию выполненной. Все это было выражением того чувства, которым был охвачен весь русский народ. Личность в истории только тогда что-то может, когда проявляется её единство с народом. Во всяком случае, в России, если вспомнить Дмитрия Донского, Дмитрия Пожар­ского, Александра Суворова, это всегда было так.

Войну 1812 года, как это понимает и показывает в романе Толстой, выиграл не царь, не Кутузов, не полководцы, а народ, руководимый Кутузовым. Он не перехитрил Наполеона, он оказался мудрее этого гениального полководца, потому что лучше понял характер войны, ко­торая не была похожа ни на одну из предыдущих войн. И описание его последних дней, совпадающее с завершением всей «военной» линии сюжета, исключительно важно в книге.

В финале романа звучат торжественно-траурные слова заклю­чительного авторского вердикта: «Представителю русского народа, после того как враг был уничтожен, Россия освобождена и поставлена на высшую степень своей славы, русскому человеку, как русскому, делать больше было нечего». Он выполнил свой долг до конца, этот дряхлый старик с одним глазом. Выполнил, не думая о наградах, – он слишком многое знал о жизни, чтобы желать их. Он совершил свой подвиг. «Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер».

Повествуя о великих событиях Отечественной войны 1812 года, рассуждая об итогах и значении Бородинского сражения, писатель го­ворит, что русский народ одержал здесь нравственную победу. И потому народ достиг своей цели: родная земля была очищена от иноземных захватчиков. Размышляя о войне и мире, об истории Отечества с пози­ции народных интересов, Толстой, мне думается, закономерно приходит к выводу, что только в национальном единстве, единстве свободных и равных людей будущее и слава России.