3 декабря 1898 года родился Михаил Кошкин, создавший лучший танк Второй мировой войны. У этого человека была удивительная судьба. В юности он и не помышлял о том, что впоследствии стало главным делом его жизни. Кошкин прожил недолго, успев построить всего один танк, которому отдал все силы и саму жизнь. Его могила не сохранилась, а имя никогда не гремело по всему миру. Зато весь мир знает его танк Т-34 – лучший танк Второй мировой войны.

Михаил Ильич Кошкин родился в крестьянской семье в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии. Земли у семьи было немного, и отец Михаила, Илья Кошкин, занимался промыслами. Мише не было и семи, когда в 1905 году умер отец, надорвавшись на лесозаготовках. Мать осталась с тремя малолетними детьми на руках, и Михаилу пришлось помогать ей зарабатывать на кусок хлеба.

В четырнадцать лет Миша Кошкин уехал на заработки в Москву, став подмастерьем в карамельном цехе кондитерской фабрики, ныне известной как «Красный Октябрь». На фабрике Миша проработал 5 лет, стал мастером. Но «сладкая жизнь» закончилась с началом Первой мировой войны, которая продолжилась Гражданской. Бывший рядовой 58-го пехотного полка примкнул к красным. В рядах Красной Армии Михаил Кошкин воевал под Царицыным,  Архангельском, сражался с армией Врангеля.

Михаил Кошкин, 20-е годы

Михаил Кошкин, 20-е годы

Смелого, инициативного и решительного бойца сделали политработником. После нескольких ранений и перенесённого тифа отправили в Москву, в Коммунистический университет имени Свердлова. В Кошкине рассмотрели перспективного руководителя. В 1924 году выпускнику университета Кошкину поручили руководство… кондитерской фабрикой в Вятке. Там он проработал до 1929 года на различных постах, женился. Михаила Кошкина могла ждать блестящая партийная карьера! Но будущее партийного чиновника, судя по всему, в какой-то момент перестало привлекать Михаила.

Казалось бы, как в судьбе этого человека могли появиться танки? Надо заметить, что до 1929 года в Советском Союзе танковая промышленность являла собой весьма жалкое зрелище. Вернее сказать, её просто не было. Были трофейные машины, доставшиеся от Белой армии. А незначительное собственное производство отставало от лучших мировых образцов на целую вечность… В 1929 году правительство страны постановляет – ситуацию надо менять кардинальным образом. Без современных танков обеспечить безопасность страны нельзя.

Кадры, как известно, решают всё. А при отсутствии таковых их нужно готовить. И партийного работника Михаила Кошкина, по его личному письму к Сергею Мироновичу Кирову с просьбой дать ему возможность получить техническое образование,  отправляют в Ленинградский политехнический институт для обучения на кафедре «Автомобили и тракторы». Будущему инженеру к тому моменту уже исполнился 31 год. Сложно осваивать новое дело практически с нуля, но у Кошкина упрямства и целеустремлённости хватило бы на двоих.

Михаил Ильич Кошкин

Михаил Ильич Кошкин

Теория без практики мертва, и ещё студентом Кошкин работает в конструкторском бюро Ленинградского Кировского завода, изучая модели иностранных танков, закупленные за рубежом. Он вместе с коллегами не только ищет пути совершенствования имеющейся техники, но и вынашивает идеи принципиально нового танка.

После окончания вуза Михаил Кошкин больше двух лет работает в Ленинграде, и его способности начинают раскрываться. Он стремительно проходит путь от рядового конструктора до заместителя начальника КБ. Кошкин участвовал в создании танка Т-29 и опытной модели среднего танка Т-111, за что был удостоен ордена Красной Звезды.

В декабре 1936 года в жизни Михаила Кошкина случился новый крутой поворот – его отправляют в Харьков в качестве начальника танкового КБ завода №183. Назначение Кошкина на должность произошло при достаточно трагических обстоятельствах – прежний глава КБ Афанасий Фирсов и ещё ряд конструкторов попали под дело о вредительстве после того, как выпускаемые заводом танки БТ-7 стали массово выходить из строя.

Довоенные танки производства завода №183

Довоенные танки производства завода №183. Слева направо – А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11, Т-34 образца 1941 года с пушкой Ф-34

Фирсов успел передать дела Кошкину, и потом это обстоятельство станет поводом для очернения имени конструктора. Мол, Т-34 разработал именно Фирсов, а не Кошкин, который-де был «карьеристом и бездарностью».

Михаилу Кошкину действительно приходилось нелегко. Кадровый состав КБ был слаб, а нужно было заниматься не только перспективными разработками, но и текущим серийным производством. Тем не менее, под руководством Кошкина была проведена модернизация танка БТ-7, который был оснащён новым двигателем.

Осенью 1937 года Автобронетанковое управление РККА выдаёт задание Харьковскому заводу на разработку нового колёсно-гусеничного танка. И вот здесь снова возникают домыслы: на заводе, помимо Кошкина, в этот момент работает Адольф Дик. По одной из версий, именно он разработал проект танка под названием А-20, который отвечал требованиям технического задания. Но проект был готов позже запланированных сроков, после чего Дик получил то же обвинение, что и Фирсов, и оказался в тюрьме. Правда, Адольф Яковлевич пережил и Фирсова, и Кошкина, дожив до 1978 года.

Безусловно, Кошкин опирался и на работы Фирсова, и на работы Дика. Как, собственно, и на весь мировой опыт танкостроения. Однако у него было своё видение танка будущего.

После ареста Дика на начальника КБ Кошкина легла дополнительная ответственность. Он понимал, что ошибки ему никто не простит. Но колёсно-гусеничный А-20 конструктора не устраивал. На его взгляд, стремление к колёсной технике, отлично показывающей себя на шоссе, не слишком оправданно в условиях реальной войны. Те же скоростные БТ-7, прекрасно летавшие через овраги, но обладавшие только противопульной бронёй, немцы ехидно называли «быстроходными самоварами».

Танк А-32

Советский танк А-32

Нужна была машина скоростная, с высокой проходимостью, выдерживающая огонь артиллерии и сама обладающая значительной ударной мощью. Михаил Кошкин наряду с колёсно-гусеничной моделью А-20 разрабатывает гусеничную модель А-32. Вместе с Кошкиным работают его единомышленники, которые впоследствии продолжат его дело, – Александр Морозов, Николай Кучеренко и конструктор двигателей Юрий Максарев.

На Высшем военном Совете в Москве, где были представлены проекты и колёсно-гусеничного А-20, и гусеничного А-32, военные были откровенно не в восторге от «самодеятельности» конструкторов. Но в разгар полемики вмешался Сталин – пусть Харьковский завод построит и испытает обе модели. Идеи Кошкина получили право на жизнь.

На испытательном полигоне М.И. Кошкин стоит справа, 1938 г.

На испытательном полигоне М.И. Кошкин стоит справа, 1938 г.

Конструктор торопился, подгоняя других. Он видел – большая война уже на пороге, танк нужен как можно быстрее. Первые образцы танков были готовы и поступили на испытания осенью 1939 года, когда Вторая мировая уже началась. Эксперты признали: и А-20, и А-32 лучше всех моделей, ранее выпускавшихся в СССР. Но окончательного решения принято не было.

Образцы испытывали и в реальных условиях – во время Советско-финской войны 1939-1940 годов. И вот здесь гусеничный вариант Кошкина явно вырвался вперёд. С учётом замечаний танк доработали – нарастили броню до 45 мм, поставили 76-миллиметровую пушку.

Два опытных образца гусеничного танка, получившего официальное название Т-34, были готовы в начале 1940 года. Михаил Кошкин безвылазно пропадал в цехах и на испытаниях. Нужно было как можно скорее добиться начала серийного производства Т-34.

Михаил Ильич Кошкин дело всегда ставил на первое место. Окружающие удивлялись фанатизму Кошкина – у него дома жена (Вера Николаевна), три дочки (Елизавета, Тамара и Татьяна), а он только о танке думает. А конструктор, боровшийся за каждый день, каждый час, сам того не зная, уже вёл войну с фашистами. Не прояви он упорства, рвения, самоотдачи, кто знает, как повернулась бы судьба нашей Родины?

Войсковые испытания танка начались в феврале 1940 года. Но для того, чтобы танк отправили в серийное производство, опытные образцы должны пройти определённое количество километров. Михаил Кошкин принимает решение – Т-34 наберут эти километры, отправившись из Харькова в Москву своим ходом.

В истории отечественного танкостроения этот пробег стал легендой. Накануне Кошкин сильно простудился, а танк – это не лучшее место для больного человека, тем более в условиях зимы. Но отговорить его было невозможно – два танка просёлками и лесом отправились в столицу.

Т-34 1941 года выпуска

Т-34 1941 года выпуска в Бронетанковом музее в Кубинке

Военные говорили: не дойдут, сломаются, придётся гордому Кошкину везти своё детище по железной дороге. 17 марта 1940 года оба танка Т-34 своим ходом прибыли в Москву, в Кремле представ перед глазами высшего советского руководства. Восхищённый Сталин назвал Т-34 «первой ласточкой наших бронетанковых сил».

Кажется, всё, Т-34 получил признание, можно и заняться собственным здоровьем. Тем более что ему это настоятельно посоветовали в Кремле – кашель Кошкина звучал просто ужасно. Однако для серийного производства опытным моделям Т-34 не хватает ещё 3000 километров пробега. И больной конструктор снова лезет в машину, возглавляя колонну, идущую назад, в Харьков. Под Орлом один из танков съезжает в озеро, и конструктор помогает его вытаскивать, стоя в ледяной воде.

Михаил Кошкин выполнил все требования, отделявшие Т-34 от серийного производства, и добился официального решения о запуске танка в «серию». Но по прибытии в Харьков он оказался в больнице – врачи диагностировали у него пневмонию.

Почтовая марка к 100-летию со дня рождения конструктора М.И. Кошкина

Почтовая марка к 100-летию со дня рождения конструктора М.И. Кошкина

Возможно, болезнь отступила бы, но недолеченный Кошкин сбегал на завод, руководя доработкой танка и началом серийного производства. В итоге болезнь обострилась настолько, что спасать конструктора прибыли медики из Москвы. Ему пришлось удалить лёгкое, после чего Кошкина отправили на реабилитационный курс в санаторий. Но было уже поздно – 26 сентября 1940 года Михаила Ильича Кошкина не стало. Весь завод нес цветы своему конструктору, умершему на посту. Его могила была на Первом кладбище Харькова. Она не сохранилась – уничтожена не то бомбами, не то гитлеровцами целенаправленно.

Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника Михаилу Кошкину в селе Брынчаги

Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника Михаилу Кошкину в селе Брынчаги

М.И. Кошкин успел запустить Т-34 в серийное производство. Пройдёт меньше года, и немецкие танкисты в ужасе будут сообщать о невиданном русском танке, сеющем панику в их рядах. Немцы неоднократно пытались скопировать «тридцатьчетверки», но результат их трудов неизменно весил на несколько тонн больше и терял разом все преимущества. Они использовали автоматизированную сварку, которая давала более толстые швы на броневых листах. А харьковские, челябинские и нижнетагильские мастера варили швы вручную…

10 апреля 1942 года конструктору Михаилу Кошкину посмертно была присуждена Сталинская премия за разработку танка Т-34. Полвека спустя, в 1990 году, первый и последний президент СССР Михаил Горбачёв присвоил Михаилу Кошкину звание Героя Социалистического Труда.

При написании статьи использованы материалы С. Богачёва, журнал “Историческая правда”, №12 2018, с. 15-18.