В годы Великой Отечественной войны в Красной армии несли службу ездовые собаки, санитарные собаки, собаки-миноискатели. Но самая тяжелая участь пришлась на долю собак-подрывников

История собак-подрывников в нашей стране началась задолго до Великой Отечественной войны. Автором этой, без сомнения, новаторской идеи стал слушатель курсов военного собаководства Шошин. В 1930 году он предложил использовать собак против танков. Идеей курсанта в Наркомате обороны заинтересовались и «приняли к реализации». В 1931-1932 годах в Ульяновской школе служебного собаководства были проведены первые испытания нового «оружия». Спустя несколько лет, в 1935 году, собаки-истребители танков (официальное советское название) были приняты на вооружение.

Дрессировка «живых мин» происходила так. Собаку не кормили несколько дней и приучали её, что еду можно найти под танком. Далее собаке прикрепляли макет взрывного устройства и обучали залезать под танки уже с ним. Мясо собакам выдавалось из нижнего люка танка. На заключительном этапе собак учили не пугаться движущихся и стреляющих танков. Кроме того, животных натаскивали избегать обстрела танковыми пулемётами. Для этого, в частности, приучали залезать под танк не спереди, а сзади.

Памятник собаки-подрывнику в Волгограде

Памятник собаке-подрывнику в Волгограде

С началом Великой Отечественной войны наличие таких натренированных «истребителей танков» оказалось весьма кстати. Это позволяло хоть как-то компенсировать нехватку противотанковых средств, большая часть которых сгинула в горниле первых катастрофичных месяцев войны.

В боевых условиях собаку держали впроголодь, а в нужный момент укрепляли на ней настоящее взрывное устройство – около 4-5 кг тротила. Непосредственно перед спуском собаки снимали предохранитель и отправляли собаку навстречу вражескому танку. Собака забиралась под танк, срабатывал датчик цели (деревянный штырь длиной около 20 см) и заряд взрывался непосредственно под днищем танка. Вражеский танк получал непоправимые повреждения, но и собака при этом, естественно, погибала.

Собака-подрывник бросается под танк

Собака-подрывник бросается под танк

Собаки-подрывники стали для немцев серьезной проблемой. Ведь танковый пулемёт располагался достаточно высоко, поэтому попасть в бегущую у самой поверхности земли собаку было очень и очень сложно. Поэтом немецкое командование обязало каждого пехотинца пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения на боевых позициях. Охотиться на собак предписывалось даже истребителям люфтваффе! Со временем солдата вермахта стали применять против собак установленные на танках огнемёты. Это оказалось достаточно эффективной мерой, но полной безопасности, конечно же, достичь не удалось.

По данным советских источников, всего в ходе войны собаками-подрывниками было уничтожено около 300 танков противника. «Противотанковые собаки» были задействованы в крупнейших битвах той войны – под Москвой, под Сталинградом и Курском.

Собака-подрывник

Собака-подрывник

Отдельно стоит сказать о первой военной истории советской собаке-диверсанте! Ею стала овчарка Дина, принимавшая участие в «рельсовой войне» в Белоруссии. Осенью 1943 года Дина успешно выполнила боевую задачу: выскочила на рельсы перед приближающимся немецким воинским эшелоном, сбросила вьюк с зарядом, зубами выдернула чеку капсюля-воспламенителя, скатилась с насыпи и умчалась в лес. Дина была уже рядом с минёрами, когда прогремел взрыв, взорвавший эшелон. Были уничтожены 10 вагонов, выведен из строя большой участок железной дороги. За подготовку собаки лейтенант минно-розыскной службы Дина Волкац была награждена орденом Красной Звезды. Эта операция на сегодняшний день является единственным случаем использования собаки-диверсанта в боевых действиях.

После 1943 года использование «четвероногих мин» было свернуто. С одной стороны, уже не было нужды в таком «оружии отчаяния», каким, безусловно, являлись собаки-подрывники. Кризис противотанковых средств в Красной армии был полностью преодолен. Советская индустрия уже не только догнала, но и оставила далеко позади германский военно-промышленный комплекс. Пушек, минометов, мин и прочих «танкоубойных» средств теперь было вполне достаточно.

Кроме того, использование собак-подрывников было делом довольно опасным. Животные часто выходили из-под контроля, стремились вернуться обратно в расположение советских войск, тем самым подвергая опасности жизни бойцов. Собакам, оставшимся в живых к концу Великой Отечественной войны, была оказана честь принять участие в Параде Победы на Красной площади. На этом закончилась история четвероногих «живых мин».

Хотя подготовка таких собак в нашей армии велась вплоть до 1996 года, участия в реальных боевых действиях они уже не принимали…

Свидетельство очевидца

«Двумя днями позже танковой дивизии генерала Неринга повезло меньше. 9-я рота 18-го танкового полка проложила себе путь на северную окраину города Карачев и остановилась на поле. В этот момент танкисты увидели двух бегущих по полю овчарок с «седлами» на спине. «Что это у них на спине?» – в удивлении проговорил радист. «Думаю, что сумки с донесениями. Или это санитарные собаки», – предположил стрелок. Первая собака поднырнула прямо под головной танк – прогремел взрыв. Унтер-офицер Фогель первый понял, что происходит: «Собака! – закричал он. – Собака!» Стрелок выстрелил из своего Р-08, из танка дали автоматную очередь. Животное, словно споткнувшись, перелетело через голову… В советской историографии ничего не пишут об этом дьявольском оружии, но оно существовало и применялось». (Пауль Карель. Гитлер идет на Восток. Книга 1. М., 2009).

Статья В. Ледовского “Четвероногие камикадзе”, журнал “Война и отечество”, №10 2016, с. 16-17.

Животные и насекомые на войне

Но не только собаки помогают солдатам обнаружить мины или какую иную опасность. Еще со времен Первой мировой войны в различных странах использовали в качестве детекторов представителей животного мира. Собаки с их прекрасным нюхом умеют обнаруживать мины. К сожалению, они могут действовать не в любом климате. В жаркой Африке, например, собака долго не выдержит. Поэтому им нашли необычную замену. Там для поиска мин стали тренировать хомяковых крыс! Эти крысы плохо видят, но зато прекрасно (не хуже собак!) чувствуют запахи.

Пойманную крысу начинают обучать с возраста пяти недель. Курс обучения – восемь месяцев. Результат просто превосходный. Использование крыс в несколько раз ускоряет поиск мин. Но самое главное – крыса не пропускает даже самые хитрые мины. Причем замечено интересное отличие крыс от собак. Крыса, найдя мину, не останавливается – продолжает поиск других мин. Она лишь подает проводнику условный знак о том, что вот здесь лежит мина.

Срабатывает то, что крыса стремится «заработать» как можно больше корма, которым она поощряется. Собака же, найдя мину, перестает искать другие мины, ожидая, когда сапер обезвредит ее находку. На это теряется драгоценное время.

Привлекают к «военной службе» и извечного «антипода» собак – кошек. Так, известно, что во время Первой мировой войны британцы и французы держали в окопах кошек, чтобы те заранее предупреждали о газовой атаке. А в годы Второй мировой войны кошек брали на борт подводных лодок как живых детекторов качества воздуха.

Британская армия проводила множество экспериментов с коровами, крысами, мышами, собаками, котами, морскими свинками, блохами и мухами, но наибольшего результата военные достигли в эксперименте со слизнями – у всех других животных во время эксперимента развивалась пневмония. Оказалось, что слизни могут определять одну частицу горчичного газа в 10-12 миллионах частиц воздуха. По их реакции можно было понять наличие газа в воздухе, что давало солдатам достаточно времени для того, чтобы надеть противогазы.

А совсем недавно английская фирма Inscentinel создала «пчелиный детектор» VASOR. Это устройство размером с ручной пылесос предназначено для поиска и обнаружения взрывчатых веществ по запаху. В качестве датчика для обнаружения запахов используются пчелы. Они находятся внутри этого устройства – в шести кассетах по шесть пчел, каждая в своей ячейке.

Насекомых обучают распознавать запах взрывчатки, давая им сладкий сироп в тот момент, когда среди разных ароматов появляется нужный. Постепенно пчелы ассоциируют награду с запахом и реагируют на его появление. У них вырабатывается условный рефлекс: высовывать свои хоботки при обнаружении этого запаха. Обнаружить их реакцию (высунутые хоботки) можно с помощью инфракрасного луча, которым светят на голову насекомого. На этом принципе и построена работа прибора. Пчела высунула хоботок – поступил сигнал на экран прибора. А 36 пчел используются для того, чтобы снизить вероятность ошибки.

От английских исследователей не отстают их американские коллеги. Они натаскивают на обнаружение взрывчатки… моль. Принцип действия создаваемого прибора – такой же, как в «пчелином детекторе». Только по обонянию моль, оказывается, еще чувствительнее пчел и распознает взрывчатку в 99% случаев. А в Израиле создали «мышиный сканер». Внутри аппарата – контейнер с грызунами. Мыши реагируют на запах взрывчатки мгновенно, словно на приближение кошки. Скопом бегут и прячутся в самом укромном уголке, где волей-неволей надавливают на сенсорную «тревожную кнопку». На пульт оператора поступает сигнал… (Ю Гольцов из статьи “Крылатые и хвостатые”, “Военная история”, №12 2016 г., с. 9).

История собаки-связиста

Как-то получилось так, что служба собак-связистов в годы Великой Отечественной войны осталась несколько в тени боевых дел их сородичей, которые искали мины, спасали раненых или подрывали танки. А между тем на фронтах воевало четыре батальона связных собак, не считая отдельных подразделений. Помимо депеш, которых они доставили с 1941 по 1945 год свыше 200 тысяч, псы с телефонными катушками на спине проложили 8000 км телефонной связи. И все это ползком, под огнем врага…

История войны хранит несколько кличек собак, спасавших целые подразделения, – Аста, Фрея, Каштанка, Альма, Тор, Норка. Израненные, истекающие кровью псы умудрялись добираться из окружения, под вражеским огнем, до своих и доставлять необходимые донесения. Сколько их погибло при этом… Этим служебным собакам еще не поставили памятник. И, в отличие от своих сородичей-саперов, они не шли торжественным маршем в 1945 году на Параде Победы на Красной площади. Но для этой самой Победы они, как и люди, не жалели своей собачьей жизни…

Февраль 1944 года, Украина. Стрелковый батальон переправился через Днепр и занял плацдарм у города Никополь. В боевых порядках подразделения находился и связист-вожатый служебной собаки Николай Больгинов со своим Рексом. По опыту форсирования Днепра использование четвероногих связистов было признано очень удачным. Так случилось и в этот раз…

Едва подразделения батальона закончили переправу и окопались, как через десять минут прервалась связь со штабом полка. Началась вражеская артподготовка, а в бинокль были видны готовившиеся к контратаке части противника. Отправлять связистов на левый берег было не на чем – переправочные средства разбило прямыми попаданиями снарядов и мин. Комбат взглянул на Николая:
– Больгинов, вся надежда на твоего пса. Нужно доставить координаты для артиллерии. Иначе без поддержки нас могут сбросить в Днепр.

Офицер-артиллерист протянул бойцу сведения с обозначенными целями. Николай засунул их в непромокаемый портдепешник. Затем он, придерживая пса за ошейник, поспешил к берегу реки. Рекс ступил лапой в воду и удивленно посмотрел на вожатого – февральский Днепр был просто ледяной.
– Выручай, друг! – попросил Николай.

Берег левый, берег правый…

Рекс вошел в воду и, перебирая лапами, поплыл. Сильным течением его стало сносить в сторону, но пес не сдавался. Переплывать такие широкие реки ему еще не доводилось. Пес отчаянно старался, но заветный берег был еще так далек… Тогда он не стал бороться стечением, решив потом преодолеть по суше лишнее расстояние. Однако снесло его так, что он оказался на виду у вражеских позиций…

Немцы увидели Рекса и стали стрелять из пулеметов. Враг понимал, чем грозит ему переправа собаки-связиста на другой берег. Всплески воды накрывали пса с головой. Добравшись до берега и почувствовав под лапами твердую почву, Рекс кинулся в штаб полка.Когда в боевых порядках атакующих фашистов стали рваться снаряды полковой артиллерии и враги отступили, комбат посмотрел на Больгинова:
– Добрался твой пес! Молодец!

Николай подумал: «Хорошо, что Рекса нет рядом! Сейчас немцы обстрел переждут и на нас снова пойдут…»
Он опустил ладонь, проверить в нише окопчика боезапас, как вдруг рука наткнулась на мокрую шерсть.
– Рекс! Откуда ты?

Пес весело замахал мокрым хвостом, радуясь встрече с хозяином. Больгинов стащил шинель и принялся растирать дрожавшего четвероногого друга.

Тут комбат вновь поманил их к себе:
– Так, Больгинов, давай отправляй своего дружка обратно! Пусть подкрепления шлют, пока немцы притихли.

За эти сутки Рекс трижды переправлялся туда и обратно с донесениями через Днепр под вражеским огнем, получив при этом несколько легких ранений. Батальон удержал плацдарм у Никополя и выполнил боевую задачу. А всего за войну на счету Рекса было 1649 доставленных донесений, каждое из которых могло стоить ему жизни.