Браилов

В период русско-турецкой войны 1828-1829 гг., переправившись через Дунай, 3-й корпус двинулся к Карасу. Попутно выделялись отряды для осады крепостей Добруджи, оставленных в тылу (Мачин,Тульча, Гирсово, Кюстенджи). Когда были выделены отряды под крепости, то в главных силах оставалось всего не более 15 тыс. Конечно, нельзя было помышлять со столь незначительными силами двинуться в глубь страны, где на пути вырастали Балканы и крупные силы турок.

Пришлось остановиться и выждать падения сильной крепости Браилова, привлекшей к себе внимание целого корпуса. Крепость Браилов лежала на левом берегу Дуная. Она имела ограду бастионного начертания. Рвы имели каменную одежду. На верках было установлено 278 орудий. Гарнизон крепости состоял из 12 тысяч человек, в том числе много было местных жителей. Части 7-го корпуса сосредоточились к Браилову 9 мая 1828 г. С прибытием осадного парка начали работы. Осаду повели против двух смежных бастионов.

Земляные работы подвигались очень успешно. Уже 26 мая устроено было венчание гласиса (насыпи перед рвом крепости) на атакуемом фронте, но наша артиллерия действовала слабо. По местным условиям нельзя было устроить анфиладные батареи, и пришлось действовать только фронтальным огнем. Чтобы устроить брешь, приступили к минным работам. К 3 июня подкопы были готовы; решено было взорвать горны и одновременно штурмовать крепость.

Для атаки каждой бреши назначалась бригада пехоты с двумя орудиями и ротой пионер. В частном резерве к штурмующим также бригада пехоты; остальные войска составили общий резерв. Одна из мин взорвалась раньше срока и завалила землей соседнюю мину. Вместо двух брешей образовалась одна. Войска тотчас после взрыва бросились на штурм. Правая колонна, уткнувшись в целую стену, тщетно пыталась взобраться на вал. Люди столпились у стены, неся большие потери. Видя замешательство колонны, начальник штаба осадного корпуса генерал Сухозанет приказал правой колонне повернуть к соседней бреши. Обе наши штурмующие колонны и подоспевший резерв столпились пред узкой брешью в крепостной стене. По груде обломков люди бесстрашно карабкались наверх обвала.

Турки встречали храбрецов градом пуль, камней, ручных гранат. Картечь в упор расстреливала штурмующих. Несмотря на адский огонь, наши войска взобрались наверх и схватились в штыки. Однако почти весь гарнизон Браилова стянулся к угрожаемому пункту и заслонил собою зияющую брешь. Видя невозможность прорваться в крепость, начальник осады великий князь Михаил Павлович приказал штурмующим войскам отступить. При штурме 3 июня мы потеряли 92 офицера и 2655 нижних чинов. Мужество русских войск произвело потрясающее впечатление на турок. Через 2 дня после штурма комендант начал переговоры о сдаче. 7 июня крепость сдалась на капитуляцию. 8-тысячному гарнизону разрешено было удалиться в Силистрию.

Падение Браилова послужило как бы сигналом к сдаче целого ряда крепостей в Добрудже. Впечатлительные турецкие гарнизоны были угнетены и считали невозможным сопротивляться за стенами своих крепостей. В течение 2-х недель пали Мачин, Гирсово, Тульча и Кюстенджи. Особенно важное значение для русской армии имела последняя крепость, так как, будучи приморской, она могла служить первой промежуточной базой на береговой коммуникационной линии русской армии. Мало-помалу, с падением крепостей, освобождались войска 3-го и 7-го корпусов и стягивались к Карасу. Но все же раньше конца июня нельзя было помышлять о дальнейшем движении к Балканам. Турки умело воспользовались промедлением русской армии, Шумла и Варна получили сильные гарнизоны и снабжены были запасами.

Продолжительная стоянка в Добрудже весьма неблагоприятно отразилась на санитарном состоянии русской армии. Появились лихорадка и дизентерия. Госпитали и лазареты наполнились больными. Чувствовался сильный недостаток в фураже, вызвавший падеж лошадей и скота. Бездействие изнуряло армию больше, чем тяжкий поход, косило ряды войск сильнее, чем пули и штыки в кровопролитном бою.

Шумла

Движение главных сил из Карасу началось 24 июня. На следующий день наш авангард занял Базарджик. К концу июня в Шумле собралось 40 тысяч отборных турецких сил во главе с Сераскиром Гуссейном-пашой. Конные отряды турок производили поиски на север. Можно было предполагать, что турецкая армия, состоящая, главным образом, из молодых регулярных частей, примет бой в поле. Победа над армией, покинувшей Шумлу, обеспечивала бы дальнейшую операцию на Варну. До 30 июня наши главные силы оставались в Базарджике.

Сюда собралось, за выделением частей для охраны тыла, не более 35 тысяч. Получено было известие, что флот и десант из-под Анапы еще не прибыли к Варне. Не имея осадной артиллерии, оставшейся в Браилове, наши войска не могли тотчас же приступить к осаде крепости. При таких обстоятельствах принято было новое решение: идти к Шумле и выманить в поле армию Гуссейна-паши. Во исполнение этого решения, армия выступила 4 июля из Базарджика и 6-го заняла Енибазар. Отсюда для обеспечения флангов выслали 4,5-тысячный отряд Сухгелена к Варне и 3-тысячный отряд Бенкендорфа в Праводы, важный узел путей к Балканам.

При главных силах находился Государь (Николай I), одушевлявший своим присутствием войска; в полдень 8 июля, при переходе через речку Буланлык, наша армия столкнулась с 15-тысячным турецким отрядом. После упорной стычки, турки в беспорядке бежали в крепость. Наша армия, преследуя бегущих, подошла к Шумле. Сильные укрепления Шумлы прикрывали обширный лагерь армии Гуссейна-паши. Эта армия, напуганная неудачей турецкого авангарда у Баланлыка, не намеревалась оставлять укреплений. Мы оказались, таким образом, под Шумлой в весьма затруднительном положении. Атаковать с 30-ю тысячами крепость, укрывающую 40-тысячную армию, было очень рискованно; для правильной осады у нас совершенно не было средств; блокада с незначительными силами не обещала также успеха.

При таких обстоятельствах в Енибазаре был собран военный совет, который, обсудив положение нашей армии, постановил: главными силами блокировать Шумлу; отдельным отрядом Рота и Меншикова осаждать Силистрию и Варну. В каждой из осажденных крепостей находился гарнизон большей численности, чем осаждающий отряд: в Шумле – 40-тысячная армия Гуссейна блокировалась 30-тысячной русской армией; против 20-тысячного гарнизона Силистрии действовал 10-тысячный отряд генерала Рота; наконец, 10-тысячный гарнизон Варны привлекал к себе 4,5 тысячи Сухтелена, и к нему должен был присоединиться из-под Анапы 3,5-тысячный десант. Не оставалось в районе операции даже незначительного общего резерва. Опасное раздробление сил могло повести к частичному поражению наших отрядов.

Только пассивность врага да выдающиеся качества наших закаленных войск устраняли опасность. Кампания, начатая с недостаточными силами, грозила затянуться. Тревожная и без того политическая обстановка могла измениться для нас к худшему. Центральными пунктами на театре войны в этот период являлась обширная и сильная турецкая крепость Шумла, приютившая за своими верками цвет турецкой армии и привлекшая под свои стены главные силы русских. Под Шумлой можно было ожидать развития важных событий.

8 июля главные силы русской армии приступили к блокаде сильной крепости Шумлы. Укрепления Шумлы расположены были в лощине между скалистыми выступами отрога Малых Балкан. Главный фронт укреплений протяжением больше 5 верст находился между дд. Чингаль и Стража. За этой линией возвышается плато, окаймленное со всех сторон скалистыми обрывами и увенчанное несколькими укреплениями, совершенно недоступными. Плато покрыто было густым лесом, пересеченным в нескольких направлениях дорогами, соединявшими Шумлу с Константинополем. Укрепления Шумлы состояли из главной ограды, из земляных верков и нескольких отдельных редутов, составлявших за главной оградой 2-ю линию обороны.

На командующих высотах у д. Стражи расположено было отдельное укрепление сильной профили – тактический ключ позиции. Все укрепления со свойственным туркам искусством были удачно применены к местности. Чтобы отрезать крепость от внешнего мира, необходимо было обложить Шумлинское плато со всех сторон, заняв линию протяжением до 35 верст. Недостаток сил у осаждающих заставил отказаться от полного обложения Шумлы. Русские ограничились блокадой с восточного фронта, расположивши войска на 10-верстном участке между дд. Стража и Мораш. Постепенно на этой линии осаждающие возвели 27 редутов. Такая блокада, конечно, не достигла цели, так как Шумла сохранила связь со страной, получая все необходимое для заключенной в ней армии. Построивши блокадную линию, наша армия делает попытку прервать сообщение крепости с внешним миром.

15 июля наши войска отбили у турок укрепленную высоту у д. Стражи, командующую над Разградской дорогой. Здесь осаждающие построили редут № 5 и прервали движение турецких транспортов из Разграда в Шумлу.

Теперь внимание осаждающих привлекла д. Киостеш, с захватом которой прервалось сообщение Шумлы на Осман-Базар и Эски-Стамбул. 3 августа отряд генерала Ридигера произвел набег на д. Киостеш и разбил здесь 3-тысячный отряд турок, но при возвращении в укрепленный лагерь наш отряд был окружен в ущелье среди леса огромными силами турок и лишь с большим трудом пробился, потеряв 24 офицера и 450 нижних чинов убитыми и ранеными и одно орудие. После этой неудачи активные действия осаждающего корпуса прекратились.

Турки, убедившись в малочисленности русских войск, сами переходят в наступление. Одна за другой следуют смелые вылазки. В ночь с 14 на 15 августа турки внезапно напали на фланги нашей блокадной линии. Нападение было отражено после упорного боя. На наших сообщениях появилась турецкая конница. 27 августа последовала новая сильная вылазка из крепости. На этот раз турки напали на центр блокадной линии. После энергичного отпора они и на сей раз вынуждены были укрыться за ограду крепости.

Положение русской армии под Шумлой становилось очень тяжелым. Войска были изнурены тяжелыми земляными работами и караульной службой. Ощущался большой недостаток в продовольствии и фураже. Стали развиваться эпидемии; настроение в армии было угнетенное. Отказавшись от дальнейших попыток блокировать Шумлу, граф Витгенштейн стянул войска и ограничился наблюдением за крепостью.

Главнокомандующий уже помышлял отвести армию к Енибазару, но в это время обстановка на театре войны изменилась. В конце августа прибыла к Балканам гвардия. Государь повелел, чтобы она направлена была для осады Варны. Главнокомандующему также было повелено оставить часть сил для наблюдения за Шумлой, а остальными войсками усилить корпус, осаждающий Варну. Витгенштейн остался под Шумлой с небольшими частями 3-го и 7-го корпусов. Турки, несмотря на огромное превосходство в силах, не решались атаковать наш обсервационный отряд.

Таким образом, операции против Шумлы не увенчались успехом, но все же предпринятая блокада, сменившаяся наблюдением, отвлекла главную массу турецких сил от Варны, которая и явилась в первый период войны главным предметом действий для русской армии.

Силистрия

Близость к нашей операционной линии придунайской крепости Силистрии принудила нас, одновременно с движением на юг к Шумле и Варне, отрядить 10-тыс. отряд Рога. В половине сентября отряд ген. Рота сменил 2-й пехотный корпус. Хотя с этого времени мы и получили под Силистрией перевес в силах, но, за неимением осадной артиллерии, должны были ограничиться блокадой. Наконец, в половине октября 1828 г. прибыли осадная артиллерия и часть 3-го корпуса из-под Шумлы. Силы были в сборе, но обстановка для осадных работ стала совершенно неблагоприятной: наступили холода, побили дожди.

Кампания 1829 года открылась операциями под Силистрией. Зима была суровая, весна дождливая. Только в конце апреля установились хорошие погоды; дороги просохли, и можно было двинуть осадные средства и войска к Силистрии. Для осады Силистрии назначены были части 2-го и 3-го корпусов (17 тыс.) под начальством генерала Красовского. Осадный корпус подошел к Силистрии 5 мая. 14 июня ров атакованного фронта был уже в наших руках.

Ночью взорвана была мина под куртиной бастиона; вал осел, и обнажилась внутренность укрепления. Паша, считая дальнейшее сопротивление бесцельным, послал парламентера. 18 июня Силистрия пала. Это был крупный успех, благотворно отразившийся на настроении русской армии. Оставив в Силистрии 8 батальонов и 3 казачьих полка, генерал Красовский с остальными силами двинулся 25 июня к Шумле. Главнокомандующий в донесении Государю по поводу падения Силистрии писал: «Это важное приобретение обеспечивает нам вторую операционную линию и хорошую базу на Дунае».