Дважды в истории, русские воины освобождали бол­гарскую землю: в 1877-1878 гг. и в 1944 году. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. была одним из самых значительных событий второй половины XIX в., она оказала огромное влияние на судьбу других бал­канских государств: Румынии, Сербии, Черногории, Бос­нии и Герцеговины.

Героические сражения под Свиштовом, на Шип­ке, за Стара-Загору и за Плевен, беспримерный по дерз­новению зимний переход через горный хребет   Стара-Планина и освобождение Софии, блестящие победы у се­ла Шейново и в ряде других мест навсегда остались в на­шей истории как немеркнущие символы  талантливой русской военной мысли, высокого боевого духа русских солдат-освободителей.

В районе городка Зимница были скрытно сосредоточены тысячи русских солдат и офицеров, именно здесь скрытно русские войска готовились форсировать Дунай. Командовать передовым отрядом было поручено генерал-майору Драгомирову М.И.

Драгомиров Михаил Иванович родился 8 (20) ноября 1830 г. в Черниговской гу­бернии, недалеко от Конотопа, на хуторе, принадлежав­шем его отцу – Ивану Ивановичу Драгомирову. Отец, по­томственный дворянин, в молодости драгунским офице­ром участвовал в Отечественной войне 1812 г. и за­граничных походах 1813-1814 гг. Выйдя в отставку, он занялся сельским хозяйством. Его сын Михаил, успеш­но окончив Конотопское городское училище, поступил в Дворянский полк – учебное заведение для молодых дво­рян, дававшее общее военное образование.

Командир 14-й пехотной дивизии генерал Драгомиров М.И., портрет работы Репина И.Е.

Командир 14-й пехотной дивизии генерал Драгомиров М.И., портрет работы Репина И.Е.

Дворянский полк, переименованный впоследствии в Константиновский кадетский корпус, дал России немало государственных и военных деятелей. Среди них известные военные историки генералы Богдано­вич М.И., Бобровский П.О. и Дубровин Н.Ф., главнокоман­дующий сербской армией в сербо-турецкую войну 1876 г. генерал Черняев М.Г. и другие.

Авторитет и серьёзность Драгомирова проявились во время беспорядков, устроенных воспитанниками Дворянского полка в связи с дурным питанием. Когда в очередной раз к ужину было подано с кашей прогорклое масло, «дворяне» подняли в столовой страшный гвалт, требуя эконома. Вдруг сквозь шум послышался толос фельдфебеля Драгомирова: «Что за безобразие, что за мальчишество, разве это достойно взрослых людей, ведь мы готовимся, не сегодня-завтра, надеть офицерский мундир!» После этих слов он встал и вышел, а вся его рота проследовала за ним (Андреевский Е.К. М. И. «Драгомиров – фельдфебель. (Из воспоминаний)//Русская старина», 1909, №1, с. 97-98).

Скорее всего, такое влияние на других воспитанников объясняется возрастом. Михаил был старше большинства своих товарищей, кроме того, он уже был привычен к жизни вдали от дома. Позже, в эпоху реформ Александра II, когда начнётся преобразование кадетских корпусов, Драгомиров будет предлагать отделение младших возрастов от старших, считая, что совместное обучение вредит и тем, и другим. Видимо, он учитывал тогда собственный опыт обучения в Дворянском полку.

Михаил Драгомиров окончил курс в Дворянском пол­ку «из отличнейших», и имя его было занесено на мра­морную доску. Как один из лучших выпускников, 26 мая 1849 г. Ми­хаил Иванович получил назначение прапорщиком в гвар­дейский Семеновский полк, имевший славные боевые традиции, восходившие еще к петровскому времени. Из­вестен этот полк был и тем, что именно в нем в 1820 г. произошло первое крупное выступление в русской армии против крепостничества.

Бюст генерала Драгомирова М.И. в родном Конотопе, скульптор С. Довгань

Бюст генерала Драгомирова М.И. в родном Конотопе, скульптор С. Довгань

В 1854 г., имея уже чин поручика, 24-летний Драгомиров М.И. поступил в Академию Генерального шта­ба и успешно окончил ее в 1856 г. Снова его фамилия была занесена на мраморную доску, теперь уже академии. Кроме того, Драгомиров был отмечен еще более высокой наградой – золотой медалью, которая давалась в то вре­мя первому по успехам из окончивших академию. Кроме медали, лучший выпускник награждался также произ­водством в следующий чин, и новый, 1857 год Михаил Иванович встретил уже штабс-капитаном.

В 1858 г. молодого способного офицера переводят в гвардей­ский Генеральный штаб. В том же году Генерального штаба штабс-капитан Драгомиров М.И. командируется за границу для усовершенствования в военных знаниях, особенно в тактике, ставшей для молодого офицера глав­ным объектом изучения и разработки. Во время коман­дировки, срок которой был определен в один год, вспых­нула в 1859 г. война между Австрией, с одной сто­роны, и Италией и Францией – с другой. Драгомирову представилась блестящая возможность проверить на практике некоторые свои теоретические выводы, С разре­шения начальства он принял участие в войне в качестве наблюдателя при штабе сардинской армии.

По возвращении в 1859 г. в Россию он опубликовал несколько работ об ав­стро-итало-французской войне. В этих работах Драгомиров, в частности, отметил значение нравственной стороны воспитания войск и даже выдвинул ее на первое место.

В январе 1860 г. Михаила Ивановича назначают адъюнкт-профессором тактики в Военной академии. Пре­подавательская деятельность его в академии совпала по времени с осуществлением коренных реформ в армии, явившихся составной частью буржуазных преобразований в государстве. Отмена крепостной зависимости, судебная и земская реформы сделали неизбежным превращение русской армии в массовую армию буржуазного типа. Этот процесс в основном был завершен к 1 января 1874 г. – дню введения всесословной воинской повинности.

В 60-е годы появляются десятки его работ, опубликован­ных в военных изданиях и обративших внимание спе­циалистов. Лекции, читавшиеся Драгомировым в эти годы в академии, также считались лучшими в стенах этого за­ведения. Драгомиров издает со своими комментариями знаменитую суворовскую «Науку побеждать». Обращение к наследию великого полководца было не случайным.

Со­вершенствование вооружения, а вместе с этим и тактики боя требовало более высокой подготовки от воинов, да­вало больший простор для их самостоятельных инициа­тивных действий. Методы подготовки войск Суворовым, в армии которого, по словам Драгомирова, любой солдат «узнавал и практически и теоретически боевое дело луч­ше, чем теперь его знают в любой европейской армии в мирное время», могли считаться образцом и во второй половине XIX века, конечно, с учетом развития военной теории и техники. Сам же Драгомиров в комментариях к «Науке побеждать» замечает, что «Суворов видоизменял свою систему в зависимости от усовершенствования оружия».

В 1864 г. Драгомиров М.И.производится в пол­ковники и назначается начальником штаба 2-й Гвардей­ской кавалерийской дивизии, а в 1866 г., во время ав­стро-прусской войны, направляется вновь в заграничную командировку военным представителем при прусской армии. Он публикует в «Русском инвалиде» в виде писем ряд очерков с театра военных действий, а по возвраще­нии домой издает книгу об австро-прусской войне 1866 го­да.

В ней Драгомиров очень точно и оригинально объ­ясняет мысль, часто встречающуюся в других его произведениях, о роли человека в военном деле: «Усо­вершенствованное вооружение, хороший план, знание войсками техники дела значат, конечно, очень много, но значат не более, как нули, когда левее их стоит единица; они увеличивают количественное, но не качественное зна­чение ее; сами же по себе ничего не значат. Эта едини­ца в военном деле, как во всем и всегда, человек». Драгоми­ров писал в материалах к «Учебнику тактики»: «Войска должны быть обучаемы в мирное время только тому, что им придется делать на войне».

Возможность осуществить на деле этот принцип Драгомирову М.И. представилась в 1873 г., когда он уже в чине генерал-майора становится командиром 14-й пехотной дивизии. Полки дивизии участвовали в сра­жениях Отечественной войны 1812 г., в том числе в Бородинской битве, в заграничных походах 1813-1814 гг.

Во время Крымской войны, входя в состав гарнизона Севастополя, дивизия сражалась до последнего дня се­вастопольской обороны. За героическую одиннадцатиме­сячную защиту Севастополя, каждый месяц которой при­равнивался к году военной службы, все пехотные полки дивизии: 53-й Волынский, 54-й Минский, 55-й Подольский и 56-й Житомирский – имели почетнейшую в России коллективную боевую награду – Георгиевские знаме­на с надписью «За Севастополь».

Основные мысли, составляющие систему воспитания войск Драгомирова, в популярной форме изложены были в написанной им «Памятной книжке чинов 14-й пехотной дивизии». Применение единых методов воспитания и об­учения войск привело к тому, что весь личный состав твердо усвоил новые тактические принципы, каждый сол­дат и офицер хорошо знал свое место и задачу в боевых условиях.

Приближалось начало русско-турецкой войны. Дивизия Драгоми­рова М.И. стала готовиться к выступлению в поход. Характерно такое распоряжение генерала Драго­мирова от 27 февраля 1877 г.: «Еще раз напоминаю о второй паре сапог. Недостаток их, даже у небольшо­го числа в роте, буду принимать за признак крайнего небрежения со стороны ротного командира относительно людей, его попечению вверенных».

Дивизия Драгомирова получила при­каз о выступлении и 14 (26) апреля покинула Кишинев. Пе­рейдя русско-румынскую границу и переправившись через Прут, уже 26 апреля, несмотря на неблагоприятные погодные условия (шли продолжительные дожди, и реки разлились), вся 14-я дивизия была на правом, румынском берегу Прута.

В конце мая все части дивизии были сосредоточены на левом берегу Дуная и ожидали только команды, чтобы форсировать и эту водную преграду. Солдатам, офицерам и их командиру генералу Драгомирову М.И. предстояло на практике показать, как они подготовлены к непосред­ственным военным действиям. И они это доказали.

За руководство операцией у Зимницы – Систова ге­нерал-майор Драгомиров М.И. был награжден почетным боевым знаком отличия – орденом Георгия III степени. 14-я дивизия Драгомирова, так славно пока­завшая себя в деле 14-15 июня, получила возможность отдохнуть, пока главные силы русской армии перейдут Дунай: 2-я бригада была расположена в Систове, 1-я стоя­ла лагерем в шести верстах от города.

Радушное насе­ление старалось отблагодарить своих освободителей. Ми­хаил Иванович, узнав, что некоторые из военнослужащих не платят за съеденное и выпитое, хотя бы и предло­женное от чистого сердца в благодарность за совершен­ные подвиги, несмотря на присущую ему большую мяг­кость и человечность, издал по дивизии приказ, удивляю­щий своей суровостью: «Предупреждаю, что вперед кто попадется в том, что возьмет что-нибудь даром, будет расстрелян на месте… Умоляю всех беречь нашу добрую славу». Здесь следует отметить, что ни до издания этого приказа, ни тем более после от местных жителей не поступило ни единой жалобы на военнослужащих 14-й ди­визии.

6 (18) июля ча­сти дивизии прибыли в Тырново, где стали нести караульную службу. 2-й бригаде в составе Житомирского и Подоль­ского полков было приказано выступить 10 (22) августа в 4 часа утра в направлении Габрово – Шипка. Меньше чем в двое суток, несмотря на 38-градус­ную жару, бригада прошла по горам около 80 кило­метров. Помощь пришла вовремя…

Драгомиров М.И. добрался до Шипки раньше своих солдат. Менее чем через два часа после этого Михаил Иванович, осматривавший позиции, был тяжело ранен пулей в ногу. Драгомиров М.И. в те­чение нескольких месяцев находился на излечении в госпитале в Кишиневе. Рана была настолько серьезной, что Пирогов Н.И. не исключал одно время даже возмож­ность ампутации ноги. Но умелое лечение и хороший уход помогли генералу подняться с постели.

После ране­ния Михаила Ивановича дивизией командовал генерал-майор Петрушевский, бывший командир 2-й бригады. В августе 1877 г. Дра­гомиров получил чин генерал-лейтенанта.

Потом была суровая зима на Шипке, в которую ди­визия не только оказала новые чудеса героизма, но и отличилась тем, что имела по сравнению с другими ча­стями самое малое число обморозившихся. Драго­миров М.И. всегда заботился, чтобы его солдаты были тепло и удобно одеты и обуты.

Вер­нуться в действующую армию Михаилу Ивановичу не пришлось. Закончив лечение, в начале апреля 1878 г. он был назначен начальником   Академии  Генерального штаба. На этом посту Драгомиров М.И. проработал бо­лее одиннадцати лет.

В 1889 г. его назначили коман­дующим войсками Киевского военного округа. В одном приказе по военному округу, предназначенном для офицеров, Дра­гомиров даже не приказывает, а скорее просит: «Побольше серд­ца, господа, в отношениях особенно к молодому солдату, если хотите, чтобы и его сердце открылось Вам навстре­чу».

Кавалер высшего русского ордена Андрея Первозван­ного, член Государственного совета, генерал-адъютант Драгомиров М.И. был требователен до беспощадности в отношении выполнения воинских   уставов и правил. Но как человек, достигший всеобщего почета и уважения благодаря исключительно своим незаурядным способно­стям и личному мужеству, Михаил Иванович всегда был необычайно чуток к нуждам солдат и унтер-офицеров, «винтиков» огромной военной машины.

В Государственном Историческом музее хранится портрет Михаила Ивановича, написанный великим рус­ским художником Репиным И.Е. в 1889 г. На гене­рал-адъютантском мундире вместо десятков знаков отли­чия, полученных к тому времени Драгомировым, лишь один орден Георгия III степени, заслуженный за пере­праву через Дунай в 1877 г. Интересно, что Илья Ефимович в своих знаменитых «Запорожцах» одного из самых колоритных казаков писал с Драгомирова.

Скончался Михаил Иванович Драгомиров от паралича сердца в Конотопе в ночь с 14 (27) на 15 (28) октября 1905 года.

При написании статьи использованы материалы книги «Герои Шипки», сборник, М., «Молодая гвардия», 1979 г. с. 10-36.