Архив рубрики ‘ Иностранцы

Говорить о польско-русских культурных связях можно только предметно, то есть обращаясь к именам творцов и к упоминанию об их конкретных произведениях, отмечая, с какими именно местами Польши, России или Москвы были связаны те или иные факты. Польско-русские культурные контакты в области музыки, литературы, изобразительного искусства насчитывают не одно столетие, они очень многогранны, а следовательно, интересны.

Есть сведения, что еще с середины XVII века в частных библиотеках москвичей находились польские книги, реже – в оригиналах, чаще – в переводах. Об этом, в частности, и пишет знаток Москвы Н.М. Молева в книге «Древняя быль новых кварталов». Во времена царствования Алексея Михайловича (годы правления: 1645-1676) в кругу читателей того времени были распространены словари, толкующие слова польского языка, а именно: «Славяно-греко-латино-польский словарь» Епифания Славинецкого и «Лексика языков польского и славянского скорого ради изобретения и уразумения».

Читать полностью »

А. Мицкевич в Москве

Обращаясь к рассказу о русско-польских связях в литературной жизни Москвы XIX века, мы, прежде всего, должны упомянуть имя Адама Мицкевича. Великий польский поэт Адам Мицкевич (1798-1855), родившийся в Новогрудке, получивший образование в Вильно, умерший в Константинополе, похороненный поначалу на кладбище Монморанси во Франции и с 1890 года покоящийся в Кракове в склепе кафедрального собора Вавельского замка, рядом с польскими королями, был связан и с Москвой.

Студент Мицкевич за участие в обществах «Филоманов» и «Филаретов» был арестован и выслан из Литвы. Сначала направился с разрешения властей в Одессу, а затем и в Москву. Во время пребывания на юге России поэт посетил Крым, который произвел на него неизгладимое впечатление, нашедшее поэтическое отражение в «Крымских сонетах».

Читать полностью »

Британцы в Москве

Появление британцев в столице Московии отмечается в источниках довольно поздно – в середине XVI в., только после того, как на севере государства высадились члены экспедиции лондонского «Общества купцов-предпринимателей», основанного «для открытия стран, земель, островов, государств и владений неведомых и даже доселе морским путем не посещаемых».

Экспедиция в мае 1553 г. покинула английский порт, и после трудного плавания один из кораблей ее с опытным мореплавателем Ричардом Ченслером во главе попал в устье Северной Двины. Сообщили в Москву, откуда пришло распоряжение немедля представить новоприбывших пред царевы очи, и в январе 1554 г. Ченслер и его спутники прибыли в Москву. «Сама Москва очень велика, – писал он. – Я считаю, что город в целом больше, чем Лондон с предместьями». Это первое впечатление английского путешественника, за которым последовали сотни путевых записок его любознательных соотечественников, посещавших нашу страну в продолжение четырех веков.

Читать полностью »

Французы в Москве

Традиции общения России и Франции в Москве проявлялись в самых разнообразных и ярких формах. В сфере торговли и культуры происходило непрерывное общение: французы открывали в Москве модные лавки, знакомили москвичей с модными танцами, стимулировали интерес к опере и балету. В Москве обосновались целые семьи французов – Готье, Катуар, Арманд, Тастивен. Они породнились с российскими семьями, включались в создание российской культуры и науки.

В это же время российское дворянство начало использовать французский язык для официальной и личной переписки. В Москве стали появляться усадьбы, принадлежащие французам. Так, в Немецкой слободе обширную усадьбу (Малая Почтовая, 6) получил лейб-медик императрицы Елизаветы Петровны, французский врач Ж. Лесток за помощь, оказанную ей в борьбе за престол. Правда, он вскоре был лишен и усадьбы, и всего состояния, за негативные отзывы об императрице-обнаруженные в его переписке. (По другой версии, лекарь был заподозрен в шпионаже в пользу Франции, что и послужило причиной монаршей немилости.)

Читать полностью »

Иностранцы в Москве

Москва славилась своим гостеприимством к иностранцам любого происхождения. Конечно, одни национальные общины интегрировались лучше, чем другие; на католиков смотрели менее благосклонно. Но в целом, русские власти привлекали купцов определенными экономическими привилегиями, что не очень нравилось русским купцам. Эти последние без колебаний жаловались на такие милости, глубоко несправедливые на их взгляд. Например, иностранные негоцианты платили лишь четверть таможенных пошлин при экспорте и три четверти при импорте товаров.

Англичане уже давно пользовались такими милостями – еще с первых коммерческих контактов, завязавшихся между двумя странами в XVI веке, и создания в 1555 году английской торговой компании. Но для царей экономические выгоды стояли на первом месте, и они не соглашались урезать привилегии иностранцев под давлением местных купцов. Екатерина II даже подумывала о том, чтобы распространить их и на другие нации, поскольку хотела расширить торговлю, прежде всего, средиземноморскую, через Черное море.

Читать полностью »


«12