Освободил 270 военнопленных

Мой отец Якуб Ходжаевич Махмудов (1910-1996) родился в Ташкенте. Закончил Ивановский медицинский институт в 1937 году, служил по специальности в армии. Воевал до октября 1941-го, пока в районе Тихоново-Устиново не получил сквозное пулевое ранение живота и попал в госпиталь, который вскоре был захвачен фашистами.

Прошел несколько концлагерей: в Малоярославце, Медине, Юхново, Уничах. В лагере города Клинцы был назначен старшим врачом, кроме него там было еще шесть медиков. Установил связь с партизанскими отрядами имени Жукова и «Вперед».

Якуб Ходжаевич Махмудов

Якуб Ходжаевич Махмудов

По заданию партизан отец освободил более 270 военнопленных (офицеров, политработников, красноармейцев): или приписывая им различные заразные болезни, или под видом умерших их выносили за пределы концлагеря. Потом за ними приходили партизаны и забирали к себе в отряд. 24 сентября 1943-го в числе других заключенных его приговорили к расстрелу, но был организован массовый побег заключенных, и отцу удалось спастись.

После побега переплыли реку Ипоть и встретили советскую часть. Затем попали в контрразведку 48-й армии в районе Кутново. Отец был подвергнут трем спецпроверкам. Прошел их успешно – с декабря 1943 года продолжил служить в Красной армии. Принимал участие в освобождении Бобруйска, Барановичей, Бреста, Польши, взятии Берлина.

После войны Якуб Ходжаевич работал в Институте гематологии и переливания крови. Был «пионером» в заготовке крови в условиях жаркого климата, открыл источник лечебной воды в Ферганской области. Его именем названа одна из улиц в Ташкенте, а на доме, где он жил, имеется мемориальная доска от правительства Узбекистана. Также в музее обороны Ташкента стоит бюст отца скульптора Байматова.

О своем герое рассказал Санат Махмудов.

До Берлина дополз на животе!

Мой дедушка Иван Горбунцов (1925), ученик слесаря-механика Коломенского тепловозостроительного завода, ранним ноябрьским утром 1943 года явился в военкомат. Накануне ему исполнилось 18 лет, и теперь его заявление о зачислении в ряды Красной Армии было принято и рассмотрено положительно. До этого он трижды обращался с просьбой отпустить его на фронт, но всякий раз получал отказ по возрасту.

Иван Горбунцов

Иван Горбунцов

Из родной Коломны, через Нахабино, Ивана отправили в составе отдельной инженерно-саперной бригады на только что образованный 2-й Белорусский фронт, которому на тот момент была поставлена задача форсировать Днепр и продвигаться дальше на запад. Командовал фронтом генерал армии Рокоссовский. Операция по форсированию Днепра была для моего дедушки первой большой проверкой на прочность. Она началась утром 23 декабря с массированной артподготовки.

К тому времени уже в течение 4-х месяцев советские войска готовили плацдармы на правом берегу Днепра, строили плоты, дополнительные укрепления. Сама переправа через Днепр длилась сутки под непрерывным огнем противника. Немцы бомбили и плацдармы, и высоты с противоположного берега, не давая переправляться. Воины, сумевшие преодолеть реку, укреплялись на левом берегу. Технику переправляли на плотах.

В тот день дедушку с обмороженными ногами случайно нашли наши танкисты. Ноги спасали уже в госпитале. За эту военную операцию, завершившуюся освобождением Киева, дедушка получил первую боевую награду.

Вместе с пехотой инженерно-саперная бригада, в которой служил Иван Горбунцов, шла вперед к Победе: разминируя мосты, дома, строя переправы, занимая новые позиции.

Если про пехотинца можно сказать, что он дошел, про летчика – что он долетел, про танкиста – что он доехал, то про себя дедушка говорит, что он дополз на животе до Берлина! Его бригада была всегда впереди, обеспечивая безопасное продвижение войск. Были в дальнейшем и разведвылазки, боевые операции по освобождению городов, 2 ранения, встреча с союзниками.

Но самое главное – Победа! Этот день он помнит до сих пор по минутам. Слезы радости боевых друзей, салют из всех видов орудий, Берлин – развалины рейхстага и развевающееся Знамя. Наш победный красный стяг! Гордость за свой народ, за силу духа и мужество.

О своем герое рассказал Вячеслав Иванович Горбунцов.

Красноармеец-запальщик

Мой дедушка Николай Иванович Несоленый родился в 1919 году на Дальнем Востоке в шахтерском городе Партизанске. В его семье было семеро детей, и прадедушка был старшим. Окончив школу в 1937-м, два года проработал в геологоразведке. В 1939 году Николая призвали на срочную службу в Красную Армию.

Николай Иванович Несоленый

Николай Иванович Несоленый

Войну начал на западной границе, защищал Украину, участвовал в обороне Киева, Москвы и в войне с Японией. Был минером-подрывником или, как тогда говорили, «красноармеец-запалыщик».

29 октября 1941 года, ведя ожесточенные бои, отступали части Красной Армии. В числе последних, ведя подрывные работы на железной дороге между Ясной Поляной и Тулой, отходила рота моего Николая. Ответственность за подрыв железнодорожных мостов на 198-м и 200-м километрах была возложена на Несоленого. Фашистские танки уже вплотную подошли к мостам.

Николай под сильным пулеметным огнем должен был зажечь бикфордов шнур… Где быстрыми перебежками, где ползком, но боец добрался до места, где был заложен заряд, поджег шнур и, прижимаясь к земле, пополз обратно. Но прошла минута, вторая, третья, а взрыва все не было. Между тем фашистские войска подходили все ближе, и уже невозможно было подготовить взрыв повторно.

Приказ командира должен быть выполнен! Секунда на размышление – и Николай бегом бросился к мосту. Подбежав к заряду метров на пять, достал гранату и, выдернув чеку, бросил ее в сторону заряда. Прогремел взрыв! Николая отбросило ударной волной. Очнулся он через несколько минут, по-прежнему строчили пулеметы, но мост, еще недавно возвышавшийся над водой, теперь погрузился в темные воды реки. Путь врагу был отрезан! Николай вернулся в часть и за этот смелый, отважный поступок был представлен к своей первой боевой награде – медали «За отвагу».

О своем герое рассказала Алина Несоленая.

Был тяжело ранен, но остался в строю

Мой отец Николай Ильич Клейменов родился в 1913 году в Орловской области, Корсаковский район, деревня Малиново. Когда началась Великая Отечественная, был призван Щербаковским РВК. Сражался в составе 899-го стрелкового полка 248-й стрелковой дивизии Западного фронта. Был командиром стрелкового отделения. Принимал участие в битве под Москвой, где 9 декабря 1941 года был тяжело ранен, но остался в строю и удержал занимаемый рубеж, отбив атаки противника. Был представлен к ордену Славы III степени.

Николай Ильич Клейменов

Николай Ильич Клейменов

Из воспоминаний отца мы знаем, что ранение он получил под городом Истра, деревня Гряды. Его подобрала местная жительница Анна Гусева. Эта деревня была оставлена нашими войсками, и, рискуя собственной жизнью, Анна укрыла раненого бойца у себя в доме до прихода наших войск. Она скрывала Николая в избе на печи.

Ранение было тяжелое, началась гангрена ноги, медицинской помощи не было. Тогда женщина пошла к немецким студентам-медикам просить у них лекарства, сначала скрывая, для кого. Моему отцу повезло. Студенты-медики дали лекарства, потом пришли в дом, посмотреть, для кого они. Состояние здоровья моего отца было критическое.

Медики осмотрели раненого, перевязали ногу, оставили сигареты, шоколад и ушли. Затем несколько раз приходили поздними вечерами, делали перевязки и оставляли еду. Мой отец с огромной благодарностью вспоминал этих молодых парней. Благодаря им он остался жив. Когда деревня была освобождена, Николая отправили в госпиталь.

О своем герое рассказала Валентина Федосова.

Было тяжело и страшно

Василий Сызранцев родился в 1911 году в деревне Коржевка Бугурусланского района. В войну служил кавалеристом, воевал под Москвой. В 1944-м получил тяжелое ранение ног, лежал в госпитале в Свердловске, но врачи знали, что ранение несовместимо с жизнью. По просьбе бойца его отправили на родину к матери, там он и умер от этих ранений.

Николай Николаевич Сызранцев

Николай Николаевич Сызранцев

Василий еще с фронта писал в деревню своему родному брату – Николаю Николаевичу Сызранцеву (род. 1925), моему деду, что хватит сидеть под «мамкиной юбкой», нужно идти воевать за Родину. Обидно было Николаю читать такие письма, он пошел в военкомат и, приписав себе год, в мае 1943-го попал на фронт. Был воздушным стрелком на штурмовике Ил-2, 593-й полк. Дослужился до старшего сержанта. О войне рассказывать не любит, говорит только: «Было тяжело и страшно».

После войны познакомился с моей будущей бабушкой, Марией Ивановной Сидоренко. В апреле 1943-го ее вывезли в Германию в концлагерь «Темпель», ей тогда было 18. В конце войны, когда немцы в связи с наступлением наших войск перегоняли заключенных ночью через лес в другое место, Мария и еще несколько девчонок решились на побег. Они до смерти забили надзирательницу, которая смотрела за пленными, и сбежали.

Бабушка говорила, что надзирательница была огромная и сильная, а они по 40 кг, но они все равно ее одолели. Вообще, она почти не рассказывала про то время, когда была в лагере. Но одно помню, говорила она, что неважно, какое время года было – зима или лето, но на ногах была такая «обувь» – деревянная дощечка, привязанная тряпкой к ноге…

Низкий поклон всем солдатам, всем людям, которые подарили нам Победу!

О своем герое рассказала Татьяна Толмачева.