Приморская крепость Варна имела очень важное значение, как лучший порт на западном побережье Черного моря и в то же время преграждала береговые пути через Балканы к Константинополю. Вместе с Шумлой она составляет вторую оборонительную линию известного четырехугольника Балканских крепостей (Рущук – Силистрия – Шумла – Варна).

Крепость Варна расположена на левом высоком берегу реки Варна-дере, вытекающей из Девнинского озера. На юге от Варны простирается широкой полосой болотистая равнина, проходимая лишь по имеющимся дорогам-дефиле. На севере местность всхолмлена, покрыта садами и виноградниками. Окрестности Варны окружены скалистыми, покрытыми лесами и весьма затруднительными для движения отрогами Балкан. Ядро крепости обнесено было оградой бастионного начертания.

За крепостную ограду в поле вынесено было несколько люнетов, на запад в расстоянии 500 шагов и на север – 1,5 тыс. шагов. Во время осады турки продолжали создавать контрапроши (ров для выхода навстречу осаждающему войску) в виде окопов, ложементов и т. п. Главную ограду окаймлял сухой ров с каменными одеждами. Незначительность морской глубины у берега не позволяла большим кораблям подходить на расстояние пушечного выстрела к крепости. К началу операций под Варной (во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг.) в крепости было 162 орудия. Гарнизон состоял из 10 тысяч.

Комендантом назначен был Юсуф-паша. Оборона Варны облегчалась болотистым лиманом Девно: для осады нужно было иметь 2 самостоятельных отряда на обоих берегах лимана. Сообщение между этими отрядами можно было поддерживать морем или кружными путями (через горы – 35 верст). Восточный и южный фронты крепости, прикрытые морем и болотами, вовсе были недоступны для атаки.

1 июля к Варне подошел отряд генерала Сухтелена, назначенный прикрыть со стороны Варны блокаду Шумлы, и расположился против западного фаса Варны, укрепив занятую позицию 4 редутами. Видя перед собою незначительный отряд русских, турки ежедневно стали производить сильные вылазки и, располагая вдвое превосходными силами, заставили Сухтелена снять блокаду и отойти на несколько верст к д. Дервент-Киой.

В последних числах июля к Варне, наконец, прибыли Анапский отряд князя Меншикова и флот адмирала Грейга. Варненский отряд усилился до 10 тысяч. Командование возложено было на князя Меншикова. 25 июля приступили к обложению крепости с северной стороны. Для прикрытия осадной линии от вылазок из крепости возвели укрепленную позицию из 6 редутов, соединенных траншеями.

Флотилия гребных судов под командой капитана 2-го ранга Мелихова атаковала стоящую на Варненском рейде турецкую флотилию из 13 судов и овладела ею. Вследствие недостатка войск у осаждающего, ограничились обложением Варны с северной стороны. Против южного фронта послали небольшой конный отряд генерала Акинфиева. Этот отряд овладел переправой у Гебеджи, но не мог прервать сообщений Варны, так как за р. Камчик турки собрали значительные силы. В начале августа два больших транспорта с прикрытием из 4 тысяч прорвались в крепость. Для инженерной атаки князь Меншиков избрал часть северного фронта, сильную по профили, но удобную для нас вследствие близости флота. Турки оборонялись весьма активно, но все же к концу августа наши подступы были доведены до 50 шагов от крепостного рва.

Турецкие орудия на атакованном фронте были подбиты; прилегающая часть города разрушена. 28 августа в стенах зияли уже бреши. В этот день под Варну прибыла долгожданная гвардия. Силы осаждающих возросли до 30 тысяч при 112 осадных и 52 судовых орудиях. Теперь силы наши позволяли обложить крепость и с южной стороны. Против южного фронта направлен был 5-тысячный отряд генерала Головина. Он занял высоты к югу от Варны и построил укрепленную позицию, завершив линию обложения. Но положение отряда Головина вскоре стало весьма тяжелым: в тылу у него, в 1,5 переходах от Варны, за р. Камчик, у с. Дервиш-Иован, собрались большие силы турок под начальством великого визиря.

Приходилось опасаться нападения на тыл отряда. Тогда генерал Головин с частью сил занял фланговую позицию на мысе Галата, имея от этой позиции огневую связь с нашим флотом, блокирующим Варну с моря. Для деблокады Варны кроме армии великого визиря послано было из Шумлы 15 тыс. под командой Омера-паши. Этот отряд подошел 14 сентября к Варне и расположился на горе Курт-Тепе в 2 верстах от отряда Головина. Омер-паша получил подкрепление от великого визиря и располагал силами до 30 тыс. при 16 орудиях.

Князь Меншиков, узнав о движении из Шумлы Омера-паши, усилил отряд Головина до 8,5 тысяч. Общее командование на южном фронте было возложено на генерала Бистрома. 3-тысячный отряд Сухозанета двинулся к Гассан-Лару для действия на сообщение Омера-паши с Шумлой. С этой же целью из войск, наблюдавших за Шумлой, был выделен отряд принца Евгения Вюртембергского. В общем под начальством принца Евгения собралось ок. 8,5 тысяч при 42 орудиях.

15 сентября, до прибытия в Гассан-Лар принца Евгения, генерал Сухозанет разбил небольшой турецкий отряд, строивший укрепление у Гассан-Лара, а 16-го произвел лично беглую рекогносцировку турецкого укрепленного лагеря у Курт-Тепе. Генерал Сухозанет вынес впечатление, что турок не более 8 тысяч, что позиция их очень доступна для атаки со стороны Гассан-Лара и что они, видимо, деморализованы. Между тем в этот же день турки яростно атаковали позицию генерала Бистрома и успели прорваться до обоза; сильная вылазка почти одновременно была произведена из крепости. Только благодаря стойкости и отличному мужеству наших войск в обоих местах нападения турок были отражены.

Вечером 16-го в Гассан-Лар прибыл принц Евгений. На следующий день он также произвел лично рекогносцировку, но вынес совершенно иное впечатление и тотчас же написал в Главную Квартиру, что турок много, что позиции их сильны, а подступы к ним неудобны, что путь отступления нашего отряда идет по узким дефиле и крайне неудобен. Однако Главная Квартира уже до получения донесения принца Евгения, учитывая благоприятные данные, сообщенные генералом Сухозанетом, прислала принцу Евгению приказ решительно атаковать турок на Курт-Тепе 18 сентября. В приказе сообщалось, что атака будет поддержана войсками Бистрома.

Осадные работы под Варной, с прибытием всех наших войск, предназначенных для осады, быстро подвигались вперед. Артиллерия пробила в стенах бреши, глыбы земли были взорваны; устроены переходы через рвы. Защитники отчаянно сопротивлялись. Вылазки следовали одна за другой. В наши траншеи непрерывно лился огненный дождь.

Наиболее успешно выдвинулись осадные работы против первого бастиона. Чтобы дать возможность пионерам устроить здесь венчание бреши, решено было штурмовать этот бастион. На штурм вызвали охотников. На рассвете 25 сентября охотники без выстрела ворвались через брешь в бастион и истребили его защитников. Небольшой отряд наших удальцов, увлеченный успехом, ворвался в город, преследуя бегущих турок. В крепости поднялась тревога. Со всех сторон к угрожающему пункту спешили турецкие резервы. Горсть наших храбрецов была быстро уничтожена; первым бастионом снова завладели турки. Хотя штурм 25 сентября, предпринятый частью наших сил, был отбит, но неослабевающая энергия русских и их непосредственная близость так подавляюще действовали на Варненский гарнизон, что дальнейшее сопротивление считалось невозможным. 26 сентября турки предложили начать переговоры о сдаче.

Капитуляция состоялась 29 сентября. 800 человек из состава гарнизона во главе с комендантом сохранили оружие, давши клятву не сражаться в текущей войне, 4 тысячи отпущено безоружными, 6 тысяч остались в плену. На верках взято 178 орудий. За все время осады мы потеряли под Варной 290 офицеров и ок. 3 тыс. нижних чинов.

Взятие Варны было наиболее крупным успешным для нас событием в течение кампании 1828 года. Варна являлась важным промежуточным пунктом на операционной линии к Константинополю и как бы приближала русскую армию к конечной цели. Овладев Варной, мы могли продолжать кампанию, причем очередной задачей являлся переход через Балканы. Однако позднее время года, крайнее изнурение наших войск и, наконец, недостаточная численность армии заставили нас отказаться от немедленного выполнения этой серьезной задачи.