Летом 2014 года на острове Шумшу по решению губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина начинаются поисковые работы. Этот небольшой курильский остров, отделённый от Камчатки проливом шириной около 11 километров, в августе 1945 года стал ареной ожесточённых боев. Здесь советские десантники отражали танковую контратаку японцев, пытавшихся уничтожить десант. Подбитые японские танки до сих пор остаются на поле боя. И теперь сахалинским поисковикам предстоит выявить незахороненные останки советских и японских военнослужащих, очистить танки от накопившегося в них почвенного слоя и мусора.

К августу 1945 года на Курильских островах японцы имели две пехотные дивизии, отдельную смешанную бригаду, отдельный смешанный полк, танковый полк и большое количество подразделений усиления. Общая численность войск на Курильских островах превышала 80 тыс. человек, из них до 23 тыс. находилось в непосредственной близости от Камчатки – на острове Шумшу и в северной части острова Парамушир.

Наиболее укреплённым был остров Шумшу. Все участки побережья, доступные для высадки с моря, здесь прикрывались дотами и дзотами, связанными между собой подземными ходами и траншеями. В танкодоступных местах были вырыты рвы и сооружены эскарпы (противотанковое земляное заграждение). На всех высотах, как правило, были оборудованы опорные пункты, каждый из которых имел несколько дотов и дзотов. Защиту берега со стороны моря осуществляла полевая артиллерия, заключённая в железобетонные капониры. Основной рубеж обороны, прикрывавший подходы к военно-морской базе Катаока (Байково), проходил в юго-западной части острова.

Шутов П.И.

Шутов П.И.

15 августа Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Маршал Советского Союза Василевский А.М. отдал приказ командующему Тихоокеанским флотом адмиралу Юмашеву И.С. и командующему 2-м Дальневосточным фронтом генералу армии Пуркаеву М.А. подготовить и провести операцию по освобождению северной части Курильской гряды наличными силами, не дожидаясь подкреплений.

Почтарёв Т.А.

Почтарёв Т.А.

К утру 15 августа части 101-й дивизии находились в боевых порядках и были удалены от пунктов посадки на 20-30 км. 16 американских десантных судов и наличные транспорты торгфлота в своём большинстве были загружены и к приёму десанта не готовы. Исходя из этого, командование Камчатского оборонительного района и Петропавловской военно-морской базы попросили Военный совет перенести срок выхода десанта на одни сутки.

За один день был сформирован сводный батальон морской пехоты из моряков Петропавловской военно-морской базы – 783 человека, которых возглавил майор Почтарёв Т.А. В столь же короткий срок создали передовой отряд десанта, куда вошли батальон майора Почтарёва, пулемётная и миномётная роты, роты автоматчиков и противотанковых ружей, рота сапёров, сводная рота пограничников, взвод пеших разведчиков, взвод химической разведки – всего 1363 человека. Командиром отряда назначили лучшего офицера гарнизона – майора Шутова П.И., замполитом – Кота В.А. Позже оба были удостоены звания Героя Советского Союза.

К 20 часам 16 августа 64 вымпела были сосредоточены на рейде Петропавловска-Камчатского, а в 5 часов утра следующего дня отряд вышел к месту назначения. На борту каравана находились 8824 человека, 95 орудий, 123 миномета, 120 тяжелых и 372 лёгких пулемёта.

Вилков Н.А.

Вилков Н.А.

Командующий Камчатским оборонительным районом генерал-майор Гнечко А.Р. основные силы десанта решил высадить в северной части острова Шумшу, на участке берега между мысами Кокутан и Котомари (ныне мысы Курбатова и Почтарёва). Это решение обуславливалось несколькими факторами. Большое скопление кораблей у берегов Шумшу не могло не насторожить японцев, но только не в водах Первого Курильского пролива, где судоходство было активным на протяжении всей войны. Будучи ограниченным в высадочных средствах, штаб десанта рассчитывал на маломерный рыболовецкий флот рыбокомбинатов на юге Камчатки. Большие надежды командующий возлагал на артиллерийскую поддержку десанта огнём 130-мм батареи, расположенной на мысе Лопатка.

Бронебойщики на позициях, о Щумшу

Бронебойщики на позициях, о Щумшу

Переход в 170 миль от Петропавловска-Камчатского к месту высадки удалось совершить скрытно, и 18 августа в 2.15 корабли взяли курс на Первый Курильский пролив. Намеченный для высадки демонстрационный десант в бухту Накагава-Ван (Бабушкина) в юго-восточной части острова не пошёл из-за сильного тумана и опасения разбиться о подводные камни.

В 2.35 945-я батарея береговой обороны ПВМБ с мыса Лопатка начала вести огонь по японским береговым батареям на участке высадки… В 4.30 передовой отряд под командованием майора Шутова П.И. подошёл к берегу и под прикрытием тумана начал высадку десанта в стыке между батареями на мысах Кокутан и Котомари. В 5.05 передовой отряд, не замеченный противником, закончил высадку основных сил и начал продвигаться в направлении высоты 171.

Подбитый японский танк, оставшийся на месте боя

Подбитый японский танк, оставшийся на месте боя

Высадка передового отряда была для противника неожиданной. Это подтверждается тем, что передовые траншеи противником не были заняты, передовой отряд застал японцев спящими в землянках и продвинулся вперёд до 2 км без особого сопротивления. Однако в 5.30 береговые батареи, расположенные на мысах Кокутан и Котомари и на потерпевшем крушение советском танкере «Мариуполь», обнаружили высадку десанта и открыли огонь по десантным судам (ДС) с не высаженной частью передового отряда.

В 6.30 начинает высадку первый эшелон десанта в составе 138-го стрелкового полка со средствами усиления. Японцы фланговым огнём неподавленных береговых батарей на мысах Кокутан и Котомари наносят ему большие потери в личном составе и технике. Два ДС загораются, большинство получают от 5 до 10 прямых попаданий. На двух ДС выбросные трапы заклиниваются, и суда не могут подойти вплотную к берегу. Необстрелянные подразделения 138-го стрелкового полка быстро не освобождают ДС, а скучиваются на бортах, усугубляя количество потерь.

Корабли огневой поддержки десанта (сторожевики «Киров», «Дзержинский» и минный заградитель «Охотск») продолжают вести огонь по действующим батареям противника. Однако он малоэффективен из-за плохой видимости и значительного волнения моря. Видимых с кораблей целей не наблюдали, хотя японцы интенсивно обстреливали ДС у берега и два раза начинали пристрелку по «Кирову». Все орудия противника находились в глубоких капонирах, не видимых с моря. Только в 8.40 «Киров» двумя залпами зажёг танкер «Мариуполь» и батарею на нём. Одновременно с танкером была уничтожена одна батарея на мысе Котомари.

В 09.10 батальон морской пехоты подошёл к склонам высоты 171. В 09.27 противник бросил против десантников до 6 танков. Сразу же после получения донесения о танках «Дзержинский» открыл отсечный огонь, но он был малоэффективен.

К 11.00 передовой отряд Шутова, преодолев сопротивление на берегу и на промежуточных позициях, вышел на северо-западные скаты высоты 171. Встретив сильное сопротивление, он стал закрепляться и готовиться к атаке. К 11.30 на рубеж передового отряда вышел в перемешанных порядках 138-й полк первого эшелона и также приступил к подготовке атаки на высоту 171. Из воспоминаний пулеметчика 9-й роты 3-го батальона 138-го полка Величко П.Ф.:

«При подходе к высоте вокруг нас засвистели пули. Слева по нам застрочил пулемёт, появились убитые и раненые. Мы броском ринулись вперёд и ворвались в траншею, по которой пошли на пулемёт, вскоре он замолчал, оказалось, что он был на дзоте, из которого орудие вело огонь, видимо, по нашим кораблям. Кто-то изловчился и бросил в ствол гранату, орудие замолчало, но внутри находилось много солдат, в его крыше пробили дыру, вылили туда бочку бензина, которую нашли поблизости, и затем бросили туда гранату и ушли в сторону. Через некоторое время раздался огромной силы взрыв, высоко в небо полетели огромные брёвна, а когда мы туда вернулись, там, на открытом месте, на бетонной площадке, стояло огромное орудие с исковерканным затвором, кое-где загнанные в землю кусочки солдатского обмундирования и больше ничего, кроме нескольких обгорелых стреляных орудийных гильз».

Второй эшелон десанта в составе 373-го полка под командованием подполковника Губайдуллина В.Г., произведя высадку на участке первого эшелона и, прикрываясь с направления мыса Котомари, уничтожил отдельные гарнизоны японцев на левом фланге высадки и к 13.00 вышел на юго-восточные скаты высоты 171. В этот кризисный момент, когда части ещё не закрепились и не были полностью приведены в порядок, бой в районе высоты 171 возглавил командир второго эшелона заместитель командира 101-й стрелковой дивизии полковник Артюшин.

В северо-восточной части 165 высоты вражеский одноамбразурный дот сильным огнём препятствовал продвижению наших десантников. В эти решающие минуты боя старшина 1 статьи Вилков Н.А. дважды бросал в амбразуру гранаты, а потом закрыл её своим телом. На мгновение пулемёт умолк, но через считанные секунды, когда тело упало на землю, продолжил стрельбу. После этого 18-летний краснофлотец Ильичёв П.И. бросил в амбразуру дота связку гранат и по примеру Вилкова закрыл её своим телом. Только после этого пулемёт замолчал навсегда.

В 14.00 18 танков противника начинают контратаку из района юго-западных скатов высоты 171. 3 танка продолжали оставаться на южных скатах и вели огонь с места по боевым порядкам моряков и пехоты. Японцам удаётся частично оттеснить передовые части и 2-й батальон 138-го полка и выйти на передний край обороны. Благодаря активным действиям истребителей танков, расчётов ПТР танковая контратака успеха не имела, через боевые порядки пехоты не прошёл ни один танк. Было подбито 17 танков, и только одному удалось уйти на восточные скаты высоты.

На острове Шумшу советским десантникам пришлось сразиться с танкистами 11-го отдельного танкового полка, которым командовал полковник Икеда Суэо. Полк был сформирован в марте 1940 года в Манчжурии. 10 февраля 1944 года императорская ставка приняла решение о передислокации его на Северные Курилы, и в апреле 1944 года полк прибыл на остров Шумшу. Его задачей была оборона юго-западной части острова. В ходе этого боя на северных скатах высот 165 и 171 произошло множество героических эпизодов, когда советские десантники проявили мужество, героизм и самопожертвование, останавливая японские машины ценой своей жизни.

На левом фланге, на просёлочной дороге между высотами 165 (ныне г. Северная) и 171, командир взвода подрывников техник-лейтенант Водынин А.М. связкой гранат попал в передний открытый люк, в котором сидел японский офицер, державший в руках знамя Страны Восходящего солнца, под второй танк бросился с гранатой сам. Старший сержант Иван Кобзарь бросился под танк и подорвал его. Один танк подорвал сержант Степан Рындин. Старшина Петр Бабич уничтожил гранатами танк, был ранен, но выжил. Михаил Власенко из автомата расстрелял экипаж через люк. Пётр Ударцов и старший лейтенант Быкасов Василий подбили по танку. Матрос Агас Аржуманян подбил ещё два, но сам при этом погиб. Краснофлотец Ширяев связкой гранат подорвал головной танк в колонне из 5 машин. Ординарец комиссара сводного батальона морской пехоты Перма А.П. сержант Тюриков В.И., когда в расположение батальона прорвались два танка, один танк подорвал и вынес Перма с поля боя.

Из наградного листа на командира отделения 3-й роты сержанта Багаутдинова Фарита Хаймухаметовича: «Умело руководил своим отделением при штурме высоты 165 м. Когда появились вражеские танки, организовал отражение танковой атаки. Лично подполз к вражескому танку, забросал его гранатами и уничтожил танк вместе с его экипажем. За проявленную мужество и смелость достоин правительственной награды: орден Красной Звезды».

Доблестно сражались бойцы роты ПТР 138-го полка, которой командовал старший лейтенант Дербышев Л.И. В. Черепанов уничтожил два танка и один повредил, а увидев, что повреждённый танк продолжает стрелять, бросился под него с гранатой и уничтожил. Бронебойщики Иван Илларионович и Андрей Шостиков подбили ещё один танк. Сержант К. Султанов при развороте танка вскочил на него и через смотровую щель расстрелял экипаж. Младший сержант Г. Баландин сжёг 2 танка, подорвал третий. Позже, в Катаока, японские морские офицеры просили показать «те ружья, которые подбивают танки с первого выстрела».

По воспоминаниям стрелка 3-го батальона 138-го полка Адышева Г.С., «один танк с разбитой гусеницей боком развернулся в нескольких метрах от меня и других ребят, отбросили люк, и японцы начали из него выпрыгивать, но из 4 человек экипажа никто в живых не остался, мы расстреляли их из автоматов». Противотанковыми гранатами подбили по одному танку командир взвода сапёров 373-го полка лейтенант Самарин и рядовой сапёр Провалихин.

До 18.00 десантные части занимали исходное положение для атаки в районе высоты 171: 138-й полк на северных и северо-западных скатах, батальон морской пехоты на восточных скатах, 373-й полк на юго-восточных скатах. Таким образом, узел сопротивления противника в районе высоты 171 был полуокружён. Отряд огневой поддержки через свои корпосты вел артиллерийский огонь по западным и юго-западным скатам, не допуская подхода резервов. В 18.00 началась атака, и к 20.00 десантники овладели сильным узлом обороны японцев в районе высоты 171 и вышли на её западные скаты.

За день боя 18 августа 1945 г. десантными частями КОР было уничтожено 17 танков, захвачено 139 пленных, 2 знамени, 10 орудий и 5 складов с различным боевым имуществом. Потери частей камчатского оборонительного района в этот день составили 514 человек убито, 716 ранено, 325 пропали без вести. Уничтожено артиллерийским огнём 4 ДС и 6 орудий. Общее число потерь в ходе операции составило 997 человек.

Утром 19 августа в расположении наших войск появились японские парламентёры с письменным сообщением командира 91-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки о получении им приказа из штаба 5-го фронта о прекращении военных действий. Однако, приказа о капитуляции японским войскам отдано не было, и они продолжали оказывать десантникам сопротивление. 20 августа во Втором Курильском проливе огнём артиллерийских батарей были обстреляны наши корабли. 20-21 августа велись переговоры между командиром 91-й пехотной дивизии и представителями советского командования о капитуляции японцев. В 21.40 21 августа генерал Цуцуми Фусаки подписал акт о капитуляции японских войск в северной части Курильских островов.

* * *

В настоящее время на северных склонах горы Северной на месте боя находится 14 боевых машин трёх различных типов (4 средних танка «Чи-Ха», 9 средних танков «Синхото Чи-Ха», 1 лёгкий танк «Ха-Го»). Танки распложены непосредственно в тех местах, где 18 августа 1945 года их застигла граната десантника или пуля, выпущенная из противотанкового ружья. Это позволяет полностью восстановить картину боя.

Большая часть танков представлена полностью (на двух башня сорвана с корпуса, но лежит рядом), часть – только башнями (4 единицы), от одной остался только корпус. Фрагментарность машин объясняется тем, что в послевоенное время дислоцировавшиеся на острове советские воинские части использовали пригодные танки в качестве транспортёров или тягачей, сняв с них башни и вооружение. С остальных танков снимали двигатель и трансмиссию на запчасти, убирая для удобства демонтажа башни и люки.

Место боя с японскими танками является одним из важнейших достопримечательных мест Сахалинской области, сочетающих на ограниченной территории братские могилы и одиночные захоронения советских бойцов, памятники японской военной инженерии, образцы военной техники, фрагменты полевых укреплений советских десантников. Всё это создает объективные предпосылки для создания мемориала поля сражения на острове Шумшу, который станет частью военно-исторического наследия островного региона.

И. Самарин “Провести операцию по освобождению северной части Курильской гряды”, журнал “Родина” №9 2014, с. 46-49 (с сокращениями).