1 января 1874 года в царствование Александра II был принят законодательный акт о всеобщей воинской повинности. Вслед за тем военное ведомство, руководимое генерал-адъютантом Д.А. Милютиным, стало усиленно проводить в жизнь новую организацию армии, по особой, широко обдуманной и высочайше одобренной в конце 1873 года программе. Но осуществление всех намеченных мероприятий требовало относительно больших денежных средств, исчисленных тогда в размере 6 млн. рублей ежегодного и 12 млн. рублей единовременного расходов.

Между тем наступившая освободительная война с Турцией, потребовавшая большого напряжения государственных сил, ввиду тяжелых политических условий, внесла неожиданный застой в постепенном планомерном осуществлении обширной программы преобразования армии.

К 1880 году окончательно назрел вопрос о скорейшем усилении численности запаса обученных людей, что было достижимо только при условии дальнейшего сокращения срока действительной службы и соответственном увеличении контингента новобранцев. Примеры этому уже давно имелись налицо на Западе, и хотя это отлично сознавалось Военным министерством, но приходилось считаться с малым культурным развитием населения, что сильно затрудняло обучение.

Результат великих реформ императора Александра II по реорганизации вооруженных сил мог полностью сказаться лишь в последующее царствование.

Новый период жизни нашей армии начался постепенным выполнением программы, в основу которой было поставлено: 1) увеличение численности чинов запаса; 2) увеличение численности армии по штатам военного времени с усилением боевого элемента за счет не боевого; 3) увеличение боевой готовности армии усилением состава войск пограничных округов и улучшением обороноспособности крепостей; 4) улучшение быта военнослужащих.

К концу царствования императора Александра III контингент новобранцев достиг 270 тыс. человек. Численность же запаса, по сравнению с 1881 годом, увеличилась более чем на 160%. Но и такой результат не мог вполне удовлетворить военное ведомство. Одна численность запаса не гарантировала успеха в будущей войне. Вот почему решено было в 1888 г. обратиться к другой стороне дела: к поддержанию в чинах запаса их боевой подготовки, путем привлечения их в учебные сборы.

И.Н. Крамской "Портрет Александра III", 1886 г.

И.Н. Крамской “Портрет Александра III”, 1886 г.

Непрекращавшееся усиление армий наших соседей обязывало военное ведомство принять новые меры по обеспечению России достаточной вооруженной силой в случае большой европейской войны. Таким вспомогательным средством, не требующим дальнейшего сокращения сроков службы под знаменами или увеличения штатов мирного времени, послужило предусмотренное законом 1874 года о воинской повинности государственное ополчение. Решено было придать ему более реальную и прочную организацию, с тем, чтобы в случае необходимости возложить на него всю тыловую службу.

К началу царствования императора Александра III подготовка офицеров была двоякая: меньшая, но лучшая по подготовке часть офицеров получала законченное среднее образование в военно-учебных заведениях; большая же часть производилась из подпрапорщиков (эстандарт-юнкеров, подхорунжих), окончивших юнкерские училища, куда поступали вольноопределяющиеся и нижние чины обязательной службы.

Офицеры, проходившие курс военных гимназий и училищ, получали достаточное общее образование, но, по заявлению строевого начальства, не вполне удовлетворяли требованиям военного воспитания. Поэтому уже в 1881 году было решено возвращение к прежней системе кадетских корпусов, без слияния их с военными училищами, образованными из специальных классов прежних кадетских корпусов. Для придания внутреннему строю корпусов более военного характера, из старших классов были образованы строевые роты и установлены для них 5-6-недельные лагерные сборы. Весь гражданский воспитательский состав был постепенно замещен строевыми офицерами.

Изменение правил приема в корпуса дало к концу 1894 года увеличение казеннокоштных воспитанников в корпусах на 42%, причем число сыновей лиц военного звания достигло 73% общего числа их. В царствование императора Александра II были созданы юнкерские училища, которые, избавив армию от офицеров из выслужившихся нижних чинов и дав ей сначала достаточное число их в количественном отношении, все же не избавили офицерский корпус от двойственности его состава. Поэтому генерал-адъютант Ванновский энергично принялся за дальнейшее расширение военных училищ, создал при некоторых юнкерских училищах особые военно-училищные курсы и озаботился выпуском в армию большого числа офицеров с законченным образованием.

Благодаря этому, число производимых в офицеры, составлявшее в 1881 году ок. 1750 чел. в год, достигло к 1895 г. свыше 2370, причем соотношение лиц, получивших законченное и менее солидное образование, заметно изменилось в пользу первых, т. к. число офицеров из подпрапорщиков пало с 60 до 45%. Дальнейшее расширение военно-научных познаний офицеров достигалось, как и раньше, прохождением курса высших военно-учебных заведений, носивших название «военных академий». Более существенные изменения в учебном строе этих заведений коснулись, главным образом, Академии Генерального штаба.

С целью распространения высшего образования в армии было постановлено в 1893 году, что 2 класса Академии предназначаются для этой цели, а дополнительный курс – специально для подготовки офицеров Генерального штаба. Кроме этого, заслуживает упоминания установление для обучающихся офицеров обязательной выслуги в военном ведомстве по 1,5 года за каждый год пребывания в военных академиях.

К 1881 году вооруженные силы Империи состояли из регулярных и казачьих войск и милиции. Регулярные войска состояли из полевых, резервных, крепостных, местных, запасных и вспомогательного назначения. На военное время должно было призываться еще государственное ополчение и войсковое ополчение казачьих войск.

Для полевых войск содержались уже в мирное время все части и организационные соединения. Пехота состояла из 4-батальонных полков (по 4 роты), кавалерия – из 4-эскадронных (сотенных) полков, пешая артиллерия – из бригад 6-батарейного состава (по 8 орудий), а конная – из отдельных батарей; что же касается инженерных войск, то они состояли из отдельных батальонов и рот.

Пехота и кавалерия были сведены в дивизии или отдельные бригады; инженерные части – в бригады. Высшим соединением были корпуса, числом 19. В состав каждого из них входили 2 – 3 пехотные дивизии с соответствующими по № артиллерийскими бригадами, и в большинстве корпусов было по 1 кавалерийской дивизии с ее артиллерией. Армейские стрелковые бригады и инженерные войска, сведенные в саперные бригады, не были причислены к составу корпусов.

Резервные войска состояли из пехоты и артиллерии; пехота состояла из резервных батальонов 5-ротного состава, причем при мобилизации каждая рота должна была развертываться в батальон. Из полученных таким образом 5 батальонов 4 формировали полк, а 5-й оставался временно на месте для несения внутренней службы. Резервные полки должны были сводиться в пехотные дивизии. Резервная артиллерия состояла из бригад 6-батарейного состава. Каждая батарея должна была развертываться в 4 батареи, в составе 8 орудий каждая. Большая часть этих батарей должна была сводиться в 4-батарейные бригады и придаваться соответствующим пехотным дивизиям. Резервные инженерные части формировались из пятых рот саперных батальонов, удваиваясь в своем составу.

Запасные войска имели нижеследующую организацию. Пехота в мирное время особых кадров не имела, а с объявлением мобилизации должны были формироваться запасные батальоны путем выделения соответствующих кадров из полевых (гвардия, стрелки) и резервных войск, по расчету 1 запасного батальона на пехотный полк и стрелковую бригаду. В переменный состав предназначались ратники ополчения.

Для кавалерии, не имевшей особых резервных частей (их заменяли казаки), содержались запасные эскадроны, по одному на действующий полк, причем гвардейские эскадроны состояли при своих полках, а армейские были сведены в запасные кавалерийские бригады. Запасная пешая артиллерия формировалась одновременно с развертыванием резервной в виде отдельных батарей, а конная имела в виде кадра 2 запасные батареи.

Инженерные войска получали свои запасные батальоны из 5-х рот тех действующих батальонов, которые не формировали при мобилизации резервных инженерных рот. В составе крепостных войск имелся лишь один пехотный батальон на Кавказе. Зато артиллерия была развита в большей мере и содержалась в составе отдельных батальонов и рот.

Весьма значительное развитие получили местные войска, содержавшиеся в виде отдельных батальонов, местных и конвойных команд, число коих достигало почти 700.

Что же касается войск вспомогательного назначения, то они состояли из учебных, дисциплинарных и жандармских частей, а также разных команд при учреждениях и заведениях военного ведомства. Особую категорию составляли войска казачьи и милиция. В 1881 году казачьих войск было десять, а именно: Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Уральское, Оренбургское, Семиреченское, Сибирское, Забайкальское и Амурское. Сверх того содержались еще две казачьи сотни: Иркутская и Красноярская.

Параллельно с реорганизацией пехоты шло и реформирование артиллерии. Так, в 1885 г., с созданием вновь крепостной пехоты из резервных частей, соответствующее число батарей резервной артиллерии было обращено в вылазочные батареи для западно-пограничных крепостей. Оставшиеся же в излишке против этой потребности батареи были обращены в отдельные запасные. В том же году сформированы батареи горной артиллерии, сведенные в 1891 г. в Горный артиллерийский полк. Когда в 1888 году приступили к преобразованию и усилению резервной пехоты, то оказалось необходимым обеспечить ее артиллерией, для чего были сформированы новая артиллерийская бригада и особая кадровая батарея.

Стрелковая бригада в Финляндии была обеспечена особым Финляндским артиллерийским полком 4-батарейного состава. Стрелковые же бригады Европейской России получили по 2 легкие батареи, включенные в состав ближайших по дислокации артиллерийских бригад. Равным образом усилена артиллерия Сибирских и Туркестанского военных округов.

Для использования преимуществ навесного огня в полевой войне были последовательно сформированы с 1889 по 1894 г. мортирные батареи, сведенные по 2 и по 4 в мортирные полки. Наконец, по мере развития строительных работ в крепостях, было увеличиваемо и число батальонов (рот) крепостной артиллерии, а в течение 1892 и 1893 гг. сформированы осадные артиллерийские батальоны.

С целью обеспечения пехоты и артиллерии боевыми припасами с 1886 года содержались слабые кадры летучих артиллерийских парков, по расчету одного на пехотную дивизию, подлежавшие с объявлением мобилизации развертыванию в особые летучие парковые артиллерийские бригады 3-4-паркового состава. Конница и инженерные войска, как менее нуждающиеся в пополнении боевых припасов, особыми парками обеспечены не были, а должны были пополнять расход из ближайших парковых бригад района военных действий. Кроме того, местные артиллерийские склады должны были формировать в военное время по особому расчету второлинейные «подвижные парки».

К 1881 году инженерные войска состояли из саперных (4-ротных), понтонных (2-ротных) и железнодорожных (5-ротных) батальонов (рот), военно-телеграфных и полевых инженерных парков. До 1886 года все эти разнообразные части входили в состав саперных бригад, но затем железнодорожные батальоны были выделены из их состава и образовали особую железнодорожную бригаду, причем в состав их были добавлены 5-е кадровые роты для формирования резервных ж.-д. батальонов. Резервные саперные батальоны должны были формироваться из особых резервных рот, содержавшихся при всех саперных батальонах.

В 1892 году сформированы особые речные минные роты, крепостные телеграфы, воздухоплавательные отделения и военные голубятни. Такие постепенные наслоения потребовали коренного преобразования инженерных войск, которое и последовало в 1894 году. Оно не только увеличило число частей, но и значительно изменило их организацию. В основу последней было положено то главное условие, чтобы на каждый корпус приходилось по саперному батальону такого состава, дабы каждой пехотной дивизии его можно было придать в военное время по 1 саперной роте, имея еще одну роту в запасе, что в надлежащей степени обеспечивало войска средствами для устройства мостов и телеграфных сообщений.

Неурядицы в службе транспортов в русско-турецкую войну 1877-1878 гг. обратили внимание Военного министерства на необходимость обеспечить армию в военное время перевозочными средствами. С этой целью в 1889 году были образованы обозные батальоны 4- и 2-ротного состава.

Тяжелые политические условия, при которых велась война с Турцией, невольно привлекли все внимание на усиление нашей обороноспособности на западной границе, и поэтому организация войск азиатских округов шла все царствование императора Александра III как бы в хвосте. Такое решение совпадало с современной оценкой военного могущества наших азиатских соседей. Тем не менее, при малейшей возможности в смысле свободных денежных средств, и там шло развитие вооруженных сил.

В азиатских округах содержались только батальоны (линейные, резервные и стрелковые), а высшими соединениями являлись отдельные бригады. Конница содержалась в виде казачьих полков и сотен. Артиллерия и инженерные войска были развиты слабо.

Намеченное вслед за окончанием Турецкой войны использование пограничной стражи было осуществлено лишь в 1889 г., когда пограничной страже была придана более прочная строевая организация, а с 1891 года части ее привлекались к ежегодным совместным занятиям с полевыми войсками во время общих и подвижных сборов. Наконец, в 1893 году пограничная стража была преобразована в отдельный корпус с командиром корпуса во главе. Министр финансов, в непосредственном ведении коего оставалась пограничная стража, являлся высшим начальником стражи со званием шефа.

Что же касается государственного ополчения, то для обеспечения более успешного обучения ратников I разряда во время учебных сборов и облегчения формирования ополченских частей были созданы в 1890 году при управлениях уездных воинских начальников небольшие кадры по расчету 2 унтер-офицеров (сверхсрочных) на каждую роту, сотню и батарею. Вместе с тем, ввиду успехов, достигнутых в это царствование при обучении ратников, признано было возможным не ограничиваться формированием отдельных дружин и сотен, а образовать из них высшие соединения до дивизий включительно.

В конечном итоге состав нашей армии по штатам мирного времени к началу 1895 года увеличился по сравнению с 1881 годом на 4,5 тыс. офицеров, 63 тыс. нижних чинов и на 15 тыс. лошадей. При этом вместо 844 строевых нижних чинов, приходившихся на 1 тыс. чел. списочного состава в 1881 году, к 1895 году их оказалось 948 чел. Равным образом увеличилось число строевых частей, и, вместо бывших в 1881 году 1034 батал., 623 эскадр, и сотен и 387 батарей, к 1895 году состояло: батальонов 1194, эскадронов и сотен 688 и батарей 437.

Из очерка Генерального штаба генерал-лейтенанта Н.Н. Янушкевича «Состояние вооружённых сил России со времени введения общеобязательной воинской повинности. Важнейшие реформы в военном деле в царствование императора Александра III», из книги «История русской армии», М., «Эксмо», 2014, с. 700 – 707.